Судебно-экспертные учреждения СК будут действовать независимо от его следственных органов

Соответствующее указание появилось в законопроекте о возложении полномочий по проведению судебных экспертиз на Следственный комитет при принятии его во втором чтении

Судебно-экспертные учреждения СК будут действовать независимо от его следственных органов

В комментарии «АГ» советник ФПА Сергей Насонов отметил, что, с одной стороны, внесенные в проект закона поправки – прямая реакция на критическую позицию, высказанную в заключении Федеральной палаты адвокатов. С другой стороны, по его мнению, оценивать их как создающие эффективные гарантии независимости невозможно, поскольку они носят сугубо декларативный характер.

16 июля пройдет третье чтение законопроекта № 663034-7, которым предлагается внести поправки в Закон о государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации и Закон о Следственном комитете РФ. При рассмотрении документа во втором чтении 9 июля в него были внесены значимые поправки.

Как ранее писала «АГ», Владимир Путин внес законопроект на рассмотрение депутатов в марте 2019 г. Согласно документу на СК РФ возлагаются не только полномочия по организации и производству ряда судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, но и обеспечение их законности.

В апреле Федеральная палата адвокатов РФ выступила против принятия законопроекта, указав в своей правовой позиции, что идея введения экспертных подразделений в структуру СК «приведет к умалению основной гарантии – независимости экспертной деятельности».

По мнению ФПА, предлагаемые поправки повышают риск ситуаций, когда эксперт де-юре будет зависим от руководителя подразделения СК, а де-факто – от следователя, назначающего экспертизу. «В этих случаях от его независимости ничего не остается», – отмечалось в документе.

Позднее глава СК РФ Александр Бастрыкин указал, что независимость и объективность гарантируются положениями действующего законодательства, предусматривающими уголовную ответственность за дачу экспертом заведомо ложного заключения и противоправное вмешательство в его деятельность. Он также напомнил об обязанности эксперта заявить самоотвод при наличии на него воздействия либо обстоятельств, указывающих, что сам он прямо или косвенно заинтересован в исходе уголовного дела.

Ко второму чтению в законопроект было включено указание на то, что создающееся судебно-экспертное учреждение Следственного комитета будет действовать независимо от следственных органов СК, а его сотрудники и руководители не могут быть наделены полномочиями следователей и руководителей следственных органов ведомства.

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов отметил, что, несмотря на внесенные поправки, законопроект все же требует уточнений и изменений. Он указал, что эксперты СК все равно находятся в административном подчинении руководителей следственных органов этого ведомства.

Директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы Павел Милюхин отметил, что если такой принцип независимости экспертных учреждений СК заработает на практике, то это станет большим плюсом в осуществлении правосудия и защите прав подзащитных. По его словам, в данный момент по-настоящему независимыми от следствия остаются только судебно-экспертные учреждения Минюста России.

Также ко второму чтению документ был дополнен положением о том, что до создания в системе Следственного комитета судебно-экспертного учреждения, но не позднее чем до 1 января 2022 г. организацию и производство судебных экспертиз в СК смогут осуществлять существующие сейчас экспертные подразделения.

Кирилл Махов посчитал, что производство судебных экспертиз экспертными подразделениями СК России до 2022 г. – это игнорирование положений ст. 70 УПК РФ, которой установлено, что эксперт не вправе принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. «Помимо этого из рассматриваемого законопроекта не следует, кому в итоге подчиняются вышестоящие руководители экспертных подразделений СК России. Однако в настоящее время данные руководители находятся в прямом подчинении руководства СК России, что в итоге исключает их независимость», – отметил адвокат.

По его мнению, для соблюдения требований закона о независимости экспертной деятельности необходимо создать новое учреждение. Кирилл Махов указал, что из рассматриваемого законопроекта неясно, создадут ли отдельное экспертное учреждение либо уже существующее подразделение в системе СК России просто будет переименовано.

Стоит отметить, что ранее проект уточнял виды судебных экспертиз, производство и организация которых должны были входить в полномочия СКР: молекулярно-генетическая, компьютерно-техническая, видеотехническая, информационно-аналитическая, строительно-техническая, фоноскопическая, лингвистическая, финансово-аналитическая, психофизиологическая (с использованием полиграфа), почерковедческая, дактилоскопическая, баллистическая, портретная, трасологическая, физико-химическая, пожарно-техническая, экологическая, медико-криминалистическая, экспертиза холодного оружия и технико-криминалистическая экспертиза документов. Однако в законопроекте, рекомендованном к принятию в третьем чтении, указывается, что основными задачами СК являются в том числе организация и производство в судебно-экспертном учреждении СК судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, а перечисление конкретных видов экспертиз отсутствует.

Павел Милюхин считает, что таким образом будет более гибко организован механизм работы экспертных подразделений СКР в части производства того или иного вида экспертизы, которые имеются сегодня, а также введен новый вид экспертизы. Кроме того, это позволит проводить нетрадиционные судебные экспертизы в зависимости от потребностей без необходимости многократно изменять закон.

В комментарии «АГ» советник ФПА Сергей Насонов, участвующий в подготовке правовой позиции с замечаниями к законопроекту, отметил, что, с одной стороны, внесенные в него поправки – прямая реакция на критическую позицию, высказанную в заключении Федеральной палаты адвокатов. «Нормативный запрет наделения полномочиями следователя (или руководителя следственного органа) руководителей судебно-экспертного учреждения, а также декларирование независимости экспертных подразделений СК РФ от его следственных органов – попытка хоть как-то снизить эффект зависимости судебно-экспертных учреждений, попадающих в структуру СК РФ», – посчитал он.

С другой стороны, отметил советник ФПА, оценивать эти поправки как создающие эффективные гарантии независимости невозможно, поскольку они носят сугубо декларативный характер. «Одно лишь провозглашение независимости экспертных учреждений эту независимость не порождает. Ситуация же, при которой руководитель судебно-экспертного учреждения СК РФ будет наделен полномочиями следователя (или руководителя следственного органа), представляется настолько искусственной, что нет смысла ее комментировать. Это невозможно хотя бы в силу положений п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ, прямо запрещающих эксперту находиться в служебной зависимости от сторон», – указал Сергей Насонов.

При этом он полагает, что позиция ФПА была услышана (свидетельством этого являются ее обсуждение и упомянутые изменения в законопроекте), однако для законодательной реализации этого мнения, видимо, еще не созданы должные предпосылки. «Совершенно очевидно, что подобные новации требуют усиления гарантий прав адвокатов на участие в производстве судебной экспертизы. Представляется, что назрел момент дополнения ст. 75 УПК РФ нормой о признании заключения эксперта недопустимым доказательством, если постановление о назначении экспертизы не было своевременно предъявлено для ознакомления обвиняемому и его защитнику, независимо от того, было ли оно предъявлено впоследствии. Вероятно, следует продумать и другие пути усиления этих гарантий», – предположил Сергей Насонов.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о