Явка с повинной – только с адвокатом или под видеозапись

В Думу внесен законопроект об обязательном присутствии адвоката при заявлении о явке с повинной и об обязательной видеофиксации хода его принятия в случае отсутствия защитника  

Явка с повинной – только с адвокатом или под видеозапись

Адвокаты и юристы положительно оценили проект поправок в УПК как дающий процессуальные гарантии лицам, решившим признаться в совершении преступления. Однако большинство экспертов раскритиковали возможность замены обязательного присутствия адвоката видеозаписью хода принятия явки с повинной.

23 января в Госдуму внесен законопроект № 631546-7, которым предлагается внести в уголовно-процессуальное законодательство поправки, устанавливающие новый порядок заявления о явке с повинной.

Содержание законопроекта

Поправки дополняют ст. 142 УПК новой ч. 3, согласно которой заявление о явке с повинной может быть сделано только в присутствии защитника, а в его отсутствие процесс принятия такого документа подлежит обязательной видеофиксации. Явка с повинной, полученная в нарушение вышеуказанных требований, будет считаться недопустимым доказательством исходя из п. 2.2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ. В этой связи начало участия адвоката в уголовном деле будет определяться также моментом заявления лица о явке с повинной в соответствии с новым порядком.

Как следует из пояснительной записки, сейчас УПК РФ четко не регламентирует порядок получения первоначальных признательных показаний, оформляемых в форме заявления или протокола о явке с повинной, а также не требует обязательного присутствия адвоката при этом. Такой порядок входит в конфликт с иммунитетом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, так как лицо, добровольно сообщившее о совершении преступления, умышленно отказывается от своего права не свидетельствовать против себя самого.

Авторы законопроекта с сожалением отметили, что при нарушении принципа добровольности, которое нередко встречается на практике, лицо не имеет возможности защитить свои процессуальные и конституционные права. Такое положение дел часто ставит необходимость получения признательных показаний от подозреваемого в совершении преступления выше системы правосудия.

«В результате имеют место случаи составления непосредственно сотрудниками органов предварительного следствия заявления или протокола о явке с повинной, подписываемого впоследствии лицом в результате оказанного психологического давления или использования процессуальной неосведомленности лица. С целью скорейшего раскрытия деяния лицо может умышленно вводиться в заблуждение сотрудниками правоохранительных органов, которые обещают снисхождение в наказании. При этом невозможно осуществить контроль за действиями сотрудников правоохранительных органов и обеспечить соблюдение конституционных прав граждан», – отмечено в пояснительной записке.

Присутствие адвоката – процессуальная гарантия от произвола

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай полностью поддержал авторов законопроекта как в части того, что на практике встречаются случаи, когда явка с повинной в действительности таковой не является, так и способа, предлагаемого ими для решения данной насущной проблемы.

«Представители правоохранительной системы, вне всяких сомнений, приложат все возможные усилия, чтобы данный законопроект не стал частью УПК как минимум по двум причинам», – отметил он. В качестве первой причины адвокат сослался на массовые случаи, перечисленные в пояснительной записке к законопроекту, когда явка с повинной таковой не является. «Тексты “явок” заранее подготавливаются работниками следствия различными методами, приемами и способами, как законными, так и незаконными, а граждане принуждаются к их подписанию, порой даже не читая содержания документа», – пояснил адвокат.

По мнению Юлия Тая, следствие также будет приводить весьма резонные доводы о том, что даже когда явка с повинной будет являться истинной волей гражданина (не под давлением), адвокаты будут отговаривать таких граждан от ее дачи, что снизит скорость и качество расследования. «При этом необходимо отметить креативность предложенной авторами альтернативы, когда в случае отсутствия адвоката в любом случае должна применяться видеозапись», – отметил эксперт. Он полагает, что это, безусловно, не защитит в полном объеме интересы заявителей, но как минимум будет препятствовать оформлению заявлений о явке с повинной с очевидными пороками воли и давления со стороны следственных органов.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян назвал законопроект очень важным и полезным, так как он позволяет решить застарелую проблему придания доказательственной силы явкам с повинной, нередко получаемым от подозреваемых с использованием недозволенных средств. «Обязательное участие адвоката при написании явки с повинной станет процессуальной гарантией от произвола следственно-оперативных сотрудников, а отсутствие защитника приведет к недопустимости соответствующего протокола», – пояснил он.

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Дмитрий Данилов поддержал законопроект, отметив, что участие защитника при явке с повинной является важнейшей гарантией обеспечения прав лиц, подвергшихся уголовному преследованию. Он заметил, что утверждение о том, что ст. 142 УПК не предполагает присутствия адвоката при явке с повинной, можно встретить не только в постановлениях судов первой инстанции, но и в решениях Конституционного Суда РФ, что говорит о недостатках действующего правового регулирования.

«С другой стороны, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном приговоре от 29 ноября 2016 г. № 55 предложен один из путей решения этого вопроса. Пленум разъяснил, что если явка с повинной является доказательством по уголовному делу, то суду надлежит проверить, разъяснялись ли “явившемуся” его права не свидетельствовать против себя и пользоваться услугами адвоката. При этом на практике встречались случаи, когда суды признавали явку с повинной недопустимым доказательством, если такие права не разъяснялись», – пояснил эксперт.

В то же время Дмитрий Данилов отметил, что указанные ситуации скорее являются исключениями из правил, а не нормой. Обычно лицо, никогда не сталкивавшееся с особенностями уголовного права и процесса, полностью доверяет сотрудникам правоохранительных органов, не читая свои права и подписывая протокол явки с повинной. «Уже в суде, осознав все последствия своей явки, обвиняемый использует все возможности, чтобы признать ее недопустимым доказательством. К сожалению, при решении такого ходатайства допрашиваемые сотрудники поясняют, что явка получена законным способом, подсудимому все права разъяснялись, о чем свидетельствует его подпись, а суд, в свою очередь, приходит к выводу о допустимости явки с повинной», – указал юрист.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн согласился, что законопроект направлен на то, чтобы обеспечить лицо, намеревавшееся обратиться с явкой с повинной, процессуальной гарантией в виде участия защитника в соответствующей процедуре: «Такое лицо получит возможность проконсультироваться с адвокатом, выяснить все интересующие его вопросы, осознать последствия такого обращения, перепроверить информацию, которую ему сообщили третьи лица, и т.д.».

По мнению адвоката, участие защитника снизит количество случаев оказания незаконного воздействия на такое лицо, появится возможность оперативного реагирования на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов (проведение освидетельствования, обращение с заявлением о преступлении и т.д.).

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов отметил, что актуальность законопроекта обусловлена распространенной судебной практикой использования в качестве изобличающего обвиняемого (подсудимого) доказательства сделанного им заявления о явке с повинной при отсутствии гарантий добровольности таких заявлений. 

«Отсутствие в УПК РФ нормы об обязательном участии защитника (адвоката) при приеме заявления о явке с повинной и специальной нормы, регламентирующей условия допустимости таких заявлений при использовании их в качестве средства доказывания, создает почву для злоупотреблений со стороны следственных органов путем принуждения подозреваемых к даче самоизобличающих сведений», – пояснил эксперт. По его словам, даже после вступления в дело защитника негативный эффект от изначального признательного заявления негативно влияет на результаты последующих следственных действий и итоги судебного разбирательства, что неоднократно признавал в своих постановлениях ЕСПЧ (например, Постановление по делу «Фефилов» против России» от 17 июля 2018 г., о котором ранее писала «АГ»).

Артем Осипов полагает, что использование таких заявлений в доказывании вопреки позиции обвиняемого должно создавать основание для признания всего судебного разбирательства несправедливым. «Концептуально можно полностью поддержать предлагаемый законопроект ввиду нереалистичности идеи тотального запрета на использование рассматриваемых заявлений в качестве доказательств по уголовному делу, – отметил эксперт. – Вместе с тем нельзя не отметить несколько слабых мест законопроекта, которые могут ослабить его прагматический потенциал».

Видеозапись – не альтернатива присутствию адвоката

В качестве упомянутых недостатков Артем Осипов перечислил отсутствие предложения о внесении изменений, касающихся правового статуса лица, явившегося с повинной, в чисто техническую по своему значению ст. 142 УПК РФ. «Следовало бы нормативно закрепить признаваемые судебной практикой права данной категории субъектов на использование помощи защитника; на отказ от сообщения сведений против самого себя; на обжалование незаконных действий и решений лица, принимающего заявление о явке с повинной. Кроме того, на следователя (дознавателя) следовало бы нормативно возложить обязанность разъяснения лицу правовых последствий принятия от него заявления о явке с повинной, в том числе в случае последующего отказа от такого заявления».

Еще один недостаток законопроекта, по мнению эксперта, связан с отсутствием в нем перечня условий для замены защитника видеозаписью хода принятия заявления о явке с повинной: «Отсутствие такого уточнения создает неограниченные пределы усмотрения для следователей в подмене участия защитника применением видеозаписи, которая может вестись очень избирательно и не может заменить правовые советы адвоката». Артем Осипов отметил, что разработчикам законопроекта следовало бы уточнить, что замена защитника средствами видеозаписи возможна лишь в исключительных случаях, которые должны быть указаны в отдельном мотивированном решении лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Нвер Гаспарян также считает, что предложение о возможности явки с повинной в отсутствие защитника, но с применением видеозаписи – крайне неудачно. «Во-первых, обеспечить участие защитника сегодня несложно: повсюду действует порядок вызова адвоката по назначению. Во-вторых, видеозапись никаким образом не спасает от того, что могло произойти до того, как она стала производиться. Ведь можно запугать гражданина, заставив его наговорить на камеру то, чего он не совершал», – отметил советник ФПА. Он также сослался на практику ЕСПЧ, который в ряде своих постановлений высказывался о необходимости обеспечить право на защиту при написании явки с повинной, а видеозапись эту проблему не устраняет.

Аналогичную позицию против этого положения проекта высказал и Дмитрий Данилов. «Несмотря на благие цели этого предложения, оно не сможет искоренить все злоупотребления, допускаемые органами предварительного расследования. Ведь нельзя исключить, что такая видеозапись может быть сделана после использования недозволительных методов, чтобы склонить лицо к явке с повинной и даче изобличающих его показаний. Здесь нужно выяснить, с какого момента авторы законопроекта предлагают начать вести эту видеозапись», – отметил он.

Также Дмитрий Данилов с сожалением отметил, что полностью нивелировать возможность оказания незаконного воздействия с принятием этого закона не получится.

Евгений Рубинштейн добавил, что, как показывает практика, такое незаконное воздействие оказывается оперативными сотрудниками до посещения следователя лицом, заявляющим о явке с повинной. «“Общение” оперативных сотрудников с ним происходит в отсутствие адвоката. Поэтому предлагаемая видеозапись процедуры явки с повинной в отсутствие защитника не окажет позитивного воздействия на правоприменение. Наоборот, это исключение может стать правилом и перечеркнуть все благие начинания законодателя», – отметил адвокат.

По его мнению, если лицо добровольно желает сообщить правоохранительным органам о совершенном им преступлении, предлагаемые нововведения не усложнят явку с повинной. «Такому лицу не обязательно заключать соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом, чтобы прийти в правоохранительные органы и сообщить о совершении им преступления. Защитник ему будет назначен в порядке ст. 51 УПК РФ», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Метки записи:   , ,
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.