Мосгорсуд: Следователь законно отвел адвоката от участия в деле, в котором тот никого не защищал

Суд посчитал, что ордер, выданный на представление интересов обвиняемого в Генпрокуратуре, равнозначен ордеру на осуществление защиты по уголовному делу

Мосгорсуд: Следователь законно отвел адвоката от участия в деле, в котором тот никого не защищал

В комментарии «АГ» адвокат Игорь Уваров отметил, что не может оценить решение суда, поскольку необходимо дождаться изготовления постановления в полном объеме, для того чтобы посмотреть, как суд дал оценку отсутствию юридических оснований для участия его в качестве защитника. Его представитель Асланби Мамхегов выразил надежду, что суд внял его просьбе и поэтому напишет нормативное обоснование, позволяющее признать «фактического» защитника таковым юридически.

4 февраля Мосгорсуд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы адвоката АП г. Москвы Игоря Уварова на постановление Тверского районного суда г. Москвы. Районный суд отказал адвокату в признании незаконным и необоснованным постановления старшего следователя по особо важным делам 2-го отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности Следственного департамента МВД России Николая Будило об отводе от участия в уголовном деле в качестве защитника обвиняемого Н.

Как ранее сообщалось, Игорь Уваров в связи с заведением розыскного дела в отношении его доверителя Н., обвиняемого в мошенничестве, обращался с жалобами в Генпрокуратуру на незаконность постановления об объявлении Н. в международный розыск. Кроме того, он представлял его интересы в суде по апелляционной жалобе, поданной другим адвокатом.

10 октября 2018 г. сопроводительным письмом из Генпрокуратуры «о направлении для приобщения к материалам уголовного дела ордера адвоката Игоря Уварова, ранее приложенного им к обращению в Генпрокуратуру в интересах находящегося в международном розыске Н.» в МВД был направлен подлинник ордера от 22 февраля 2018 г., согласно которому «адвокату Уварову поручается оказание юридической помощи Н. в Генеральной прокуратуре». На основании полученного ордера адвокат 12 октября был отведен следователем от участия в уголовном деле.

Поводом для отвода стало то, что адвокат в ходе предварительного следствия по уголовному делу осуществлял защиту Э., участвовал в судебном заседании 3 августа 2017 г. при избрании ему меры пресечения и был допущен в качестве защитника последнего. Так как изначально Э. и Н. обвинялись по одному и тому же эпизоду, следователь указал, что их интересы противоречат друг другу, а значит, Игорь Уваров должен быть отведен.

Жалоба на незаконность постановления об отводе осталась без удовлетворения, соответствующий судебный акт Тверского районного суда был обжалован в Мосгорсуд.

Судебное заседание

4 февраля в суде следователь Алексей Барышников ходатайствовал о приобщении к материалам дела протокола дополнительного допроса обвиняемого Э. от 21 декабря 2017 г., протокола дополнительного допроса его же в качестве свидетеля от 18 октября 2017 г. и протокола осмотра предметов (документов) от 10 мая 2018 г., согласно которым осмотрен диск с аудиозаписью опроса Э. оперативным сотрудником. Алексей Барышников пояснил, что данные документы дополнительно подтверждают противоречие позиций Э. и Н. и показывают, что Э. фактически изобличает вину Н.

После ознакомления с представленными документами Игорь Уваров отметил, что из них не следует, что Э. признает свою вину. Кроме того, нет указания на то, что он изобличает Н. Так, в них указывается, что Н. был директором организации и курировал ее деятельность. «Он же директор – конечно, курировал», – отметил Игорь Уваров. Также в них отмечается, что Э. хочет, чтобы Н. «сидел». «Ну и что, что он этого хочет? Данный довод необоснован», – подчеркнул адвокат.

Прокурор поддержала ходатайство следователя и попросила приобщить представленные документы. Суд ходатайство удовлетворил.

В судебном заседании Игорь Уваров указал, что статус защитника в уголовном судопроизводстве адвокат приобретает при четких, предусмотренных УПК обстоятельствах, причем эти нормы регламентированы подзаконными актами – указами президента, указами Минюста более детально для того, чтобы в правоприменении не было разночтений.

Игорь Уваров отметил, что в соответствии со ст. 50 УПК адвокатское образование выдает ордер адвокату. Он получает его на основании двух документов уголовного судопроизводства: соглашения либо постановления о назначении в порядке ст. 51 УПК. Адвокат указал, что постановление следователем не выносилось и соглашение на участие в уголовном деле в качестве защитника не заключалось, а доказательств обратного в суд не представлено.

Он отметил, что в соответствии с приказом Минюста в ордере должны быть указаны его наименование и стадия рассмотрения дела. Игорь Уваров указал, что в ордере, который представлен в Генпрокуратуру написано, что он именно на представление интересов Н. в Генпрокуратуре. «Слов “уголовное дело” или “следственный департамент” там нет», – подчеркнул адвокат.

Он также подчеркнул, что ордер был приложен к жалобе на постановление об объявлении Н. в международный розыск, которое было вынесено в рамках розыскного дела в соответствии с ч. 5 ст. 10 Закона об ОРД. «В законе четко регламентируется, что все дела оперативного учета заводятся на основании ведомственных приказов спецслужб. В данном случае это МВД. То есть ордер неотделим от обращения. Но его оторвали и направили в СД МВД. Этот ордер, выписанный в Генпрокуратуру, не представлял полномочий мне в качестве защитника по уголовному делу, и в нем это не указано», – отметил Игорь Уваров.

Кроме того, он сослался на ст. 49 УПК, в соответствии с которой защитник представляет следователю ордер и удостоверение и на основании этого участвует в деле. Адвокат указал, что он документы не представлял. Таким образом, по мнению Игоря Уварова, он юридически не мог являться защитником Н.

Также адвокат указал, что направил жалобу о признании объявления Н. в международный розыск незаконным как в Генпрокуратуру, так и в Тверской районный суд. При этом вопрос о том, является ли он защитником на основании постановления об объявлении в международный розыск, суд не ставил. «Почему я могу быть представителем Н. в суде по ст. 125 УПК, и в этом случае я не являюсь защитником, однако при этом, если я это же постановление обжалую в порядке ст. 124 УПК в Генпрокуратуру, то уже становлюсь защитником?» – задается вопросом Игорь Уваров.

Он отметил, что Генпрокуратура не мотивировала направление ордера следователю, а значит, на это нет законных оснований. Адвокат также считает, что в сопроводительном письме указано, что документ адресован руководителю следственного органа и, кроме того, стоит штамп от 15 октября 2018 г. «Документ подлежит регистрации в день поступления или на следующий рабочий день. Там должна быть резолюция руководителя, однако ее нет. Письменные доказательства не могут попасть исполнителю без резолюции руководителя следственного органа. Таким образом, на момент вынесения решения об отводе сопроводительного письма не было», – отметил Игорь Уваров.

По мнению адвоката, так как суд первой инстанции установил, что Н. по уговорному делу не допрашивался, постановление следователя об отводе содержит ложные сведения. Он подчеркнул, что в материалах дела не содержится сведений о том, что сделал Н., и нет указаний на то, что он создал преступную группу. В протоколах допроса Э. лишь написано, что Н. руководил организацией.

Адвокат АП Кабардино-Балкарской Республики Асланби Мамхегов, в настоящее время защищающий Н. по уголовному делу, отметил, что постановление об отводе Игоря Уварова незаконно и необоснованно, поскольку он не является защитником по данному делу. Он также указал, что данный прецедент имеет большое значение и представляет огромную опасность, поскольку вводит понятие, которое не предусматривается уголовно-процессуальным законодательством – «фактическое осуществление защиты».

Как отметил Асланби Мамхегов, суд указывает, что фактическим осуществлением защиты является участие Игоря Уварова в судебном заседании при рассмотрении апелляционной жалобы 31 января 2018 г. «Соответственно, суд считает, что он обладает всеми правами защитника с этого момента. Таким образом, у следователя появляется корреспондирующая обязанность к нему как к защитнику: он должен направлять ему уведомление об изменении состава следственной группы, о продлении сроков следствия. Кроме того, 6 июля 2018 г. Н. было предъявлено обвинение в новой редакции, однако Игорь Уваров об этом уведомлен не был», – отметил Асланби Мамхегов, добавив, что, таким образом, следуя логике суда, недопустимыми и незаконными являются как данное следственное действие, так и все остальные.

Алексей Барышников доводы апелляционной жалобы не поддержал. Он отметил, что ордер изначально попал к следователю Николаю Будило, однако впоследствии по требованию Генпрокуратуры поступление ордера было официально зарегистрировано 15 октября 2018 г. Следователь согласился с тем, что ордер выписан Игорем Уваровым в соответствии с розыскным делом: «Однако розыскное дело заведено на основании постановления следователя об объявлении Н. в международный розыск и, как следствие, вытекает из производства по уголовному делу и является его частью».

Следователь также отметил, что в аудиозаписи опроса обвиняемого Э. указывает на то, что Н. контролировал полностью всю организацию, в том числе и совершение преступления в рамках ее деятельности.

Прокурор доводы апелляционной жалобы также не поддержала и указала, что со стороны Следственного департамента МВД в суд первой и второй инстанций было представлено достаточно материалов, которые полностью подтверждают отсутствие оснований для удовлетворения доводов жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ. Она отметила, что розыскное дело вытекает из уголовного: «Постановление об объявлении в международный розыск является одним из доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела, которое находится в производстве следователя Николая Будило». По мнению прокурора, суд первой инстанции изучил все имеющиеся доводы, в том числе и те, на которые ссылался Игорь Уваров. Она посчитала, что оснований, позволяющих удовлетворить данные доводы, не имеется.

Асланби Мамхегов возразил на заявления процессуальных противников о том, что постановление суда первой инстанции законно, обоснованно и мотивированно. «Мотивированность предполагает указание на конкретные правовые основания, которые позволили суду принять данное решение, а конкретных правовых обоснований того, почему Игорь Уваров является защитником, в постановлении не присутствует, – указал он. – Кроме того, хотелось бы возразить относительно того, что предметом данного заседания является постановление судьи. Да, конечно, формально это так, но в глобальном смысле предметом данного судебного заседания является один единственный вопрос: является ли адвокат Уваров защитником Н. или нет».

Заслушав доводы сторон, судья удалилась для вынесения решения в совещательную комнату. По возвращении она огласила резолютивную часть постановления, которым отказала в удовлетворения жалобы адвоката.

В комментарии «АГ» Игорь Уваров отметил, что не может оценить решение суда, поскольку необходимо дождаться изготовления постановления в полном объеме для того, чтобы посмотреть, как суд дал оценку отсутствию юридических оснований для участия его в качестве защитника. Тогда же будет принято решение о кассационном обжаловании.

«Кроме того, 23 января состоялось рассмотрение трех апелляционных жалоб, в том числе на незаконность прекращения производства по жалобам, поданным в порядке ст. 125 УПК в Тверской районный суд в интересах Н. 23 января Мосгорсуд признал эти решения законными на том основании, что я был отведен как защитник. Вероятно, если бы сегодня было признано незаконным постановление Тверского районного суда от 14 декабря 2018 г. и, как следствие, постановление следователя о моем отводе, то это ставило бы под сомнение законность этих решений», – высказался адвокат.

Асланби Мамхегов указал, что решение об обжаловании постановления будет принято после изучения документа, изготовленного в полном объеме. Он выразил надежду, что суд внял его последней просьбе и в связи с этим представит нормативное обоснование, позволяющее признать позволяющее признать «фактического» защитника таковым юридически. «То есть ввести официально это понятие и через призму правоприменительных норм обосновать, а не просто указать, что Игорь Уваров представлял где-то чьи-то интересы и поэтому его надо отвести от дела», – добавил Асланби Мамхегов.

Алексей Барышников от комментария отказался, пояснив, что за ним необходимо обратиться в пресс-центр МВД России. По телефону «АГ» в пресс-службе ведомства корреспонденту предложили ожидать ответ на запрос в соответствии с установленным законом сроком.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о