Вопросы юристу


ВС указал судам на предмет доказывания в делах об отказе в переводе работника на вакантную должность

Он заметил, что юридически значимым в таких делах является выяснение причин, по которым работодатель отказывает в этом, связаны ли они с деловыми качествами работника или имеются иные основания и не являлись ли причины отказа фактом проявления дискриминации

ВС указал судам на предмет доказывания в делах об отказе в переводе работника на вакантную должность

В комментарии «АГ» одна из экспертов посчитала, что судам нижестоящих инстанций следовало выяснить, был ли связан отказ в переводе работника на другую должность с его деловыми качествами, затребовав у работодателя доказательства конкретных причин отказа истцу в переводе на другую должность. Вторая обратила внимание, что положения трудового законодательства о запрете отказа в приеме на работу по причинам, не связанным с деловыми качествами работника, и об обязанности работодателя разъяснить конкретную причину отказа в трудоустройстве в полной мере распространяются и на работников, уже состоящих в трудовых отношениях с работодателем и претендующих на занятие вакантной должности в порядке перевода.

Верховый Суд вынес Определение по делу № 5-КГ22-73-К2 от 12 сентября, в котором разъяснил нижестоящим судам, что входит в предмет доказывания по делам об отказе в переводе работника на вакантную должность.

Отказ в переводе на вакантную должность

11 марта 2012 г. Наталья Измайлова устроилась на работу в «Центр развития ребенка детский сад № 1461» на должность кладовщика. Шесть лет спустя она обратилась к работодателю с заявлением о рассмотрении ее кандидатуры на занятие вакантной должности воспитателя. Однако заведующая сообщила о невозможности рассмотрения ее кандидатуры, так как у нее нет соответствующего образования.

23 июня 2018 г. Наталья Измайлова получила диплом о высшем образовании по специальности «Педагогическое образование» с присвоением квалификации «бакалавр», после чего неоднократно обращалась к работодателю с заявлениями о переводе ее на вакантную должность воспитателя в связи с получением высшего профессионального образования и требованием разъяснить ей причины отказа в переводе. В ответах на эти заявления работодатель сообщал о рассмотрении ее кандидатуры в качестве соискателя на вакантную должность воспитателя, а также об отсутствии вакантной должности воспитателя. При этом 24 декабря 2018 г. и 22 января 2019 г. работодатель сообщил о невозможности перевода на должность воспитателя по причине нецелесообразности. В письмах указывалось, что перевод сотрудника на вакантную должность является правом работодателя, который обладает самостоятельностью при принятии кадровых решений.

17 февраля 2021 г. Наталья Измайлова обратилась к работодателю с заявлением, в котором просила принять ее на имеющееся вакантное место педагога дошкольного образования (педагога ИЗО), приложив диплом бакалавра, диплом о профессиональной переподготовке по программе «Преподавание изобразительного (ИЗО) и декоративно-прикладного искусства (ДПИ) в дополнительном и общем образовании с учетом требований ФГТ и ФГОС», приложение к диплому, часть сертификатов о прохождении вебинаров. В ответе от 1 марта работодатель вновь отказал в переводе на вакантное место.

Обоснования отказа нет

Наталья Измайлова обратилась в Черемушкинский районный суд г. Москвы с иском к работодателю о признании незаконным отказа в приеме ее на работу на вакантную должность педагога изобразительного и прикладного искусства, возложении обязанности принять ее на работу и заключить трудовой договор.

Рассмотрев дело, суд пришел к выводу о том, что само по себе обращение с заявлением о переводе не является обстоятельством, обязывающим работодателя заключить трудовой договор и возлагающим на него ответственность за отказ от его заключения, поскольку в силу положений ст. 72 Трудового кодекса перевод на другую работу допускается только по соглашению сторон, которое достигнуто не было. В связи с этим в иске было отказано.

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции, дополнительно сославшись на положения ст. 2, 3 и 64 ТК и отметив, что доказательства, свидетельствующие о допущенной ответчиком в отношении Натальи Измайловой дискриминации, не представлены. Суд апелляционной инстанции указал, что обстоятельства подачи истцом заявлений о переводе не влекут в отношении работодателя обязанности по изменению условий трудового договора, заключенного с истцом, вследствие чего действия работодателя не могут расцениваться как дискриминация по смыслу ст. 3 ТК. Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции признала выводы судов правильными.

Наталья Измайлова обратилась в Верховный Суд. Изучив дело, Суд напомнил, что в п. 10 Постановления
Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» указано, что при рассмотрении споров, связанных с отказом в приеме на работу, необходимо иметь в виду, что труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, то есть без какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. При этом необходимо учитывать, что запрещается отказывать в заключении трудового договора по обстоятельствам, носящим дискриминационный характер.

ВС отметил, что, поскольку действующее законодательство содержит лишь примерный перечень причин, по которым работодатель не вправе отказать в приеме на работу лицу, ищущему работу, вопрос о том, имела ли место дискриминация при отказе в заключении такого договора, решается судом при рассмотрении конкретного дела. Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, такой отказ является обоснованным (абз. 4 и 5 п. 10 Постановления № 2). Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств, личностных качеств работника (абз. 6 п. 10 Постановления № 2).

Верховный Суд обратил внимание, что действующим законодательством запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора, то есть такой отказ, который не основан на деловых качествах работника, а именно способностях работника выполнять определенные трудовые функции с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств. Устанавливая для работников такие гарантии при заключении трудового договора, закон вместе с тем не ограничивает право работодателя самостоятельно и под свою ответственность принимать кадровые решения в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом, а также оптимального согласования интересов работодателя и лица, ищущего работу. При этом отказ в приеме на работу возможен, только если деловые качества, уровень образования и квалификации претендента не соответствуют заявленным работодателем требованиям. На граждан, поступающих на работу, в полной мере распространяются и гарантии защиты от дискриминации в сфере трудовых отношений, установленные ст. 3 ТК.

Суд заметил, что, отказывая, работодатель обязан разъяснить соискателю причину отказа. По письменному требованию кандидата работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме в течение семи рабочих дней.

Приведенные положения трудового законодательства о запрете отказа в приеме на работу по причинам, не связанным с деловыми качествами работника, и об обязанности работодателя разъяснить обратившемуся к нему лицу конкретную причину отказа в трудоустройстве в полной мере распространяются и на работников, уже состоящих в трудовых отношениях с работодателем и претендующих на занятие вакантной должности у данного работодателя в порядке перевода, указал ВС.

Верховный Суд посчитал, что положения норм права о порядке и условиях перевода работника на другую работу в их взаимосвязи с нормативными предписаниями о запрете необоснованного отказа в заключении трудового договора судами первой и апелляционной инстанций применены неправильно. Следовательно, вывод судов о том, что само по себе обращение Натальи Измайловой к работодателю с заявлением о переводе не является обстоятельством, обязывающим работодателя заключить трудовой договор в дальнейшем и возлагающим на работодателя ответственность за отказ от заключения трудового договора, со ссылкой на недостижение между работником и работодателем согласия о переводе нельзя признать правомерным.

Однако, заметил ВС, с учетом исковых требований Натали Измайловой, возражений ответчика относительно иска и норм материального права, регулирующих спорные отношения (ст. 2, 3, 21, 56, 64, 72 ТК), юридически значимым являлось установление обстоятельств, связанных с соблюдением работодателем прав Натальи Измайловой при принятии решения об отказе в переводе ее на вакантную должность педагога, а именно выяснение причин, по которым работодателем принято такое решение, связаны ли эти причины с деловыми качествами Измайловой, или у работодателя имелись иные основания для отказа ей в переводе и не являлись ли причины отказа в переводе фактом проявления работодателем дискриминации.

«Указание суда апелляционной инстанции на отсутствие доказательств, свидетельствующих о допущенной ответчиком в отношении Измайловой Н.А. дискриминации, нельзя признать правомерным, поскольку причины отказа работодателя в переводе ее на вакантную должность судами первой и апелляционной инстанций не устанавливались, соответственно, доводы Измайловой Н.А. о допущенной в отношении нее дискриминации правовой оценки судебных инстанций не получили», – заметил ВС и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Распространение норм ТК на кандидата, который уже состоит в трудовых отношениях с работодателем

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Ирина Язева указала, что в силу ст. 64 ТК РФ запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора, в частности не допускается отказ в приеме на работу по обстоятельствам, не связанным с деловыми качествами работников. В данной норме закона закреплено также право претендента на должность обжаловать отказ в заключении трудового договора в суд. При этом в случае судебного спора бремя доказывания соблюдения норм трудового законодательства, в том числе и законности отказа лицу в приеме на работу, лежит на работодателе – на этот счет ВС неоднократно уже давались разъяснения.

Ирина Язева посчитала, что судам нижестоящих инстанций следовало выяснить, был ли связан отказ в переводе работника на другую должность с его деловыми качествами, затребовав у работодателя доказательства конкретных причин отказа истцу в переводе на другую должность. В случае отсутствия доказательств со стороны ответчика или в случае их неубедительности исковое заявление подлежало удовлетворению. «В то же время, действительно, подача работником заявления о переводе на вакантную должность или подача заявления об устройстве на работу от стороннего кандидата не влечет безусловной обязанности работодателя по изменению условий трудового договора с работником или безусловной обязанности принять на работу любого кандидата соответственно. На мой взгляд, нижестоящие суды именно по этой причине не услышали истца – применили одно положение закона без учета другого», – отметила адвокат.

По словам Ирины Язевой, в настоящий момент нельзя сказать, что истец выиграла суд, так как вполне вероятно, что при новом рассмотрении дела будет установлено, что отказ в приеме на работу все же был связан с деловыми качествами претендента. Таким образом, ВС обратил внимание нижестоящих судов, что при рассмотрении данной категории дел необходимо не только констатировать факт отсутствия безусловной обязанности работодателей принимать на работу любого претендента, но еще и возлагать на работодателя обязанность мотивировать свой отказ в приеме на работу документально, указала она.

Руководитель направления судебной практики Института профессионального кадровика Людмила Лучкина заметила, что Верховный Суд определил важные разъяснения относительно того, когда именно отказ работнику в его просьбе о постоянном переводе на иную должность у данного работодателя будет считаться незаконным. Нижестоящие суды применили в деле достаточно формальный подход при рассмотрении требований работника, который строится на нормах ст. 72 и 72.1 ТК, и исходили из того, что перевод возможен только по соглашению между работником и работодателем, которое должно быть заключено в письменной форме, что привело к неверному определению предмета доказывания по делу.

«Однако такой подход к рассмотрению заявлений работников о переводе связан с потенциальной дискриминацией работника (ст. 3 ТК РФ) и снижением уровня гарантий, предоставляемых работнику, – гарантий, связанных с заключением трудового договора (ст. 64 ТК РФ)», – посчитала Людмила Лучкина. Она добавила, что приведенные положения трудового законодательства о запрете отказа в приеме на работу по причинам, не связанным с деловыми качествами работника, и об обязанности работодателя разъяснить обратившемуся к нему лицу конкретную причину отказа в трудоустройстве в полной мере распространяются и на лиц (работников), уже состоящих в трудовых отношениях с работодателем и претендующих на занятие вакантной должности у данного работодателя в порядке перевода.

Марина Нагорная

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о