Нельзя отказать в нотариальном действии из-за неоплаты услуг, в которых не было необходимости

Верховный Суд подчеркнул, что плата нотариусу за дополнительные услуги правового и технического характера взимается, только когда имеется необходимость их оказания гражданину

Нельзя отказать в нотариальном действии из-за неоплаты услуг, в которых не было необходимости

По мнению одного из экспертов «АГ», определение Верховного Суда является важным и своевременным, так как оно содержит сбалансированный подход, предоставляя нотариусу возможность представить доказательства того, что услуги правового и технического характера были необходимы при совершении нотариального действия и фактически совершались им. Другая отметила, что в рассматриваемом случае заявитель не нуждался в дополнительных услугах нотариуса, так как бланк формы, на котором требовалось засвидетельствовать подлинность подписи, был утвержден ФНС России, а гражданин заполнил его самостоятельно.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда опубликовала Определение № 4-КГ20-29-К1 от 1 сентября по делу об оспаривании отказа нотариуса удостоверить подлинность подписи клиента на утвержденном ФНС России бланке.

17 апреля 2019 г. Евгений и Любовь Вербицкие обратились к нотариусу Балашихинского нотариального округа Надежде Кутищевой за нотариальным удостоверением подлинности подписи Евгения Вербицкого на утвержденном ФНС России бланке формы № Р38001 «Возражения заинтересованного лица относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в ЕГРЮЛ». К заявлению Евгений Вербицкий приложил собственноручно заполненный бланк, содержащий сведения нотариусе, засвидетельствовавшем подлинность подписи лица, представившего возражение.

Спустя несколько дней гражданин получил от нотариуса письменный ответ, в котором сообщалось о необходимости оплаты в размере 1 тыс. руб., которая включала нотариальный тариф в размере 100 руб. и стоимость услуг правового и технического характера в размере 900 руб. Евгений Вербицкий отказался платить за дополнительные услуги, поэтому нотариальное действие совершено не было.

Впоследствии Вербицкие обратились в суд с заявлением о признании незаконным отказа нотариуса в совершении нотариального действия, повлекшего невозможность отправки возражений в налоговую инспекцию. По мнению заявителей, отказ нотариуса был незаконным и необоснованным, поскольку они не нуждались в дополнительных услугах правового характера, а всю необходимую техническую работу выполнили самостоятельно. В связи с этим заявители просили суд обязать Надежду Кутищеву совершить требуемое нотариальное действие.

В ходе судебного разбирательства нотариус возражала против удовлетворения требований Вербицких, ссылаясь на то, что действующим законодательством установлена правомерность взимания нотариусами платы за оказание услуг правового и технического характера, без которых невозможно совершение нотариального действия. По ее мнению, плата за услуги правового и технического характера является неотъемлемой частью платы за любое нотариальное действие. Надежда Кутищева также утверждала, что заявителям не отказывалось в совершении нотариального действия, а были даны разъяснения о необходимости оплатить услуги правового и технического характера.

Суды трех инстанций удовлетворили требования Евгения Вербицкого, признав незаконным отказ нотариуса в свидетельствовании подлинности подписи Вербицкого. Таким образом, на Надежду Кутищеву была возложена обязанность совершить нотариальное действие без взимания платы за услуги правового и технического характера.

В дальнейшем нотариус обжаловала судебные акты в Верховный Суд, однако его Судебная коллегия по гражданским делам не нашла оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Высшая судебная инстанция напомнила, что ст. 22 Основ законодательства РФ о нотариате была дополнена ч. 6, согласно которой частнопрактикующему нотариусу в связи с совершением нотариального действия оплачиваются услуги правового и технического характера. В их перечень входят правовой анализ представленных документов, проектов документов, полученной информации; консультирование по вопросам применения норм законодательства; осуществление обязанностей и полномочий, предусмотренных законодательством, в связи с совершением нотариального действия; изготовление документов, копий, скан-образов документов, отображений на бумажном носителе образов электронных документов и информации, полученной в том числе в электронной форме; техническое обеспечение хранения документов или депонированного имущества (в том числе денежных сумм); иные услуги правового и технического характера.

При этом размер оплаты нотариального действия, совершенного частнопрактикующим нотариусом, определяется как общая сумма необходимого нотариального тарифа и стоимости услуг правового и технического характера, определяемой с учетом предельных размеров. Со ссылкой на позицию Конституционного Суда, выраженную в определениях от 9 апреля 2020 г. № 815-О; № 816-О и № 817-О и от 28 мая 2020 г. № 1245-О, Верховный Суд отметил, что совершение отдельных нотариальных действий не всегда требует от нотариуса дополнительных усилий по правовому анализу представленных документов, консультированию по вопросам применения норм законодательства, изготовлению документов и оказанию иных услуг правового и технического характера.

«Следовательно, в случае оказания нотариусом при совершении нотариального действия услуг правового и технического характера оплата таких услуг является обязательной, и отказ лица, обратившегося к нотариусу за совершением нотариального действия, от оплаты данных услуг влечет невозможность нотариального действия и, соответственно, отказ в его совершении. В иных случаях, когда какие-либо услуги правового и технического характера нотариусом не оказываются и необходимость осуществления подобных действий отсутствует, требование об оплате данных услуг и последующий отказ в совершении нотариальных действий являются неправомерными», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил Верховный Суд, в рассматриваемом деле утвержденная Приказом ФНС России от 11 февраля 2016 г. № ММВ-7-14/[email protected] форма № 38001 была представлена нотариусу Вербицким для свидетельствования подлинности его подписи в заполненном виде. Соответственно, каких-либо действий, которые в данном случае можно было бы отнести к услугам правового или технического характера, нотариусом предложено не было и оказывать подобные услуги при свидетельствовании подлинности подписи заявителя не требовалось.

«Таким образом, судами сделан правильный вывод о том, что в данном случае необходимость получения Евгением Вербицким каких-либо услуг правового и технического характера в связи с совершением нотариального действия по свидетельствованию подлинности его подписи в форме № 38001 отсутствовала», – подчеркнул ВС РФ, который не нашел оснований для отмены судебных актов нижестоящих инстанций.

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Евгений Зубков назвал важным и своевременным определение Верховного Суда. «Дело в том, что до 4 августа 2018 г. существовала единообразная судебная практика, свидетельствующая о том, что услуги правового и технического характера, оказываемые нотариусом, являются факультативными, их получение зависит от согласия лица, обратившегося к нотариусу, а отказ нотариуса от совершения нотариальных действий лишь на том основании, что такое лицо отказалось оплачивать вышеуказанные услуги, является незаконным. Данная практика основывалась в том числе на Определении Конституционного Суда от 1 марта 2018 г. № 272-О-О», – отметил он.

Эксперт пояснил, что с 4 августа 2018 г. вступили в силу изменения в Основы законодательства о нотариате, которые уточнили понятие «услуги правового и технического характера». «Кроме того, в результате этих изменений в Основах законодательства о нотариате указано буквально следующее: “Нотариусу, занимающемуся частной практикой, в связи с совершением нотариального действия оплачиваются услуги правового и технического характера, включающие в себя”. Тогда многие трактовали эти изменения таким образом, что такие услуги теперь являются неотъемлемой частью нотариального действия и отказаться от них нельзя. Звучали даже комментарии, что вышеупомянутое определение Конституционного Суда неактуально и основано на устаревшем законодательстве», – пояснил Евгений Зубков.

Адвокат отметил: Верховный Суд подтвердил, что прежний подход о факультативности, а не обязательности спорных услуг остается неизменным. «Полностью разделяю данный подход, полагая, что в отдельных случаях дополнительные услуги нотариуса по правовому анализу и технической работе не требуются, а обязательное включение платы за них в стоимость нотариального действия многократно и необоснованно увеличивает стоимость самого элементарного нотариального действия, делая его менее доступным для граждан. Тем самым усложняется выполнение основной задачи, возложенной на нотариат: защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Вместе с тем комментируемое определение Верховного Суда содержит сбалансированный подход, предоставляя нотариусу возможность представить доказательства того, что услуги правового и технического характера были необходимы при совершении нотариального действия и фактически совершались», – заключил Евгений Зубков.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова отметила, что подобного рода споры уже становились предметом рассмотрения высшей судебной инстанции (см., например, Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда от 26 июня 2018 г. № 31-КГ18-3). «ВС РФ продолжает придерживаться последовательной позиции о недопустимости отождествления услуг “правового и технического характера” и самого нотариального действия», – полагает она.

Эксперт выразила согласие с тем, что для решения вопроса о безусловной необходимости такого рода услуг необходимо исходить из содержания конкретного нотариального действия. «В рассматриваемом случае очевидно, что заявитель в таких услугах не нуждался. Бланк формы, на котором требовалось засвидетельствовать подлинность подпись, утвержден ФНС России, заявитель был способен заполнить его самостоятельно. Для этого не требовалось никаких специальных юридических познаний», – подчеркнула Алина Емельянова.

Зинаида Павлова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о