Вопросы юристу


Несогласование с доверителем условий мирового соглашения ведет к дисциплинарной ответственности

Квалификационная комиссия АП ЛО не согласилась с доводами адвоката о том, что мировое соглашение в деле об ограничении родительских прав должно быть заключено исключительно в интересах ребенка

Несогласование с доверителем условий мирового соглашения ведет к дисциплинарной ответственности

По мнению одной из адвокатов, доверенность, предусматривающая право представителя на заключение мирового соглашения, не отменяет обязанность адвоката согласовывать с доверителем условия такого соглашения. Другой отметил, что неизвестно, являлись ли интересы доверителя законными, за исключением ее желания участвовать в принятии решения о заключении мирового соглашения на тех или иных условиях. Третий подчеркнул, что адвокат не имеет своих целей в процессе, он выступает в качестве профессионального советника для своего доверителя – но никак не того, кто принимает решение вместо доверителя.

30 августа состоялось заседание Квалификационной комиссии АП Ленинградской области, на котором было рассмотрено дисциплинарное производство в отношении адвоката Ф. по жалобе его доверительницы Т., заявившей, что адвокат в судебном заседании в ее отсутствие подписал мировое соглашение от ее имени по доверенности, не согласовав с ней условия этого соглашения.

Комиссией было установлено, что адвокат Ф. представлял интересы Т. в гражданском деле по иску об ограничении ее в родительских правах, о взыскании с нее алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, а также по встречному иску Т. о порядке общения с ребенком и его воспитания.

Как указала Квалифкомиссия, адвокат обсуждал с доверительницей различные варианты мирового соглашения, однако, несмотря на возражения Т. относительно предложенного ей варианта, внес самостоятельно изменения в проект документа и, не согласовав с ней окончательные условия, подписал его. Впоследствии подписанный проект мирового соглашения был утвержден судом, но Т. узнала об этом только после получения из суда копии определения.

Адвокат Ф., выражая свою позицию, утверждал, что мировое соглашение должно быть заключено исключительно в интересах ребенка и что на иные условия не было согласия другой стороны. Адвокат также пояснил, что, подписывая мировое соглашение, по которому другая сторона отказывалась от негативных для Т. исковых требований, он защищал ее интересы.

Комиссия посчитала, что доводы адвоката противоречили принятому им поручению, так как он обязан был действовать исключительно в интересах своей доверительницы. Кроме того, в соглашении об оказании юридической помощи содержалось указание на обязательное согласование с ней позиции по делу, что, как отметила Квалифкомиссия АП ЛО, вообще-то является императивной нормой для адвоката-представителя в отношениях с доверителем.

Наконец Комиссия установила, что адвокат имел реальную возможность перед подписанием мирового соглашения связаться с Т. и получить у нее согласие на такие действия.

Таким образом, проанализировав все представленные сторонами доказательства, в том числе их переписку и все обсуждавшиеся ими варианты мирового соглашения, Квалификационная комиссия АП Ленинградской области усмотрела в действиях (и бездействии) адвоката Ф. нарушение п. 1 и 2 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Комментируя выводы Квалифкомиссии, адвокат КА «Полковников, Тарасюк и партнеры» Светлана Тарасюк отметила, что доверенность, предусматривающая право представителя на заключение мирового соглашения, не отменяет обязанность адвоката, заключившего соглашение на оказание юридической помощи доверителю, согласовывать с последним условия мирового соглашения.

Она напомнила, что мировое соглашение по своей юридической природе – сделка, которая устанавливает, изменяет или прекращает гражданские права и обязанности. Светлана Тарасюк разъяснила, что адвокат, действуя в интересах своего доверителя, не вправе без его согласия самостоятельно внести изменения в проект мирового соглашения и, не согласовав с доверителем окончательные условия, подписать его, так как результатом подобных действий адвоката могут быть такие правовые последствия, которые неприемлемы для его доверителя, что и произошло в данном случае.

Из сказанного следует, что адвокат, не согласовав в окончательном виде условия мирового соглашения, хотя имел для этого возможность, и подписав его, фактически занял позицию, противоположную позиции доверителя, и действовал вопреки его воле, т.е. нарушил п. 2 ст.9 КПЭА, указала адвокат. «Вменение же п. 1 ст. 9 КПЭА считаю излишним, так как из фабулы решения Квалификационной комиссии не усматриваю действий адвоката Ф. вопреки законным интересам доверителя, оказание доверителю юридической помощи из соображений собственной выгоды, безнравственных интересов или нахождения под воздействием давления извне», – выразила Светлана Тарасюк.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Павел Гейко в целом считает выводы Квалификационной комиссии АП ЛО верными, поскольку действия адвоката вопреки воле доверителя в части необходимости согласования с ним условий мирового соглашения, тем более в случае прямого указания на это в соглашении об оказании юридической помощи, неприемлемы. «В данном случае адвокату целесообразнее было отказаться от подписания мирового соглашения, а не полагаться на собственные представления о правильном разрешении спорной ситуации», – прокомментировал адвокат.

Вместе с тем, по мнению Павла Гейко, несколько неочевидны основания для усмотрения в действиях адвоката нарушения подп. 1 п. 1 ст. 9 КПЭА, поскольку являлись ли интересы доверителя, за исключением его желания участвовать в принятии решения о заключении мирового соглашения на тех или иных условиях, законными – неизвестно. «Квалификационная комиссия вряд ли погружалась в суть спора и могла оценивать законность интересов доверителя, которые имелись при подготовке мирового соглашения и которые, по мнению доверителя, были попраны действиями адвоката», – полагает адвокат.

Павел Гейко также отметил, что неясно, насколько обоснованно утверждение о нарушении адвокатом подп. 2 п. 1 ст. 9 КПЭА: «Возможно, что адвокат занимал позицию, противоположную позиции доверителя, но неизвестно, насколько законна была позиция доверителя». При этом эксперт указал, что в силу несения защитником своей публично-правовой функции он не должен был поддерживать позицию, которая не соответствовала закону. «Не исключено, что расхождение в позициях было продиктовано не субъективным отношением адвоката к ситуации, а его обязанностью действовать, не нарушая закон и профессиональные правила», – отметил Павел Гейко.

Председатель коллегии адвокатов «Защита» адвокат Юрий Хапалюк согласен с принятым Комиссией решением, поскольку адвокат был не вправе самостоятельно, тем более вопреки воле доверителя, вносить изменения в проект мирового соглашения. По его мнению, крайне важным будет не пройти мимо причины, по которой адвокат поступил так, как поступил: «Он, по его словам, действовал в интересах ребенка и защищал интересы своего доверителя. Иными словами, адвокат сам знал, как будет лучше для его доверителя, – и это очень важный маркер, который и привел адвоката к ошибочному решению», – отметил Юрий Хапалюк. Ошибочному потому, что адвокат не может быть до конца уверен в том, что знает истинную цель своего доверителя, – ведь решение всегда должен принимать только доверитель, это его жизнь, и именно доверителю нести потом все последствия принятого решения, пояснил адвокат.

Юрий Хапалюк указал, что адвокат не имеет своих целей в процессе, он выступает в качестве профессионального советника для своего доверителя – но никак не того, кто принимает решение вместо доверителя. «К сожалению, у абсолютного большинства коллег, имеющих значительный опыт работы в юриспруденции (неважно – по гражданской или уголовной специализации), в голове прочно засел принцип “я знаю, как будет лучше, потому что я давно работаю, а значит – делайте, как я говорю”», – поделился он.

Эксперт обратил внимание, что адвокат действительно знает закон и практику применения, но как будет лучше для доверителя – знает только сам доверитель. «Это ключевой постулат, понимание и соблюдение которого могут уберечь от большого количества проблем. Видимо, наш коллега из Адвокатской палаты Ленинградской области не совсем точно понимал свою роль и задачи в процессе, что и привело к обсуждаемому результату. Уверен, соблюдай он базовые принципы работы в профессии, данная конфликтная ситуация не возникла бы», – резюмировал Юрий Хапалюк.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о