Ваш маяк


Адвокатский статус Александра Добровинского прекращен на два года

По итогам рассмотрения объединенного дисциплинарного производства, возбужденного президентом ФПА и инициированного ГУ Минюста России по г. Москве, Совет АП г. Москвы признал умышленное нарушение адвокатом КПЭА и применил самую суровую меру взыскания

Адвокатский статус Александра Добровинского прекращен на два года

Президент ФПА Юрий Пилипенко напомнил, что избрание меры дисциплинарной ответственности является прерогативой адвокатской палаты, членом которой является адвокат. Вице-президент ФПА Михаил Толчеев выразил уверенность, что решение содержит необходимые и достаточные основания. По словам вице-президента АП г. Москвы Вадима Клювганта, Совет палаты при вынесении решения учел умышленный характер нарушения и его тяжесть в совокупности с тем, как это нарушение расценивает КПЭА. Александр Добровинский планирует обжаловать решение в судебном порядке, поскольку уверен в правильности своей правовой позиции и дорожит адвокатским статусом.

Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, решением Совета АП г. Москвы от 29 октября по итогам рассмотрения объединенного дисциплинарного производства, возбужденного президентом ФПА Юрием Пилипенко по представлению первого вице-президента ФПА Евгения Семеняко, а также инициированного представлением ГУ Минюста России по г. Москве, адвокатский статус Александра Добровинского прекращен сроком на два года.

Как отмечается на сайте АП г. Москвы, выслушав представителей Александра Добровинского и ГУ Минюста России по г. Москве, Совет согласился с заключением квалификационной комиссии и признал установленным умышленное нарушение Александром Добровинским требований п. 2 ст. 5 КПЭА («Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре»).

Напомним, что 23 июня Совет Федеральной палаты адвокатов РФ опубликовал заявление, в котором выразил обеспокоенность поведением адвокатов, участвующих в уголовном деле в отношении актера Михаила Ефремова, который был обвинен по ч. 4 ст. 264 УК РФ. Защиту обвиняемого осуществлял адвокат АП Республики Северная Осетия – Алания Эльман Пашаев, а интересы потерпевших представлял адвокат АП г. Москвы Александр Добровинский.

В заявлении Совета ФПА отмечалось, что указанные адвокаты активно выступают в СМИ в связи с происшествием: дают многочисленные интервью и комментарии электронным и печатным изданиям, в теле- и радиоэфире, участвуют в телевизионных шоу. При этом они публично разглашают сведения, относящиеся к адвокатской тайне, высказывают иные суждения, явно несовместимые с существом адвокатской профессии, а также используют свою причастность к «громкому» делу для саморекламы, традиционно порицаемой в адвокатуре.

«Адвокату в любых публичных высказываниях и комментариях следует проявлять свойственные профессии сдержанность, осторожность и корректность, а также воздерживаться от комментирования обстоятельств уголовных дел, в которых он не участвует, и правовых позиций адвокатов, участвующих в этих делах, – отмечалось в заявлении. – Адвокат обязан вести себя уважительно и не допускать оскорбительного поведения; его высказываниям должны быть чужды правовой нигилизм, любой вид агрессии, розни и нетерпимости».

В заявлении также подчеркивалось, что адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие профессии, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней или конкретному адвокату.

Президентом ФПА на основании представлений вице-президентов ФПА РФ 26 июня и 10 июля 2020 г. были приняты решения о возбуждении дисциплинарных производств в отношении адвокатов Добровинского и Пашаева, дела переданы на рассмотрение адвокатских палат, членами которых они являются. В этих материалах указывалось на нарушение указанными адвокатами требований КПЭА в связи с их публичной активностью по резонансному делу.

10 сентября Минюст России сообщил, что в территориальные управления Минюста по Республике Северная Осетия – Алания и по г. Москве направлены указания внести в адвокатские палаты соответствующих регионов представления в отношении Эльмана Пашаева и Александра Добровинского.

Как ранее писала «АГ», адвокатский статус Эльмана Пашаева был прекращен сроком на год решением Совета АП Республики Северная Осетия – Алания 18 сентября. Квалифкомиссия АП РСО по итогам рассмотрения дисциплинарного производства в отношении Эльмана Пашаева пришла к выводу о наличии в его действиях дисциплинарного проступка.

Комментируя пресс-службе ФПА решение о прекращении адвокатского статуса Александра Добровинского, президент ФПА Юрий Пилипенко напомнил, что избрание меры дисциплинарной ответственности – от замечания до прекращения статуса – прерогатива Совета адвокатской палаты. «Это его компетенция и его правомочие. Его решение может быть оспорено в суде или в ФПА, – отметил он. – Вероятно, члены Совета – а их 15 человек – сочли проступок коллеги Добровинского несовместимым со статусом адвоката. Это их исключительное право».

Как отметил Михаил Толчеев в комментарии пресс-службе ФПА, «на данном этапе сложно комментировать то, чем руководствовался Совет АП г. Москвы при вынесении решения по данному дисциплинарному делу, поскольку мотивированное решение нам недоступно». В то же время он заметил, что адвокатское сообщество высказало свое мнение о недопустимости для адвоката подобного поведения в публичной сфере.

«Решение принято двумя коллегиальными органами сообщества. Зная щепетильность московских коллег в вопросах дисциплинарной практики и в особенности того, что касается свободы выражения мнения, я уверен, оно содержит необходимые и достаточные основания. Поведение адвоката вызвало резкое неприятие не только в общественном обсуждении, но и в профессиональной сфере. Адвокатское сообщество наделено инструментами, позволяющими высказать свое мнение о должном и о недопустимом в поведении адвоката. Вот почему с учетом особой значимости и широчайшего общественного резонанса событий президент ФПА возбудил дисциплинарное производство и направил его для рассмотрения в палату, адвокатом которой является Александр Добровинский. Случилось это задолго до реакции депутатов или Министерства юстиции. Адвокатура способна самостоятельно решать внутренние вопросы сообщества», – подчеркнул вице-президент ФПА.

«Совершение таких действий несовместимо с пребыванием в составе адвокатской корпорации, об этом прямо сказано в той же пятой статье КПЭА, в п. 3, – пояснил в комментарии пресс-службе ФПА вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант. – В п. 2 установлен запрет на совершение таких действий, а в п. 3 указаны последствия их совершения. Поскольку это грубейшее нарушение, направленное против фундаментальных ценностей корпорации, а именно – доверия к ней, потому что без доверия адвокатская деятельность не может осуществляться, – у Совета фактически не было выбора в мере воздействия».

По словам вице-президента АП г. Москвы, Совет палаты при вынесении решения учел умышленный характер нарушения и его тяжесть в совокупности с тем, как это нарушение расценивает КПЭА. Относительно выбора срока, по истечении которого Александр Добровинский может быть допущен к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката, Вадим Клювгант отметил следующее: «Установление этого срока является обязанностью Совета при принятии решения о прекращении статуса, и это вопрос усмотрения: никакого “прейскуранта” нет, и в каждом случае этот вопрос решается индивидуально, в пределах, установленных законом: от одного года до пяти лет. В данном случае Совет исходил из характера нарушения и отношения самого адвоката к тому, что он сделал. Мы пришли к такому мнению, что справедливым сроком, в течение которого господин Добровинский не сможет претендовать на допуск к квалификационному экзамену, является срок в два года».

Как сообщили в пресс-службе МКА «Александр Добровинский и партнеры», решение Совета палаты удивило Александра Добровинского и он намерен его обжаловать в суде, поскольку дорожит статусом адвоката. «При этом квалификационная комиссия не признала в моих действиях дисциплинарного проступка, лишь выдвинув новое обвинение в нарушении этических норм без какой-либо конкретизации», – отметил Александр Добровинский. По его словам, Минюст, обладая правом прекращения адвокатского статуса, такого предложения не выдвигал.

Александр Добровинский добавил, что с прекращением статуса его деятельность не прекратится – дела он будет вести по доверенности. «Наличие адвокатского статуса дает возможность участвовать в уголовных делах. В то же время для ведения гражданских дел (бракоразводных процессов, споров о детях и имуществе, защите чести и достоинства – всего того, чем я успешно занимался, занимаюсь и буду заниматься) "корочка" адвоката не нужна. Поэтому все дела, которые я вел, я продолжу вести. В бюро "Добровинский и партнеры" также ничего не меняется, я продолжаю вести свою деятельность в качестве юриста. К счастью, отсутствие адвокатского статуса не влияет на ум, профессионализм, харизму – все то, что помогает решать любые, даже очень сложные, дела», – убежден он.

В пресс-службе коллегии добавили, что Александр Добровинский будет бороться за восстановление статуса на законных основаниях. «Для меня звание адвоката – не пустые слова. Уверен, что моя правовая позиция правильная, и я ее буду отстаивать до конца», – резюмировал он.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о