Сервисы электронной почты хотят обязать ограничивать переписку пользователей по решению Роскомнадзора

В Думу внесен пакет поправок, которыми на поставщиков услуг электронной почты распространят обязанности и ответственность, предусмотренные сейчас для интернет-мессенджеров

Сервисы электронной почты хотят обязать ограничивать переписку пользователей по решению Роскомнадзора

Один из экспертов «АГ» негативно оценил поправки, поскольку, по его мнению, закон не должен предоставлять органам исполнительной власти слишком широкие возможности по направлению требований об ограничении конкретного лица в использовании современных средств связи. Другой полагает, что принятие поправок, безусловно, упростит правоохранителям процедуру блокировки сервисов обмена электронными сообщениями, что носит скорее технологический характер, не изменяющий тренд, заданный законодателем в 2017 г.

8 октября в Госдуму поступил пакет поправок, направленных на распространение на сервисы электронной почты обязанностей, которые в настоящее время возложены только на организаторов сервисов мгновенного обмена сообщениями. 

Первый законопроект (№ 808655-7) касается внесения изменений в Закон об информации, которыми предложено установить общее для почтовых онлайн-сервисов и мессенджеров понятие «организатор сервиса обмена сообщениями», а также общие обязанности.

Согласно поправкам в п. 2 ч. 4.2 ст. 10.1 Закона об информации организатор сервисов обмена сообщениями в течение суток с момента получения требования Роскомнадзора должен будет ограничить возможности пользователя сервиса в порядке, определенном Правительством РФ.

Как следует из пояснительной записки, принятие поправок позволит существенно снизить число ложных террористических сообщений, распространяемых посредством сервисов электронной почты, создаст правовые условия для привлечения злоумышленников к ответственности, а также сократит экономический ущерб от таких сообщений.

Кроме того, как следует из пояснительной записки, изменения касаются исключения из текста закона положений, противоречащих ст. 23 Конституции и обязывающих организаторов сервисов обмена сообщениями проверять содержимое и давать оценку правомерности отправляемых пользователями электронных сообщений.

Вторым проектом (№ 808671-7) вносятся корреспондирующие поправки в ст. 13.39 (неисполнение обязанностей организатором сервиса обмена мгновенными сообщениями) КоАП РФ, из которой предлагается исключить прилагательное «мгновенные». Таким образом, ответственность за неисполнение организатором сервиса обмена сообщениями обязанностей, предусмотренных законодательством об информации, информационных технологиях и о защите информации, распространяется и на сервисы электронной почты. Административная ответственность устанавливается в виде штрафа: для граждан на сумму от 3 до 5 тыс. руб., должностных лиц – от 30 до 50 тыс. руб., юридических лиц – от 800 тыс. до 1 млн руб. При этом предусматривается, что индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как юридические лица.

Комментируя «АГ» пакет проектов, руководитель практики IP/IT Maxima Legal Максим Али полагает, что это просто попытка уравнять обязанности мессенджеров и сервисов электронной почты. «Даже штрафы планируется сделать аналогичными: почтовые сервисы рискуют взысканием с них до 1 млн руб. за нарушение», – отметил он.

По мнению эксперта, содержащаяся в пояснительной записке идея сомнительна даже для лица, не являющегося специалистом по кибербезопасности. «Предполагается, что идентификация пользователей почтовых сервисов даст больше возможностей для привлечения к ответственности людей, рассылающих сообщения о планируемых терактах. Однако такие сообщения могут рассылаться в том числе с иностранных сервисов, не считающих себя связанными российским законодательством (даже если страницы этих почтовых сервисов заблокированы), либо с использованием аккаунтов, оформленных на подставные мобильные номера. Не стоит забывать и о существовании сервисов “одноразовых” адресов электронной почты. Поэтому вряд ли формальная обязанность по идентификации остановит злоумышленников», – предостерег Максим Али. 

Он также предположил, что новые правила, скорее всего, будут более актуальны для компаний, которые в основном работают на российском рынке (например, для Рамблера, Мэйл.ру или Яндекса), а сбор телефонных номеров будет оправдываться благой целью двухфакторной аутентификации пользователей. «В целом предложенное регулирование стоит оценивать негативно, – подытожил эксперт. – Закон не должен предоставлять органам исполнительной власти такие широкие возможности по направлению требований об ограничении конкретного лица в использовании современных средств связи, тем более без судебного решения и по расплывчатым основаниям – таким, как “нарушение требований законодательства”». 

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский полагает, что поправки в Закон об информации не вносят ничего принципиально нового в сравнении с изменениями 2017 г. «Законопроект соответствует смыслу этих изменений и лишь исключает некоторые шероховатости юридической техники и терминологии, препятствовавшие реализации целей, которые авторы проекта преследовали два года назад», – отметил он. Например, обоснование в пояснительной записке поправок в п. 2 ч. 4.2 ст. 10.1 желанием исключить антиконституционные положения из текста закона в действительности, по мнению эксперта, маскирует то обстоятельство, что прежняя редакция была неприменима, поскольку обязывала владельца сервиса самому определять, передачу каких сообщений следует ограничивать с точки зрения противоправного контента. Предлагаемая новелла, добавил он, предусматривает полное ограничение передачи сообщений по требованию уполномоченного органа.

По словам адвоката, исключение слова «мгновенные» позволит не разбираться, передачу какого рода сообщений необходимо ограничить: это положение дублируется и в проекте поправок в ст. 13.39 КоАП. «Принятие законопроектов, безусловно, упростит правоохранителям процедуру блокировки сервисов обмена электронными сообщениями. Вместе с тем представляется, что это упрощение в контексте уже выстроенной тенденции к контролю государством переписки граждан носит скорее технологический характер, не изменяющий тренд, заданный в 2017 г.», – заключил Сергей Колосовский.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о