Вопросы юристу


Адвокат добилась отмены отказа в возмещении ущерба за повреждение изъятого как вещдок автомобиля

Кассационный суд признал, что суд первой инстанции не установил обстоятельства повреждения автомобиля и не исследовал вопрос правомерности действий (бездействия) должностных лиц по выполнению требований в части хранения вещественных доказательств

Адвокат добилась отмены отказа в возмещении ущерба за повреждение изъятого как вещдок автомобиля

В комментарии «АГ» адвокат Эльмира Мусаева, представляющая интересы истца, отметила, что, отдав приоритет доказательству, представленному МВД России, суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание логическую несвязанность всех приведенных доказательств.

Как стало известно «АГ», Второй кассационный суд общей юрисдикции вынес определение (есть у «АГ») об отмене постановлений судов первой и апелляционной инстанций, которые отказали в иске к МВД о возмещении убытков за повреждение автомобиля, изъятого в качестве вещественного доказательства.

13 декабря 2016 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, в отношении лица, которое, управляя автомобилем, нарушило правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека. Собственник автомобиля, Карен Губасарян, выступал по делу в качестве свидетеля. 4 мая 2017 г. следователем было вынесено постановление, которым автомобиль и ключи от него были признаны в качестве вещдоков по уголовному делу, их местом хранения была определена специализированная стоянка УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве.

В феврале 2018 г. при вынесении приговора виновнику ДТП судьба вещдоков не была определена судом. Только 15 апреля 2019 г. Басманный районный суд г. Москвы вынес постановление о возвращении автомобиля и ключей собственнику. Однако, поскольку вещдоки так и не были возвращены владельцу, 1 июля 2019 г. адвокат МКА «Демидов, Мусаева и Партнеры» Эльмира Мусаева, представляющая интересы Карена Губасаряна, в связи с его отсутствием в стране обратилась к следователю с заявлением о предоставлении информации о нахождении вещдоков, на что ей было сообщено, что никаких указаний по перемещению автомобиля не было дано и автомобиль находится на спецстоянке.

В комментарии «АГ» Эльмира Мусаева рассказала, что на указанной стоянке автомобиль найден не был, а многочисленные обращения в столичные УВД по ЦАО и ГСУ МВД не дали результатов. Адвокат поделилась, что в августе 2019 г. родственники владельца автомобиля обнаружили в Сети объявление о его продаже, после чего они обратились в полицию. Прибыв в место встречи с предполагаемыми продавцами, сотрудники полиции вернули машину на спецстоянку.

Тогда же отец Карена Губасаряна заявил об угоне автомобиля с полицейской стоянки. Только 15 июля 2020 г. следователь Пресненского межрайонного следственного управления вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудника полиции. В постановлении указывалось, что в ходе проведения служебной проверки было установлено, что автомобиль 30 ноября 2018 г., после удостоверения личности и права собственности на ТС, был выдан сотрудником ОМВД собственнику – Карену Губасаряну – на ответственное хранение, что подтверждает соответствующая расписка.

Между тем в декабре 2019 г. Карен Губасарян обратился в Лефортовский районный суд г. Москвы с исковым заявлением к УВД по ЦАО и в ГСУ МВД России по г. Москве об истребовании имущества из чужого незаконного владения. В суде адвокат Эльмира Мусаева сообщила, что автомобиль был передан владельцу уже после подачи иска (3 сентября 2020 г.), в связи с чем вопрос об истребовании имущества был решен, однако она настаивала на взыскании с ответчиков расходов на оплату госпошлины. Решением
Лефортовского районного суда г. Москвы от 7 сентября 2020 г. в удовлетворении исковых требований Карена Губасаряна было отказано ввиду передачи автомобиля истцу. В решении имеется ссылка на пояснения Эльмиры Мусаевой о передаче истцу автомобиля после подачи иска в суд, однако сами обстоятельства передачи автомобиля судом не устанавливались.

Автомобиль был возращен владельцу с многочисленными повреждениями, которые отсутствовали после ДТП, то есть были причинены ему в период хранения в качестве вещдока. Согласно заключению независимой экспертизы от 2 ноября 2020 г., стоимость восстановительного ремонта автомобиля составила почти 5 млн руб. В связи с этим Карен Губасарян направил в адрес МВД России, УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве и ГСУ МВД России по г. Москве претензии с требованием возместить причиненный ущерб. Получив отказ, он обратился в суд с иском о взыскании ущерба в размере около 5 млн руб., а также возмещении расходов на оплату госпошлины, настаивая на том, что ГСУ МВД России по г. Москве, в производстве которого находилось уголовное дело, не обеспечило сохранность вещдока.

Эльмира Мусаева в судебном заседании просила удовлетворить исковые требования в полном объеме. Адвокат отметила, что постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 15 июля 2020 г. установлены фактические обстоятельства выбытия ТС из владения УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве и ГСУ МВД России по г. Москве. Именно в этот период, по ее мнению, могли быть причинены повреждения. Она указала, что автомобиль не был и не мог быть возвращен владельцу в ноябре 2018 г., так как Карен Губасарян содержался под стражей в США, в Центре обработки данных иммиграционной политики США, в период с 27 марта до 28 декабря 2018 г. В связи с этим Эльмира Мусаева настаивала на подложности представленной ответчиком расписки от 30 ноября 2018 г. и просила исключить ее из числа доказательств по делу.

Решением
Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 23 сентября 2021 г. в удовлетворении исковых требований Карена Губасаряна о возмещении ущерба было отказано. Ссылаясь на положения ст. 15, 16, 1064, 1070, 1069 ГК РФ и разъяснения, содержащиеся в п. 12 Постановления
Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд пришел к выводу о том, что истцом не представлено доказательств причинения вреда действиями государственных органов, их должностных лиц, равно как и противоправности самих действий, и не представлено доказательств, подтверждающих причинение материального ущерба.

Суд отметил, что оснований для исключения из числа доказательств спорной расписки не имеется: копия расписки представлена из материала проверки, заверена Пресненским МРСО, а подпись истца не оспорена. Согласно этой расписке, Карен Губасарян получил автомобиль на ответственное хранение и перемещение на другую стоянку, претензий не имел. При этом представленные истцом копии листов заграничного паспорта и маршрутные билеты не свидетельствуют о нахождении истца 30 ноября 2018 г. за пределами РФ, посчитал суд. Московский городской суд в апелляционном определении согласился с выводами первой инстанции, указав, что они основаны на материалах дела, анализе письменных доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка.

Не согласившись с таким решением, Карен Губасарян обратился с кассационной жалобой во Второй кассационный суд общей юрисдикции, в которой просил отменить принятые по делу судебные акты и принять по делу новое судебное постановление.

Изучив дело, кассация напомнила, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, а условием возмещения вреда за счет казны РФ является незаконность действий государственных органов. Ссылаясь на ч. 1, подп. «а» п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ, Второй КСОЮ указал, что вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

Вещдоки в виде предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и по решению дознавателя, следователя передаются на хранение в соответствии с российским законодательством в порядке, установленном Правительством РФ, пояснил кассационный суд. Он также подчеркнул, что к материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещдока.

В определении отмечается, что в случаях повреждения, утраты изъятых вещдоков, ценностей и иного имущества причиненный их владельцам ущерб подлежит возмещению на основании Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и суда, утвержденного Указом Президиума ВС СССР 18 мая 1981 г.

Кассация уточнила, что вещдоки по уголовному делу должны храниться согласно Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами, утвержденной приказом МВД РФ, Минюста РФ, Минздрава РФ, Минэкономики РФ, ГТК РФ, ФСБ РФ, ФПС РФ от 9 ноября 1999 г. и приказом Генеральной прокуратуры РФ от 7 июня 2006 г. При этом хранение вещдоков является государственной функцией, вне зависимости от поручения хранения иному лицу исполнение этой функции должно обеспечиваться государством, от имени которого осуществляется уголовное преследование, и контролироваться соответствующими органами. Как пояснила кассация, указанные положения закона не учитывались судом первой инстанции при разрешении спора.

Второй КСОЮ учел то, что Карен Губасарян в иске указал на факт повреждения автомобиля в период его хранения в качестве вещдока должностными лицами и представил доказательства размера убытков. При этом суд первой инстанции не устанавливал обстоятельства повреждения автомобиля в соответствии с требованиями закона, а также виновников его повреждения. Также не исследовался и вопрос правомерности действий (бездействия) должностных лиц органов предварительного следствия по выполнению требований уголовно-процессуального закона в части хранения вещдока, передачи его на ответственное хранение иному лицу, соблюдения вышеуказанной Инструкции. Первая инстанция формально сослалась на отсутствие противоправности в действиях государственных органов, пояснила кассация. Она также добавила, что суд апелляционной инстанции допущенные нарушения не устранил, также формально сослался на неустановление вины должностных лиц по повреждению имущества истца.

Таким образом, Второй кассационный суд общей юрисдикции отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» адвокат Эльмира Мусаева отметила, что проблема возмещения вреда в результате незаконных действий сотрудников правоохранительных органов очень актуальна. Отдав приоритет доказательству, представленному МВД России, – расписке, суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание логическую несвязанность всех приведенных доказательств, пояснила адвокат.

Она указала, что суды не установили лицо, которому был выдан автомобиль, так как истец в предполагаемый момент выдачи ТС находился за рубежом, что было доказано. «Несмотря на заявленные мною ходатайства, судами не предприняты меры для установления истины по делу, a именно не истребована информация о фактическом месте нахождения истца в период выдачи ТС», – поделилась Эльмира Мусаева.

Главная ошибка судов при рассмотрении аналогичных категорий споров, по мнению адвоката, – неисследование вопросов правомерности действий (бездействия) должностных лиц органов предварительного следствия по выполнению требований уголовно-процессуального закона в части хранения вещдока, что является незаконным. Она подчеркнула, что Второй кассационный суд справедливо указал в очередной раз нижестоящим судам на необходимость устанавливать обстоятельства дела исключительно на основе исследованных в судебном заседании доказательств и мотивировать свои выводы.

Стажер адвоката Эльмиры Мусаевой, юрист Диана Шаповалова, участвовавшая в составлении исковых заявлений и жалоб, считает, что кассационный суд еще раз подчеркнул превалирование норм Конституции РФ, так как каждый гражданин имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов власти или их должностных лиц. «Полагаю, что рассматриваемое определение является прогрессивным в силу того, что ответчиком по делу является МВД России, а хранение вещдоков является государственной функцией и должно контролироваться соответствующими органами. Данное определение позволит сформировать в дальнейшем положительную судебную практику для взыскания за счет казны РФ денежных средств за причиненный вред имуществу граждан в результате незаконных действий должностных лиц, государственных органов», – заключила Диана Шаповалова.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о