Вопросы юристу


КС: Осужденный на основании сфальсифицированных доказательств не должен лишаться статуса потерпевшего

Как указал Суд, отказ в признании потерпевшим лишает такого гражданина возможности отстаивать свои интересы в процессе, по результатам которого может быть пересмотрено его уголовное дело

КС: Осужденный на основании сфальсифицированных доказательств не должен лишаться статуса потерпевшего

Адвокаты поддержали выводы Конституционного Суда, в частности отметив, что постановление может повлечь серьезные последствия для многих лиц, чьи права как пострадавших от фальсификации доказательств были нарушены ограничением в реализации прав потерпевшего.

12 мая Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 18-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 42 УПК РФ, определяющей процессуальный статус потерпевшего в уголовном судопроизводстве.

Обвинительный приговор был основан на подложных доказательствах

Приговором Озерского городского суда Московской области от 24 октября 2016 г. Андрей Никитин был осужден по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к восьми с половиной годам лишения свободы. Этим же приговором по ч. 5 ст. 33 и п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ была осуждена О., в отношении которой приговор не обжаловался и не опротестовывался.

Апелляционным определением
Московского областного суда от 21 марта 2017 г. обвинительный приговор был отменен в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства, дело было направлено на новое рассмотрение. Приговором Озерского городского суда Московской области от 19 октября 2017 г. Андрей Никитин вновь признан виновным, Московский областной суд оставил приговор без изменения.

13 января 2020 г. по заявлению Андрея Никитина было возбуждено уголовное дело в отношении следователя и дознавателя за фальсификацию доказательств по уголовному делу в его отношении, в числе прочих он был допрошен в качестве свидетеля. 9 июня того же года Андрей Никитин был признан потерпевшим по уголовному делу в отношении следователя и дознавателя. Однако 4 августа заместитель прокурора Московской области вынес требование об устранении нарушений федерального законодательства, выразившихся в признании Андрея Никитина потерпевшим, в связи с этим 20 августа 2020 г. решение о признании его потерпевшим было отменено.

Андрей Никитин обжаловал постановление об отмене в суд, однако жалоба осталась без удовлетворения. Бабушкинский районный суд г. Москвы исходил из отсутствия сведений о том, что противоправные действия следователя и дознавателя привели к незаконному осуждению Андрея Никитина, поскольку приговор в его отношении вступил в законную силу и не отменен. Аналогичную позицию заняли вышестоящие инстанции, включая и судью Верховного Суда РФ.

Приговором Коломенского городского суда Московской области от 28 июня 2021 г. следователь и дознаватель были осуждены за фальсификацию протоколов следственных действий и подделку подписей. Приговор оставлен без изменения апелляционным судом.

В свою очередь, апелляционным определением
Московского областного суда от 21 декабря 2021 г. приговор, а также апелляционное определение в отношении Андрея Никитина были отменены, а производство по уголовному делу возобновлено ввиду вновь открывшихся обстоятельств. При этом Андрею Никитину избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на три месяца.

КС защитил право осужденных на справедливое правосудие

В жалобе в Конституционный Суд Андрей Никитин указал, что ч. 1 ст. 42 УПК РФ не соответствует Конституции в той мере, в какой она позволяет не признавать потерпевшим в рамках уголовного дела о фальсификации доказательств по уголовному делу лицо, отбывающее наказание на основании вступившего в законную силу приговора суда, и тем самым ограничивает ему доступ к правосудию.

Изучив материалы дела, КС напомнил, что обязанность государства гарантировать защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе путем обеспечения им адекватных возможностей отстаивать свои интересы в суде, вытекает из ч. 1 ст. 21 Конституции, согласно которой достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Суд отметил, что государство обязано не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать, прежде всего в суде, свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами. Иное означало бы умаление чести и достоинства личности не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством.

КС указал, что потерпевший вправе заявлять о совершенном в отношении него преступлении, представлять доказательства, поддерживать обвинение, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, обжаловать приговор, определение и постановление суда (Постановление от 24 апреля 2003 г. № 7-П и Определение от 18 января 2005 г. № 131-О).

По смыслу ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим признается физическое лицо, которому причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации непосредственно тем общественно опасным деянием, по признакам которого было возбуждено уголовное дело. Правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется решением дознавателя, следователя или суда о признании потерпевшим, но не формируется им, подчеркнул КС (Постановление от 11 ноября 2014 г. № 28-П; определения 17 ноября 2011 г. № 1555-О-О, от 25 апреля 2019 г. № 655-О и др.).

Суд отметил, что для реализации всей полноты процессуальных возможностей потерпевшего требуется официальное придание лицу такого статуса. Следователь или дознаватель, установив, что лицу преступлением причинен вред, обязан незамедлительно оформить данный факт постановлением о признании его потерпевшим. Иное лишило бы потерпевшего возможности отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами, необоснованно ограничило бы его доступ к правосудию.

Обращаясь к Определению от 25 апреля 2019 г. № 1190-О, Конституционный Суд напомнил свою правовую позицию о том, что фальсификацией доказательств может быть причинен вред в том числе и конкретным лицам, если для них в результате вынесения обвинительного приговора на основе таких доказательств наступили тяжкие последствия. Вместе с тем это не исключает причинения фальсификацией доказательств вреда конкретным лицам и без наступления тяжких последствий.

КС подчеркнул, что лицо, ставшее фигурантом уголовного дела на основании сфальсифицированных доказательств, становится объектом преступного посягательства тех, кто осуществляет уголовное преследование, а потому – независимо от того, что основным непосредственным объектом преступления выступают интересы правосудия, – данное лицо является потерпевшим как субъект правоотношений, которым причинен вред. «Очевидно, что лицо, отбывающее наказание в виде реального лишения свободы по приговору суда, основанному в том числе на сфальсифицированных доказательствах (как это имело место в ситуации Андрея Никитина), испытывает как физические, так и нравственные страдания и тем самым является потерпевшим по делу, в рамках которого расследуются обстоятельства фальсификации этих доказательств», – отмечается в постановлении.

Такой осужденный в случае отказа в признании его потерпевшим в деле о фальсификации лишается возможности отстаивать свои интересы в этом уголовном деле, по результатам которого может быть пересмотрено его уголовное дело, подчеркнул Суд. Он обратил внимание, что признание осужденного, в отношении которого были сфальсифицированы доказательства, свидетелем по делу, возбужденному против следователя (дознавателя) согласно с. 303 УК РФ, не компенсирует отказ в признании потерпевшим и препятствует такому осужденному в реализации имеющихся процессуальных гарантий. Это связано с тем, что в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством свидетель обладает меньшим объемом прав по сравнению с потерпевшим.

До момента отмены приговора ввиду вновь открывшихся обстоятельств действует презумпция законного осуждения лица, в отношении которого были сфальсифицированы доказательства виновности. Однако из этого не следует, что такое лицо не может быть признано потерпевшим в деле о фальсификации, разъяснил КС. Он добавил, что в противном случае такое лицо было бы ограничено в праве представлять дополнительные доказательства, поддерживать обвинение, в том числе влиять на его объем, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, – и это несмотря на то что принятое по делу решение может стать вновь открывшимся обстоятельством для пересмотра его уголовного дела.

КС подчеркнул, что в случае возбуждения уголовного дела против следователя (дознавателя) о фальсификации доказательств осужденный, хотя его уголовное дело и завершено постановлением обвинительного приговора, не должен быть лишен возможности претендовать на статус потерпевшего, с тем чтобы реализовать имеющийся у него процессуальный интерес, а значит, и возможность отстаивать свои права любыми не запрещенными законом способами.

Решение об отказе в признании потерпевшим как затрудняющее доступ к правосудию может быть оспорено в порядке ст. 125 УПК РФ (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. № 1). При этом КС отметил, что суд должен проверять не только формальную законность, но и фактическую обоснованность обжалуемого решения органа предварительного расследования и вместе с тем при такой проверке не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу (Постановление от 23 марта 1999 г. № 5-П; определения от 24 марта 2005 г. № 151-О, от 22 ноября 2012 г. № 2053-О и др.).

Конституционный Суд резюмировал, что ч. 1 ст. 42 УПК РФ – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования – предполагает возможность признания потерпевшим лица, осужденного по приговору, основанному в том числе на доказательствах, фальсификация которых устанавливается в рамках другого уголовного дела. При этом, если соответствующее уголовное дело было возбуждено по заявлению такого лица, поданному в связи с возможным причинением ему вреда данным деянием, ему во всяком случае не может быть отказано в признании потерпевшим. Иное безосновательно ограничивало бы право потерпевшего от преступлений и злоупотреблений властью на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Кроме того, иное ограничивало бы право на реальную судебную защиту, а также означало бы умаление чести и достоинства личности не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством.

КС отметил, что, исходя из материалов дела, уголовное дело по обвинению следователя и дознавателя в фальсификации доказательств по уголовному делу Андрея Никитина закончено вынесением обвинительного приговора, который вступил в законную силу. Данный приговор стал основанием для возобновления уголовного дела заявителя по вновь открывшимся обстоятельствам. КС РФ указал, что дело с участием заявителя, которое послужило основанием для его обращения в Конституционный Суд, не подлежит пересмотру. В случае отмены приговора по делу, в котором Андрей Никитин претендовал на статус потерпевшего, вопрос о наделении его правами потерпевшего, в том числе правом на возмещение имущественного и морального вреда, решается на основе правовых позиций, выраженных в настоящем постановлении, пояснил Суд.

Таким образом, Конституционный Суд признал ч. 1 ст. 42 УПК РФ не противоречащей Конституции в той мере, в какой она предполагает возможность признать потерпевшим по уголовному делу, возбужденному в отношении следователя (дознавателя) в связи с фальсификацией доказательств по расследованному им уголовному делу, лицо, осужденное по этому уголовному делу, в том числе в случае, когда постановленный в отношении осужденного обвинительный приговор не отменен (не изменен).

КС постановил, что конституционно-правовой смысл указанной нормы, выявленный в настоящем постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике. Он также указал, что Андрей Никитин имеет право на применение в отношении него компенсаторных механизмов, чьи форма и размер определяются Бабушкинским районным судом, рассмотревшим в первой инстанции конкретное дело с участием заявителя, в котором применено оспоренное в Конституционном Суде законоположение.

Адвокаты поддержали позицию Конституционного Суда

Заведующий и профессор кафедры уголовного процесса Сибирского федерального университета, д.ю.н., адвокат Красноярской коллегии адвокатов «Шпагин и партнеры» Александр Назаров отметил, что проблема обеспечения прав потерпевшего в уголовном процессе продолжает быть актуальной. «Несмотря на то что в ст. 6 УПК РФ законодатель в назначении уголовного судопроизводства защиту прав потерпевшего ставит на первое место, некоторые субъекты, ведущие уголовный процесс (дознаватель, следователь и др.), “отмахиваются” от потерпевшего – повсеместно нарушают права потерпевшего, игнорируют его ходатайства и т.д.», – выразил мнение адвокат.

Александр Назаров полностью согласен с позицией Конституционного Суда. Он считает значимым, что КС еще раз подчеркнул, что следователю, дознавателю и другим властным субъектам в уголовном процессе нельзя вести доказывание по уголовному делу преступными методами, а потерпевшими в этом случае могут быть и лица, которые совершили общественно опасные деяния и в отношении которых ведется расследование и судебное разбирательство. И не могут эти лица быть свидетелями, так как незаконными действиями должностных лиц государства им причинен вред, пояснил адвокат.

Адвокат КА «Галоганов и партнеры» Юрий Катейкин подчеркнул, что обязанность государства гарантировать защиту прав потерпевших закреплена в ч. 1 ст. 21 Основного Закона. Действия должностных лиц, сфальсифицировавших протоколы следственных действий по делу об особо тяжком преступлении, не могут не затрагивать права гражданина, который по этому делу осужден, отметил он.

Юрий Катейкин считает, что на фоне выявления многочисленных нарушений в ходе правоприменительной практики, которые нередко заканчиваются возбуждением уголовных дел в отношении должностных лиц за фальсификацию доказательств по делу, решение КС является своевременным и обоснованным. «Безусловно, пострадавший от процессуальных фальсификаций может защитить свои права, только обладая статусом потерпевшего. Только в этом статусе гражданин обладает полным набором прав в уголовном процессе. К примеру, он может заявлять ходатайства, делать дополнения и уточнения, быть признан гражданским истцом, обжаловать процессуальные решения по делу, в том числе состоявшийся приговор в отношении должностных лиц по причине мягкости и не справедливости. Для потерпевшего законом гарантированы справедливые компенсации за моральные и физические страдания, размер которых уже давно не является формальным», – прокомментировал он.

Партнер АБ ZKS Алексей Буканев указал, что сама ст. 42 УПК РФ не противоречит конституционным нормам, а проблема возникает из-за правоохранителей, часть из которых использует закон в целях получения каких-либо выгод, в том числе в интересах службы. «К сожалению, гражданину пришлось пройти все судебные инстанции, чтобы КС РФ разрешил, по моему мнению, очевидный вопрос. Тем не менее я, конечно, рад данному решению, поскольку в практике на него можно будет ссылаться. Наша правовая система иногда напоминает прецедентную, поскольку, только увидев конкретный пример, правоохранители принимают решение по аналогичной ситуации», – считает адвокат.

Старший партнер Адвокатского бюро г. Москвы «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин отметил, что актуальность поднятой проблемы очень высока, так как крайне редко следственные органы допускают признание потерпевшими лиц, привлеченных к уголовной ответственности на основании фальсифицированных доказательств. При этом он подчеркнул, что Конституционный Суд справедливо заметил, что процедура пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам сама по себе не компенсирует права осужденного по подложным доказательствам, вытекающие из положений ст. 42 УПК. Постановление после возобновления дела и оправдательного приговора влечет за собой другой восстановительный механизм – право на реабилитацию, что отличается как по форме, так и по содержанию от прав потерпевшего и гражданского истца, пояснил адвокат.

«Нельзя не согласиться с выводами Суда, так как умаление авторитета власти, в том числе и судебной, посредством постановления приговора, основанного на фальсификации доказательств, должно влечь за собой наиболее широкий спектр компенсаторных механизмов. Комментируемое постановление может повлечь серьезные последствия для многих лиц, чьи права как пострадавших от фальсификации доказательств были нарушены ограничением в реализации прав потерпевшего», – полагает он. Алексей Нянькин добавил, что от Конституционного Суда хотелось бы также увидеть основательную оценку норм ст. 392 ГПК РФ в контексте влияния на пересмотр судебных актов постановлений следственных органов о привлечении к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по гражданскому делу.

Управляющий партнер АБ «Бельский и партнеры», адвокат Кирилл Бельский считает, что позиция КС РФ последовательно и более подробно развивает очевидный тезис – при существенном нарушении процессуального порядка привлечения к уголовной ответственности обвинительный приговор должен быть пересмотрен. Он заметил, что, поскольку права лица, привлеченного к уголовной ответственности, существенно нарушены умышленным пренебрежением к процессуальным правилам, он имеет непосредственное право на восстановление справедливости.

«С учетом того что решение по данному делу будет преюдициальным по отношению к “предикатному” приговору, КС РФ не отошел от конституционного принципа гуманизма в уголовной сфере. Процессуальное положение осужденного как потерпевшего позволит ознакомиться с материалами уголовного дела и более активно участвовать на всех этапах уголовного судопроизводства, чтобы приговор в отношении него был пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам с учетом всех обстоятельств, которые могут смягчить его положение», – высказался Кирилл Бельский.

В комментарии «АГ» адвокат АП Московской области Сергей Перелыгин, который ранее защищал О., осужденную вместе с Андреем Никитиным, отметил, что в рассматриваемом случае фальсификацией доказательств были нарушены не только интересы правосудия, но и права конкретного лица. Он указал, что есть общеприменительная практика по этой категории дел, в соответствии с которой каждый гражданин, чьи права были нарушены таким образом, должен быть признан потерпевшим по уголовному делу и отстаивать свои права и законные интересы, представлять доказательства, заявлять ходатайства.

Адвокат считает значимым постановление КС, поскольку теперь каждый гражданин, оказавшийся в подобной ситуации, может сослаться на разъяснение Суда, что отказ в признании потерпевшим лишает гражданина возможности отстаивать свои интересы в процессе, по результатам которого может быть пересмотрено его уголовное дело.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о