Вопросы юристу


ВС отменил приговор военному, который представил подложный диплом об образовании

Суд указал на отсутствие выводов о том, что осужденный не имел намерения исполнять и фактически не исполнял обязанности военной службы, желая незаконно получать денежное довольствие

ВС отменил приговор военному, который представил подложный диплом об образовании

Защитник по назначению в кассационной инстанции отметила, что осужденный уже отбыл наказание, испытательный срок истек и во время рассмотрения дела в вышестоящих инстанциях с него взыскивали деньги в счет погашения исковых требований.

Верховный Суд вынес Определение по делу № 224-УД22-15-К10, которым отменил приговор военному, осужденному за представление подложного документа, на основании которого ему выплачивались вознаграждение и компенсация, по ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 159.2 УК.

Вынесение приговора

По мнению следствия, Андрей Лаптев, желая получить воинское звание мичмана, представил командованию воинской части рапорт о назначении его на должность старшины команды с присвоением воинского звания и подложный диплом Московского автомобильно-дорожного колледжа им. А.А. Николаева, в соответствии с которым он якобы имел среднее профессиональное образование. 12 августа 2013 г. ему было присвоено воинское звание. 20 августа 2020 г. Андрей Лаптев явился с повинной и рассказал, что купил диплом.

За период с 12 августа 2013 г. по 10 августа 2020 г. ему перечислили более 323 тыс. руб. в качестве денежного довольствия, дополнительных выплат и денежной компенсации за дополнительные сутки отдыха. С учетом воинского звания с 21 сентября 2016 г. по 26 декабря 2019 г. ему начислили и выплатили компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений на сумму 533 тыс. руб. В связи с этим следствие посчитало, что его действия квалифицируются по ч. 3 ст. 159 «Мошенничество» и ч. 3 ст. 159.2 «Мошенничество при получении выплат» УК РФ.

В ходе рассмотрения дела Севастопольским гарнизонным военным судом Андрей Лаптев частично признал вину, пояснив, что купил диплом в целях продвижения по службе. Он рассказал, что плохо себя чувствовал, когда пришел с явкой с повинной и когда давал показания на стадии предварительного следствия, и потому сказанное им тогда не может быть доказательством. При этом он посчитал, что его действия подлежат квалификации по ч. 3 ст. 327 «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков» УК. Свидетель С. в заседании указал, что подлинность диплома никто не проверял.

Защитник подсудимого по назначению, адвокат АП Севастополя Виталий Лапиков (в наст. момент статус прекращен. – Прим. ред.) указывал, что у подсудимого не было умысла на получение денег в большем объеме в связи с присвоением воинского звания. Однако суд посчитал эти доводы несостоятельными, поскольку Лаптев знал, что денежное довольствие будет больше. Он также назвал защитной позицией доводы о плохом самочувствии подсудимого при даче им показаний.

В итоге суд признал Андрея Лаптева виновным по ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 159.2 УК, учел, что тот многократно поощрялся командованием, имеет ведомственные награды, является ветераном боевых действий, и приговорил к лишению свободы на два года условно. При этом военный прокурор предъявил гражданский иск о возмещении имущественного ущерба на сумму более 856 тыс. руб., который суд также удовлетворил.

Апелляционное обжалование

Защита Андрея Лаптева обратилась в Южный окружной военный суд с апелляционной жалобой. Адвокат Виталий Лапиков отметил, что в уголовном деле отсутствуют доказательства обращения доверителя с рапортом о назначении его на вышестоящую воинскую должность, а также доказательства наличия корыстного умысла. При этом он обратил внимание на то, что квалификация содеянного поставлена в зависимость от бездействия воинских должностных лиц, которые не проверили достоверность представленного диплома. Также защитник посчитал, что размер материального ущерба, причиненного преступлениями, следовало определить в соответствии с положениями ст. 7 Закона о материальной ответственности военнослужащих, т.е. в рамках административного расследования, с учетом вины иных должностных лиц, не проверивших достоверность диплома.

В судебном заседании Андрей Лаптев дополнительно пояснил, что командованием отменен приказ о присвоении ему воинского звания и принято решение о его досрочном увольнении, тем самым он понес наказание, что исключает возможность его повторного привлечения к ответственности. Он также представил документы жилищного органа Минобороны о признании его нуждающимся в служебном жилье и документы, характеризующие его личность и свидетельствующие о болезни ребенка.

Тем не менее апелляция сочла приговор законным. По мнению суда, в приговоре убедительно мотивировано, почему признательные показания Лаптева наряду с другими доказательствами положены в основу приговора, а показания осужденного об отсутствии у него корыстного умысла отвергнуты. Отсутствие в материалах дела рапорта о назначении на должность не влияет на доказанность вины осужденного, посчитал суд: факт обращения в 2013 г. с рапортом подтвержден исследованными доказательствами, в том числе признательными показаниями Андрея Лаптева.

«Наличие у Лаптева права на получение денежной компенсации за наем жилого помещения, но в меньшем размере, чем установлено законом для военнослужащих в воинском звании мичмана, не оспаривается, поэтому, с учетом доказанности незаконного присвоения осужденному данного воинского звания, представленная им копия решения жилищного органа не влияет на законность и обоснованность постановленного приговора», – отметил апелляционный суд.

Апелляция посчитала, что иные доводы жалобы сводятся к переоценке выводов суда первой инстанции, основаны на неправильной оценке обстоятельства дела и неверной трактовке норм материального права. Довод защитника о том, что размер материального ущерба, причиненного преступлениями, следовало определить в соответствии с положениями ст. 7 Закона о материальной ответственности военнослужащих, несостоятелен, так как согласно п. 2 ст. 7 закона проведение административного расследования не требуется, если причины ущерба, его размер и виновные лица установлены в ходе предварительного расследования.

Южный окружной военный суд также указал, что имущественный вред потерпевшему причинен умышленными противоправными действиями осужденного, а потому утверждение защитника о виновности наряду с Андреем Лаптевым иных лиц ошибочно. Заявление осужденного о том, что он дважды понес наказание, основано на неверной трактовке норм материального права, поскольку привлечение к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159.2 УК не противоречит ч. 1 ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК. Таким образом, апелляционная жалоба осталась без удовлетворения, а приговор вступил в силу.

Кассация также не нашла оснований изменить приговор, в отличие от ВС РФ

В жалобе в Кассационный военный суд адвокат Виталий Лапиков кроме прочего отметил, что действия осужденного не могут быть квалифицированы как мошенничество, поскольку в них отсутствует умысел на хищение денежных средств, его действия подлежат квалификации по ч. 3 ст. 327 УК. Однако кассация посчитала, что совокупность доводов защитника сводится к мнению о необходимости переоценки собранных по делу доказательств, оснований для чего суд не усмотрел. Не нашла кассация и оснований для переквалификации действий Лаптева на ч. 3 ст. 327 УК и прекращения уголовного дела в связи с истечением срока давности.

Андрей Лаптев подал жалобу в Верховный Суд. Он попросил отменить решения судов и прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления. Осужденный указал на отсутствие умысла на завладение мошенническим путем деньгами, поскольку он добросовестно исполнял все обязанности, возложенные на него занимаемой должностью и в связи с присвоенным воинским званием.

Также Андрей Лаптев отметил, что в материалах дела нет доказательств его обращения к командованию с рапортом о назначении на должность старшины команды и присвоении ему воинского звания мичмана, а вывод суда о том, что он обращался с таким рапортом, является предположением, что в силу требований ч. 4 ст. 14 и ст. 302 УПК недопустимо. Не имеется в деле и документов, послуживших основанием для присвоения ему воинского звания мичмана.

Осужденный вновь указал, что во время дачи показаний в ходе предварительного расследования плохо себя чувствовал, однако это не нашло отражения в протоколах допроса. Андрей Лаптев заметил, что его лишили воинского звания мичмана до вынесения приговора по делу, а потому он уже понес наказание за использование подложного диплома об образовании. Он добавил, что не согласен с показаниями одного из свидетелей, который его оговорил в связи с личной заинтересованностью в исходе дела, и с решением суда по гражданскому иску о взыскании денежных средств, поскольку ущерб потерпевшему он не причинял.

В Верховном Суде прокурор полагал, что жалобу необходимо удовлетворить, а дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Изучив материалы дела, ВС заметил, что суды оставили без внимания положения законодательства, вытекающие из ст. 37 Конституции и ч. 3 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих, о праве военнослужащего на вознаграждение за воинский труд и получение денежной компенсация за наем (поднаем) жилых помещений, а сформулированные судами выводы о корыстной направленности умысла Андрея Лаптева на хищение такого вознаграждения и получение компенсации за наем (поднаем) жилья в большем размере не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Верховный Суд сослался на п. 1 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих, согласно которому право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы, а также на ч. 3 ст. 15 того же закона (в редакции, действующей на момент инкриминируемого Андрею Лаптеву деяния), согласно которой военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, не обеспеченным служебным жильем по месту службы, выплачивается компенсация в порядке и размерах, определенных Правительством РФ.

Согласно Закону о денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат денежное довольствие военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, является основным средством их материального обеспечения и стимулирования исполнения обязанностей военной службы. Денежное довольствие состоит из месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием и месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью, которые составляют оклад месячного денежного содержания военнослужащего, и из ежемесячных и иных дополнительных выплат. Таким образом, отметил Верховный Суд, денежное довольствие выплачивается военнослужащим в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности по заранее установленным нормативам с учетом содержания и характера обязанностей военной службы, а также условий их исполнения. Получение военнослужащим денежного довольствия, неотъемлемой частью которого является оклад месячного денежного содержания, включающий в себя и оклад по воинскому званию, является формой реализации военнослужащим закрепленного в ст. 37 Конституции права каждого гражданина получать вознаграждение за труд.

Однако, заметил ВС, постановленные по делу приговор и последующие решения судов не содержат выводов, что Андрей Лаптев не имел намерения исполнять и фактически не исполнял обязанности военной службы, желая незаконно получать денежное довольствие именно в виде разницы между окладом по воинскому званию мичмана и окладом по воинскому званию старшего матроса, как и доводов о том, что, представляя летом 2013 г. подложный диплом, Лаптев намеревался с сентября 2016 г. получать денежную компенсацию за наем жилого помещения. Напротив, установлено, что Андрей Лаптев, проходя военную службу по контракту на различных воинских должностях, добросовестно исполнял обязанности военнослужащего, за что многократно поощрялся командованием, имеет ведомственные награды, является ветераном боевых действий, в установленном порядке с 21 сентября 2016 г. был признан нуждающимся в обеспечении служебным жилым помещением с составом семьи в три человека, в связи с чем обратился с рапортом к командованию о выплате причитающейся ему по закону денежной компенсации за наем жилья, от решения которого данная выплата и зависела.

ВС признал необоснованными выводы о доказанности корыстного умысла Лаптева на получение разницы между окладом по воинскому званию мичмана и окладом по воинскому званию старшего матроса, сформированного у него в период с 1 июня по 31 июля 2013 г., и разницы между величинами денежной компенсации за наем (поднаем) жилья, установленной для мичманов и для старшего матроса, сформированного у него по состоянию на 26 октября 2016 г. – дату рапорта о выплате этой компенсации, а также о том, что получение им денежного довольствия и компенсации при установленных по делу обстоятельствах является хищением чужого имущества путем обмана должностных лиц Минобороны.

Кроме того, установив подложность диплома, суды надлежащим образом не проверили версию стороны защиты о представлении Андреем Лаптевым диплома командованию только в целях продвижения по службе, а не из корыстных побуждений, а также об отсутствии в материалах дела его рапорта о назначении на вышестоящую должность с присвоением воинского звания мичмана. В связи с этим Верховный Суд отменил все судебные акты по делу и направил его на новое рассмотрение в Севастопольский гарнизонный военный суд.

Осужденный уже отбыл наказание

Адвокат филиала «Адвокатская консультация № 1» Межреспубликанской коллегии адвокатов (г. Москва) Ирина Ковальчук, по назначению защищавшая интересы Андрея Лаптева в ВС, поддержала позицию Верховного Суда о том, что нижестоящие судебные инстанции не учли доводы стороны защиты и Андрея Лаптева об отсутствии у него корыстного мотива, а также тот факт, что он добросовестно исполнял свои должностные обязанности, за что получил множество поощрений за период службы. Она отметила, что представитель Главной военной прокуратуры тоже согласился с доводами кассационной жалобы и просил отменить все судебные решения, отправить дело на новое рассмотрение.

«Очень жаль, что ни апелляционная инстанция, ни Военный кассационный суд не усмотрели нарушений в приговоре и Андрею Лаптеву так долго пришлось доказывать свою невиновность. За это время он уже отбыл наказание, испытательный срок истек, и с него взыскивали деньги в счет погашения исковых требований», – отметила адвокат в комментарии «АГ». Ирина Ковальчук рассказала, что уголовное дело уже рассматривается в Севастопольском военном суде, и выразила надежду, что суд первой инстанции примет законное и обоснованное решение.

Управляющий партнер КА «Жуков и партнеры» Андрей Жуков с сожалением отметил, что в правоприменительной практике встречается большое количество подобных дел, по которым вынесены обвинительные приговоры. Объясняется это, по его мнению, в основном обвинительным уклоном, когда суд охотно идет навстречу стороне обвинения.

«Вышестоящие суды также не всегда настроены пересматривать вынесенные приговоры в силу большой загруженности судов апелляционной и кассационной инстанций, а также в силу того же обвинительного уклона и “судейской солидарности”. Обвинительные приговоры по делам, где квалификация действий и виновность подсудимого вызывают сомнения, часто компенсируются минимальным размером наказания. Верховный Суд также не всегда принимает кассационные жалобы к своему производству. При этом не всегда понятно, какими критериями он руководствуется. У меня в практике встречались случаи, когда по одному делу несколько подсудимых направляли кассационные жалобы в Верховный Суд, в которых содержались аналогичные доводы, но принималась к производству только одна из них», – рассказал Андрей Жуков.

Адвокат, руководитель уголовной практики АБ «КРП» Михаил Кириенко
отметил, что хищение невозможно при отсутствии корыстных мотивов и при наличии возмездности в действиях обвиняемого. «Жаль, что только ВС РФ смог устранить выявленное неправильное применение уголовного закона и учесть обязательность требования мотивированности приговора», – указал он.

Помощник адвоката Адвокатского бюро «ЕМПП» Анна Луданина обратила внимание, что при отсутствии в материалах дела рапорта обвиняемого о назначении его на должность старшины команды и присвоении ему звания мичмана, а также при отсутствии каких-либо подтверждающих корыстную цель доказательств доказывание вины проблематично. Она заметила, что судьи не всегда стремятся анализировать базовые и высокие материи в виде принципов уголовного процесса в связи с загруженностью, тем более что состав ст. 159 УК является «каучуковым» и в целом под него подходят довольно многие действия и бездействие. Формально действия обвиняемого могли подпадать под состав мошенничества, просто Верховный Суд посмотрел на них с иной стороны, посчитала эксперт.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о