В апелляции устоял оправдательный приговор полицейским, обвиненным в силовом задержании подростка

Белгородский областной суд поддержал выводы первой инстанции о том, что двое сотрудников полиции действовали сугубо в рамках закона и не превысили своих полномочий

В апелляции устоял оправдательный приговор полицейским, обвиненным в силовом задержании подростка

В комментарии «АГ» один из защитников подсудимых отметил, что такое уголовное дело в принципе не должно было поступить в суд, настолько абсурдным было не столько само обвинение, сколько собранные следствием по делу доказательства. Другой сообщил, что следствие упрямо отрицало факт предотвращения полицейскими массовой драки между подростками двух сел. Третий отметил, что в деле наблюдался обвинительный уклон со стороны следствия и обвинения, а защита проделала огромную работу по поиску свидетелей инцидента.

26 декабря 2019 г. Белгородский областной суд апелляционным определением (имеется у «АГ») оставил в силе оправдательный приговор двум сотрудникам полиции, ранее обвиняемым в превышении должностных полномочий при незаконном задержании подростка.

Версия следствия

28 сентября 2018 г. оперативный дежурный ОМВД России по Корочанскому району получил сообщение о возможной угрозе общественной безопасности в селе Погореловка в связи со скоплением молодых людей в местном парке и направил туда полицейских Дмитрия Краховецкого и Валерия Кузубова.

Сотрудники полиции прибыли на сельскую остановку общественного транспорта рядом с местным парком, у которой находились трое несовершеннолетних граждан – К., С. и Г. Как полагало следствие, Краховецкий с использованием ненормативной лексики приказал подросткам подойти к нему, затем схватил одного из них за руку и потребовал назвать свою фамилию и возраст. Несмотря на то что К. представился полицейскому, тот заломил ему руку за спину и насильно отвел к служебному автомобилю, угрожая помещением в отсек для задержанных в случае неповиновения. Далее, как полагало следствие, оба полицейских избили задержанного, попытавшегося покинуть автомобиль. Впоследствии они увезли его в другой город, где высадили на пересечении двух улиц.

Было выявлено, что Краховецкий и Кузубов не сообщили руководству о незаконном задержании несовершеннолетнего, за что впоследствии их привлекли к дисциплинарной ответственности. По версии следствия, своими преступными действиями они причинили К. не только физическую боль, но и травмировали его правые тазобедренный и коленный суставы. Наличие травм, не представлявших вреда здоровью, подтверждалось заключением судмедэкспертов.

Совершенное полицейскими преступление, как полагало следствие, нарушило конституционные права несовершеннолетнего К. на передвижение и неприкосновенность личности, существенно подорвало авторитет государственной власти, дискредитировало органы внутренних дел и создало негативное общественное мнение о сотрудниках полиции. Впоследствии гособвинение квалифицировало преступные действия полицейских как превышение должностных полномочий (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Отягчающим обстоятельством, по мнению предварительного следствия, являлось его совершение в составе группы лиц.

Судебное разбирательство по делу

Уголовное дело рассматривалось в Корочанском районном суде Белгородской области. В суде интересы Дмитрия Краховецкого представляли адвокаты АП Белгородской области Борис Золотухин, Юрий Шевяков, Владимир Белый, Валерия Кузубова – Андрей Ампилов.

На стадии предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства полицейские не признавали свои вину. Из судебных показаний Дмитрия Краховецкого следовало, что после прибытия на место они потребовали от находящихся там подростков представиться. Двое из них, по утверждениям обвиняемого, сделали это, а К. в нецензурной форме отказался сообщать сведения о себе. Полицейский сообщил, что именно поведение самого несовершеннолетнего повлекло решение доставить его в отделение полиции. Подсудимый также утверждал, что он взял К. за рукав и подвел к служебному автомобилю, а подросток ударился правой ногой, когда попытался оттолкнуться от машины.

По словам Краховецкого, он не применял в отношении потерпевшего физическую силу, не причинял ему телесные повреждения и нецензурными словами в адрес несовершеннолетних не выражался. Подсудимый утверждал, что уже в машине К. сообщил, что ему 14 лет, поэтому сотрудники полиции связались с инспектором по делам несовершеннолетних, которая посоветовала им отвезти подростка домой. На состояние здоровья, по словам подсудимого, несовершеннолетний не жаловался.

Его напарник дал аналогичные показания, уточнив, что Краховецкий сообщил по телефону оперуполномоченному Николаеву о своем намерении доставить задержанного в отдел полиции, после чего подросток назвал им свой возраст. После звонка инспектору по делам несовершеннолетних, как утверждал Валерий Кузубов, подростка высадили в том месте, где он просил.

В свою очередь К. настаивал на версии событий, изложенной следствием и гособвинением. Ставшие непосредственными очевидцами случившегося Г. и С. также поддержали его показания. Мать потерпевшего рассказала суду о том, что, вернувшись домой, ее сын рассказал об избиении полицейскими, а на следующий день они обратились к врачу. Классный руководитель подростков также рассказала суду об инциденте, о котором ей стало известно от Г. Из представленного в суд заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов следовало, что К. не страдает какими-либо психическими отклонениями, уравновешен, ответственен и не склонен к вранью и фантазированию.

Защита правоохранителей настаивала на отсутствии в действиях подсудимых вменяемого им состава преступлений, поскольку полицейские предотвратили массовую драку между молодежью двух сел, собравшейся в парке.

Две свидетельницы защиты, находившиеся недалеко от парка, подтвердили факт ненадлежащего поведения К., который, по их словам, грубил полицейским, отказывался представиться им и порывался уйти. По утверждениям школьниц, сотрудники полиции не применяли силу в отношении подростка, а когда в соцсети было опубликовано сообщение о случившемся, они прокомментировали его, указав, что присутствовали во время инцидента и что вина полицейских отсутствует.

В свою очередь инспектор по делам несовершеннолетних подтвердила, что она рекомендовала полицейским отпустить задержанного за нарушение общественного порядка К. домой.

Суд оправдал полицейских

Изучив материалы дела и заслушав показания участников уголовного процесса, Корочанский районный суд Белгородской области счел, что предъявленное обвинение не подтверждается положенными в его основу доказательствами: «Предъявленное прокурором обвинение основано фактически только на показаниях потерпевшего, его матери, несовершеннолетних Г. и С.».

Суд отметил, что показания матери К. сами по себе не могут быть положены в основу обвинительного приговора, поскольку они являются производными от показаний ее сына, пересказом его же слов, так как она не была очевидцем произошедшего. Он также усомнился в показаниях самого потерпевшего в силу того, что последний утверждал о том, что полицейские били его в машине по ребрам, бедру и лицу, а экспертное заключение выявило лишь травмы правой ноги.

При этом были отклонены доводы матери К. о том, что одна из свидетелей защиты является коллегой матери Дмитрия Краховецкого, как не подтвержденные никакими доказательствами. Таким образом, суд не выявил наличие у свидетельниц защиты личной неприязни и иной заинтересованности в даче показаний в пользу подсудимых.

Суд также учел показания эксперта А., которая охарактеризовала поведение потерпевшего и его матери во время медицинского обследования как вызывающее и грубое. «Кроме того, свидетельские показания Г. и С. не подтверждают выполнение сотрудниками полиции действий, образующих объективную сторону инкриминируемого подсудимым деяния, поскольку они не видели, как Краховецкий и Кузубов совершили изложенные в фабуле обвинения действия… Сомнения суда в правдивости показаний свидетелей С. и Г. вызывают их противоречия в части того, что в суде С. сообщил о том, что К. свой возраст не называл, в то время как Г. пояснил обратное», – указано в приговоре.

Суд первой инстанции также выявил, что в служебном автомобиле полицейских отсутствовал упомянутый в обвинительном заключении отсек для задержанных. Он также заключил, что согласно экспертным данным имевшиеся у потерпевшего травмы могли быть получены в период с 27 по 30 сентября 2018 г. При этом повреждения суставов могли возникнуть у К. при попытке оттолкнуться от автомобиля, что следовало из показаний обвиняемых.

Корочанский районный суд Белгородской области также отказался считать допустимым доказательством заключение служебной проверки, послужившее основанием для привлечения полицейских к дисциплинарной ответственности. Суд пояснил, что вывод о нарушении стражами порядка Закона о полиции был сделан без установления всех обстоятельств случившегося. «О правомерных действиях Краховецкого и Кузубова в рамках представленных им полномочий по предотвращению преступлений и правонарушений свидетельствуют также показания Т., сообщившего о скоплении молодежи, намеревающейся совершить противоправные действия», – заключил суд.

С учетом изложенного обвиняемые были оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления. В этой связи суд отклонил гражданский иск потерпевшего к подсудимым о возмещении ему морального вреда на сумму 300 тыс. руб.

Содержание апелляционных жалобы и представления

Впоследствии прокуратура и мать потерпевшего обжаловали оправдательный приговор. В частности, в своем апелляционном представлении прокурор ссылался на то, что суд не дал оценки противоречиям в показаниях свидетельниц защиты о деталях инцидента во время уголовного судопроизводства. Так, в ходе предварительного следствия одна из них утверждала о том, что полицейские пытались посадить в служебную машину троих подростков, а на суде – уже нет. По мнению стороны обвинения, суд лишил ее возможности представить доказательства о ложности показаний вышеупомянутых свидетельниц и проигнорировал достоверные показания свидетелей обвинения.

Прокуратура также сочла, что суд не пояснил, по каким причинам он учел негативную характеристику потерпевшего от эксперта А. и пренебрег показаниями ряда лиц об обратном. Кроме того, обвинение сочло, что суд не дал оценку показаниям Дмитрия Краховецкого о невозможности составить протокол административного правонарушения из-за отсутствия соответствующих бланков, что не соответствовало действительности и опровергалось представленными материалами. По мнению гособвинения, суд также не учел показания потерпевшего о происхождении травм.

В свою очередь мать К. в апелляционной жалобе указала, что суд необоснованно отверг последовательные показания несовершеннолетнего потерпевшего, у которого не было причин кого-то оболгать, как и показания его друзей С. и Г. Она также обратила внимание апелляции на наличие родственных связей между секретарем судебного заседания и одним из подсудимых.

Апелляция оставила в силе оправдательный приговор

Белгородский областной суд оставил в силе оправдательный приговор, отметив, что его описательно-мотивировочная часть полностью соответствует требованиям ст. 305 УПК РФ, а нижестоящий суд обоснованно отверг доводы гособвинения и потерпевшего.

«На основании полного, всестороннего и объективного исследования в судебном заседании представленных по делу доказательств суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что при отсутствии объективных данных о виновности Кузубова и Краховецкого в совершении инкриминируемого преступления суд лишен возможности признать их виновными в превышении должностных полномочий, т.е. в совершении ими как должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия, положив в основу обвинительного приговора доказательства, представленные стороной обвинения», – отмечено в апелляционном постановлении.

Апелляция пришла к выводу, что суд первой инстанции всесторонне и полно исследовал все представленные следствием доказательства, обоснованно заключив, что они не подтверждают наличие состава преступления в действиях полицейских, которые действовали в строгом соответствии с законом. «Вопреки доводам апелляционного представления, судом правильно оценены выводы экспертиз и показания экспертов о механизме образования телесных повреждений у потерпевшего К. как не свидетельствующие бесспорно об их образовании от действий оправданных. При том что сам потерпевший не отрицал возможности образования телесного повреждения в области коленного сустава при ударе об автомобиль, его показания о нанесении ему ударов Краховецким в область ребер с левой стороны и Кузубовым по лицу не нашли объективного подтверждения в результатах экспертиз», – указано в апелляционном постановлении областного суда.

Вторая инстанция отвергла доводы апелляционных представления и жалобы о том, что показания двух свидетельниц стороны защиты носили противоречивый характер, отметив, что расхождения относительно местонахождения молодежи в парке, их передвижениях, расположения полицейского автомобиля не умаляют доказательственное значение изложенных ими обстоятельств. «Поскольку доказательств, бесспорно подтверждающих обвинение Краховецкого и Кузубова в совершении преступления, сторона обвинения не представила, имеются неустранимые сомнения в их виновности, суд в соответствии с требованиями закона правильно постановил в отношении них оправдательный приговор», – отмечено в постановлении суда.

Апелляционный суд также счел неубедительными доводы матери потерпевшего о том, что супруг секретаря судебного заседания является родственником одного из подсудимых, так как женщина не заявила отвод указанному работнику суда. В этой связи вторая инстанция оставила в силе оправдательный приговор в отношении сотрудников полиции.

Адвокаты оправданных прокомментировали решения судов

В комментарии «АГ» Борис Золотухин отметил, что уголовное дело в принципе не должно было поступить в суд, настолько абсурдным было не столько само обвинение, сколько собранные следствием доказательства. «Показания несовершенного свидетеля о применении к нему насилия сотрудника полиции не подтверждались не только показаниями свидетелей, но и заключениями судебно-медицинских экспертиз. Если бы обвинение удосужилось вникнуть в их содержание, оно бы поняло, что выводы этих экспертиз (как и проведенного при проверке в порядке ст. 125 УПК РФ исследования) полностью опровергали показания потерпевшего. И это подтвердили допрошенные в судебном заседании судебно-медицинские эксперты и специалист», – пояснил он.

Адвокат добавил, что следователь с подачи прокурора просто игнорировал очевидные доводы защиты. «Кстати, по моей просьбе в его адрес судом вынесено частное постановление (и что смешно – прокурор его не обжаловал), поскольку в суде была достоверно установлена фальсификация показаний потерпевшего, данных им в ходе опознания одного из обвиняемых. С точки зрения защиты, уголовное преследование подзащитных по этому делу – результат чрезмерных амбиций прокурора района, любой ценой желающего показать всем (в том числе и суду), кто в районе главный», – отметил защитник.

Адвокат Юрий Шевяков назвал справедливыми и обоснованными вынесенные по делу судебные акты. «Следствие слишком однобоко интерпретировало инцидент, проигнорировав многие доводы защиты на стадии предварительного следствия по делу. На самом деле полицейские предотвратили побоище между молодежью двух сел, но следствие упрямо отрицало факт массового скопления в парке молодежи, которое само по себе было чревато рисками совершения подростками различных правонарушений», – отметил он.

В свою очередь Андрей Ампилов пояснил, что суды обеих инстанций досконально исследовали все доказательства по делу и вынесли законные решения. «На стадии предварительного следствия в уголовном деле наблюдался обвинительный уклон. Защитой была проделана огромная работа по поиску свидетелей инцидента», – сказал адвокат.

Борис Золотухин добавил, что по делу настолько очевидна была обоснованность доводов защиты, что судам первой и апелляционной инстанций было довольно просто руководствоваться законом.

Зинаида Павлова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о