Вопросы юристу


ВС: Вина руководителя в банкротстве предприятия не может возлагаться на рядовых сотрудников должника

Как счел Суд, привлекаемый к субсидиарной ответственности руководитель должника не вправе формально ссылаться на делегирование функций двум подчиненным, признанным впоследствии виновными в совершении экологического преступления

ВС: Вина руководителя в банкротстве предприятия не может возлагаться на рядовых сотрудников должника

Большинство экспертов «АГ» назвали важным вывод ВС РФ о том, что руководитель должника в любом случае отвечает за бездействие, выразившееся в неосуществлении контроля за действиями работников. По мнению некоторых из них, выводы Суда развивают позицию о необходимости индивидуального подхода к установлению КДЛ и недопустимости создания такой модели ведения бизнеса, при которой имеются центры прибыли и центры убытков.

30 мая Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС22-2095 по делу № А41-88908/2018, в котором разъяснил нюансы привлечения к субсидиарной ответственности КДЛ, делегировавшего свои полномочия сотрудникам, которые затем были привлечены к уголовной ответственности.

ЗАО «Заготовитель» занималось размещением твердых бытовых отходов на полигоне «Кучино», такая деятельность велась на основании договора аренды, заключенного правопредшественником общества с администрацией г. Балашиха. В определенный момент выяснилось, что «Заготовитель» нарушал условия пользования земельным участком полигона и не выполнял работы по рекультивации земель, в связи с чем арендный договор был расторгнут в судебном порядке (дело № А41-49755/2017).

Кроме того, суд взыскал с ЗАО в пользу администрации Балашихи свыше 6 млрд руб. в качестве компенсации вреда, причиненного окружающей среде в процессе эксплуатации земли полигона, и компенсации вреда, возникшего из-за размещения отходов на земле, не находящейся в аренде (дело № А41-63211/20170. Впоследствии в отношении ЗАО «Заготовитель» было возбуждено дело о банкротстве, администрация Балашихи стала единственным конкурсным кредитором должника.

Далее конкурсный управляющий «Заготовителя» обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника Владимира Володина, а также акционеров Дмитрия Кузовкина и Сергея Левашова. Он указал, что экс-руководитель общества ненадлежащим образом вел, хранил и передал ему документацию должника, а акционеры скрыли полученные должником доходы и влияли на незаконное размещение ТБО на полигоне, что навредило экологии.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что акционерами должника, помимо Левашова и Кузовкина, были три иностранные компании, а реестродержателем – само общество «Заготовитель». Суд первой инстанции отказал в удовлетворении конкурсного заявления, а апелляция и кассация поддержали его определение. Они сочли, что обязанность по передаче документации общества «Заготовитель» конкурсному управляющему не была исполнена Володиным в связи с ее изъятием правоохранительными органами в рамках уголовного дела. При этом отмечалось, что приговором Балашихинского городского суда от 7 июня 2018 г. были установлены два других работника предприятия, виновные в причинении вреда окружающей среде: заместитель генерального директора по экологии и мастер полигона, которые были признаны винновыми в совершении преступления по ч. 2 ст. 247 УК РФ. В отношении же Володина следствие отказалось возбуждать уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ст. 247, 293 и 330 УК РФ. Также суды не признали Кузовкина и Левашова контролирующими должника лицами, ввиду того что им принадлежали миноритарные пакеты акций.

Конкурсный управляющий должника и администрация Балашихи обратились в Верховный Суд с кассационными жалобами. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что руководитель юрлица, в частности, ответственен за нарушение обязанностей по организации системы управления юрлицом, по выбору и контролю за действиями (бездействием) его подчиненных (абз. 1 п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»). Нарушение этих обязанностей в ряде случае может привести к банкротству.

В такой ситуации, заметил ВС, нужно учитывать обстоятельства каждого конкретного случая: в частности, характер и масштаб хозяйственной деятельности подконтрольного юрлица, фактически сложившуюся на предприятии ситуацию, от которых зависит круг непосредственных обязанностей руководителя; роль директора в управлении юрлицом.

В рассматриваемом споре руководитель должника не мог не знать о нарушениях при размещении ТБО на полигоне. Соответственно, он не вправе формально ссылаться на то, что делегировал функции по определению мест размещения отходов двум подчиненным, которые в итоге были признаны виновными в совершении экологического преступления. В любом случае руководитель отвечает за бездействие, выразившееся в неосуществлении контроля за действиями работников фирмы. Сам по себе факт непривлечения Владимира Володина к уголовной ответственности не свидетельствует об отсутствии состава гражданского правонарушения, а постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении этого гражданина не образует преюдицию для арбитражного суда, заключил ВС.

«Судами не исследованы вопросы о том, был бы причинен вред окружающей среде и, как следствие, наступило бы объективное банкротство общества “Заготовитель” при построении Владимиром Володиным надлежащей системы контроля, соответствующей обычной деловой практике. Более того, лицам, контролирующим общество “Заготовитель”, вменялись создание и поддержание механизма, направленного на сокрытие реальной выручки от размещения отходов. Как полагал управляющий, сданная обществом “Заготовитель” бухгалтерская отчетность являлась явно недостоверной: в ней не отражен реальный оборот денежных средств, возникший в связи с эксплуатацией мусорного полигона», – отмечено в определении.

Верховный Суд также прислушался к доводам конкурсного управляющего о том, что отсутствие должного учета доходов стало необходимой причиной банкротства общества «Заготовитель». При этом, как пояснил Суд, масштабы деятельности по размещению ТБО на полигоне были установлены в делах № А41-49755/2017 и № А41-63211/2017. Сведения о судьбе доходов, полученных при эксплуатации полигона, КДЛ не были раскрыты, в процедуре конкурсного производства имущество должника не было выявлено, но нижестоящие суды не проверили такие доводы кассатора.

ВС добавил, что владельцы акций определяются на основании реестра акционеров, а не реестра юрлиц. «Разрешая спор, суды не выяснили, был ли реестр акционеров общества “Заготовитель” передан регистратору, где находится этот реестр в настоящее время, изымался ли он правоохранительными органами; не установили лиц, являвшихся акционерами общества “Заготовитель”; не проверили доводы относительно того, что иностранные компании, упомянутые в реестре юридических лиц в качестве акционеров, таковыми не могли являться в принципе, поскольку не значатся в торговом реестре Республики Сейшелы. До установления указанных обстоятельств вывод судов о миноритарном характере участия Дмитрия Кузовкина и Сергея Левашова в обществе “Заготовитель” является преждевременным», – подчеркнул Верховный Суд, вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Юрист BGP Litigation Виктория Богачёва полагает, что ВС сделал важный вывод о том, что руководителя должника можно привлечь к ответственности, даже если он делегировал часть своих обязанностей другому лицу. «В рассматриваемом деле допущенные нарушения были настолько масштабными и серьезными, что директор не мог о них не знать. И потом он не мог формально ссылаться на то, что делегировал свои функции другим работникам. Также не имел преюдициального значения для дела тот факт, что в рамках уголовного дела следователь отказался привлекать директора в качестве обвиняемого», – заметила она.

Старший юрист практики банкротства и реструктуризации Savina Legal Александра Алфимова обратила внимание на указание Суда на то, что субсидиарная и уголовная ответственность имеют разную природу, а делегирование директором функций не снимает с него обязанности по контролю за деятельностью общества, тем более в ситуации очевидного размещения огромного количества отходов не только на арендуемом должником участке, но и на соседнем. «Другая проблема, затронутая Судом, касается определения доли акционеров в ситуации, когда реестр акционеров в нарушение закона ведется самим обществом. В таком случае в качестве мажоритариев могут быть указаны несуществующие офшоры, для того чтобы доля реальных акционеров была минимальна и не позволяла говорить о контроле», – пояснила она.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Осипов и Соболев» Дмитрий Салмаксов пояснил, что схема, когда фактический руководитель компании делегирует полномочия на управление менеджменту среднего звена, встречается достаточно часто. «И, как правило, фактический руководитель использует такую схему в целях ухода от ответственности, заявляя, что формально деятельность компании определялась не им, а наделенными специальными полномочиями лицами. В рассматриваемом деле ВС РФ продолжает развитие практики, по которой к субсидиарной ответственности должны привлекаться лица, фактически управляющие деятельностью должника, а не лица, формально наделенные полномочиями на такое управление», – заметил он.

По мнению эксперта, основополагающий вывод ВС РФ состоит в том, что руководитель в любом случае отвечает за бездействие, выразившееся в неосуществлении контроля за действиями работников. «Значит, можно говорить о том, что закрыта еще одна “лазейка” для ухода от субсидиарной ответственности. Кроме того, ВС вновь указал на недопустимость создания такой модели ведения бизнеса, при которой имеются центры прибыли и центры убытков. Подобная модель не может быть создана без прямого участия руководителя, а следовательно, именно он должен нести ответственность за причины банкротства компании», – заключил Дмитрий Салмаксов. 

Советник юридической компании РКТ Иван Стасюк назвал дело достаточно редким примером того, что контролирующие лица могут отвечать не только за вывод активов, но и за явно неразумную организацию работы компании, повлекшую взыскание убытков. «Иными словами, речь идет о неразумных действиях (граничащих с недобросовестностью). Определение ВС РФ любопытно несколькими обстоятельствами. Во-первых, Суд отверг тот факт, что отказ в привлечении к уголовной ответственности исключает гражданскую ответственность: то, что директор не был привлечен к ответственности за ущерб окружающей среде, не означает, что он не может быть подвергнут менее строгой ответственности», – указал он.

Во-вторых, по словам эксперта, интересна мотивировка относительно возможно привлечения к ответственности миноритарных акционеров. «Как можно понять из определения, реестр акционеров не был передан реестродержателю, а мажоритарными акционерами значились фиктивные (несуществующие) компании. В этих условиях судам надлежит выяснить, кто же действительно контролировал общество. Не исключено, что акционер может фактически управлять компанией, формально имея незначительный пакет акций», – предположил Иван Стасюк.

Адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры» Любовь Хохлова полагает, что определение продолжает сформировавшийся тренд последних лет об индивидуальном подходе к установлению контролирующих должника лиц, а также более глубоком исследовании влияния субсидиарных ответчиков на состояние должника. «ВС по-прежнему обращает внимание на необходимость установления системы ведения бизнеса должника, масштабов негативных последствий, влияния ответчиков (существенное/несущественное), извлечения или отсутствия выгоды лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Такой подход к рассмотрению спора является эффективным и целесообразным и даже в какой-то степени выгодным как с точки зрения защиты прав конкурсных кредиторов, так и с точки зрения защиты контролирующих должника лиц», – убеждена она. 

Как заметил арбитражный управляющий Союза АУ «Созидание» Сергей Домнин, несмотря на то, что Экономколлегия еще раз подчеркнула необходимость индивидуального рассмотрения каждого конкретного случая и эпизода, вменяемого КДЛ, она обратила внимание и на то, что судам не следует за такими частностями нивелировать абстрактные разъяснения норм как банкротного, так и корпоративного права, применимых к определению стандартов поведения руководителя юридического лица. «При этом достаточно важным является вывод ВС о том, что вина руководителя в несоблюдении таких стандартов не может перекладываться на рядовых сотрудников с целью избежать привлечения к субсидиарной ответственности», – заметил он.

Эксперта удивило то обстоятельство, что нижестоящими судами был полностью проигнорирован довод управляющего о существовании системы сокрытия реального объема доходов должника, что, безусловно, влечет невозможность рассчитаться с кредиторами в большем объеме и позволяет в данном случае констатировать факт причинения руководителем юрлица убытков самому обществу, что также является основанием для привлечения его к ответственности.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о