КС решит, ограничивает ли законодательство собственников объектов электросетевого хозяйства

Суд проверит конституционность нормы, которая, по мнению заявителя, влечет дополнительные расходы для компаний, не являющихся территориальными сетевыми организациями, но выполняющих переток электроэнергии

КС решит, ограничивает ли законодательство собственников объектов электросетевого хозяйства

Член Комитета Совета Федерации РФ по конституционному законодательству Ирина Рукавшникова не согласилась с мнением большинства представителей госорганов, заявивших о том, что оспариваемая норма соответствует Конституции РФ, а полпред Минюста России Мария Мельникова высказалась за необходимость ее совершенствования.

14 марта Конституционный Суд РФ рассмотрел дело о проверке конституционности п. 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии и их оказания. Согласно оспариваемой норме, собственники объектов электросетевого хозяйства, не являющиеся территориальной сетевой организацией, не вправе препятствовать передаче через их объекты электроэнергии для потребителя и требовать за это оплату.

АО «Верхневолгоэлектромонтаж-НН» является собственником объектов электросетевого хозяйства, а ранее имело статус территориальной сетевой организации, оказывающей услуги по передаче электроэнергии сторонним организациям. Четыре года назад из-за несоответствия нововведенным критериям по решению региональной службы по тарифам компания лишилась этого статуса, а затем и своих ключевых контрагентов. Так, гарантирующий поставщик и территориальная сетевая организация в одностороннем порядке расторгли заключенные с заявителем договоры поставки электроэнергии и оказания услуг по ее передаче.

Впоследствии компания предъявила иск на 2 млн руб. к бывшему контрагенту в лице гарантирующего поставщика электроэнергии о взыскании неосновательного обогащения. Суды отказались взыскать с ответчика расходы истца, связанные с оказанием услуг по передаче электроэнергии потребителям, ссылаясь на п. 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии и их оказания. В связи с этим и последовала жалоба в Конституционный Суд.

По мнению заявителя, спорная норма неконституционна в силу ограничения права собственности в отношении объектов электросетевого хозяйства. Будучи собственником этих объектов, компания не может отказаться от них и не имеет права оказывать услуги по передаче электроэнергии. Таким образом, собственник такого имущества несет необоснованные некомпенсируемые расходы, в то время как гарантирующий поставщик получает прибыль, без затрат используя чужие объекты электросетевого хозяйства.

Представитель Правительства РФ Леонид Акимов отметил, что изложенные заявителем обстоятельства касаются его конкретных хозяйственно-экономических отношений и фактически направлены на выбор им форм защиты его прав. По его словам, текущее законодательство предусматривает три субъекта на рынке электроэнергетики, среди них, в частности, производители электроэнергии и сетевые организации, которые отвечают за ее передачу. Каждый из субъектов электроэнергетики, несмотря на статусную специфику, имеет электросетевые активы.

Ввиду многочисленных ошибок в жалобе заявителя Леонид Акимов подчеркнул, что именно гарантирующий поставщик поставляет электроэнергию как потребителям, так и опосредованно присоединенным абонентам. Он также перечислил несколько принципов, на которых строится российская и мировая энергосистема, среди них недискриминационный доступ к монопольным услугам, запрет на препятствие перетоку электроэнергии и госконтроль за энергетическим комплексом.

Леонид Акимов отметил наличие у заявителя возможности компенсировать расходы по перетоку электроэнергии за счет субабонентов, несмотря на то что его деятельность не подпадает под тарифы, установленные для территориальных сетевых организаций. В связи с этим он высказался за соответствие оспариваемой нормы Конституции РФ.

В своем выступлении член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Ирина Рукавишникова напомнила конституционные принципы, согласно которым на территории РФ гарантируется единство экономического пространства, а отдельные гражданские права могут быть ограничены федеральным законом в публичных интересах.

Со ссылкой на ч. 4 ст. 26 Закона об электроэнергетике Ирина Рукавишникова отметила, что территориальная сетевая организация или иной владелец объектов электросетевого хозяйства, к которому технологически присоединены объекты электроэнергетики, не вправе препятствовать передаче электроэнергии на данные объекты. Вместе с тем оспариваемая норма, по сути, обязывает владельца объекта электроэнергетики, не соответствующего критериям территориальных сетевых организаций, осуществлять обязанности по ее передаче сторонним организациям в отсутствие установленного тарифа. Она также полагает, что заявителю не была предоставлена возможность приведения своих технических возможностей в соответствие с новыми критериями в переходный период после принятия Правительством РФ соответствующего Постановления от 28 февраля 2015 г. № 184.

В связи с этим она сочла, что спорная норма фактически обязывает собственников электросетевого хозяйства оказывать услуги по перетоку энергии для сторонних организаций бесплатно и не позволяет таким провайдерам компенсировать понесенные ими расходы, что порождает неравное положение субъектов энергетики. С учетом изложенного Ирина Рукавишникова отметила неконституционность п. 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии и их оказания, поскольку он ограничивает права собственников объектов электросетевого хозяйства, не являющихся сетевыми организациями, и налагает на них вещное обременение. Кроме того, оспариваемая норма препятствует извлечению прибыли вышеуказанными субъектами, так как действующее законодательство не предусматривает тарифы на такие услуги по передаче электроэнергии, что влечет невозможность получения расходов.

Полномочный представитель Генерального прокурора РФ Татьяна Васильева, напротив, высказалась за соответствие оспариваемой нормы Конституции. В обоснование своей позиции она сослалась на ряд определений КС РФ, отметив, что так называемый «сервитут перетока» защищает права потребителей электроэнергии на недискриминационный доступ к ней. Такое нормативное регулирование направлено на консолидацию территориальных сетевых организаций, упомянутую в соответствующей Стратегии развития электросетевого комплекса РФ (утв. распоряжением Правительства РФ № 511-р от 3 апреля 2013 г.), и не может рассматриваться как ограничение прав владельцев электросетевого хозяйства.

При этом полномочный представитель Генпрокурора пояснила, что действующее законодательство не препятствует заявителю в получении статуса сетевой организации путем дополнительного приобретения объектов электросетевого хозяйства для соответствия установленным критериям. Она также отметила, что заявитель может свободно распоряжаться принадлежащими ему объектами электроэнергетики, например продать или сдать их в аренду сетевым организациям.

В свою очередь полпред Минюста России Мария Мельникова высказалась за необходимость совершенствования оспариваемой нормы в связи с пересечением гражданско-правовых отношений и публичными интересами.

Заместитель директора Департамента экономической безопасности в топливно-энергетическом комплексе Министерства энергетики Антон Семейкин отметил, что существование спорной нормы продиктовано требованиями безопасности и экономическими интересами, целью которых являлась доступность электроэнергии ее конечным потребителям. Он признал отсутствие механизма компенсации потерь владельцам объектов электроэнергетики, не являющихся территориальными сетевыми организациями, однако отметил, что указанные лица могут компенсировать свои издержки в гражданско-правовом порядке. По его мнению, заявитель оспаривал факт лишения его статуса сетевой организации, и оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ.

Заместитель директора департамента – начальник перспективного развития электроэнергетики Департамента развития электроэнергии Министерства энергетики Дмитрий Михеев поддержал мнение большинства о конституционности нормы. В то же время он уточнил, что ранее заявитель, будучи территориально сетевой организацией, получал деньги не за переток электроэнергии, а за оказание услуг по ее передаче, которые образуют сложный технологический комплекс. После потери указанного статуса единственная обязанность компании заключается в невоспрепятствовании перетоку электроэнергии, что не порождает каких-либо существенных расходов для нее. Во избежание несения дополнительных убытков заявителю следовало заключить соответствующие соглашения о компенсации своих издержек со своими субабонентами, что не было сделано им, исходя из материалов дела.

Председатель КС РФ Валерий Зорькин сообщил, что решение будет принято позже в закрытом заседании.

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.