Вопросы юристу


Адвокат добился в ВС отмены приговора за превышение мер, необходимых для задержания браконьера

Верховный Суд указал, что первая инстанция в приговоре не отразила, на основании каких именно доказательств, каких сведений, которые они содержат, она пришла к выводу о мотивах совершения вмененного обвиняемому преступления

Адвокат добился в ВС отмены приговора за превышение мер, необходимых для задержания браконьера

В комментарии «АГ» защитник подсудимого положительно оценил выводы Верховного Суда, но отметил, что фактически тот учел всего лишь одно основание его кассационной жалобы.

Верховный Суд опубликовал Определение суда кассационной инстанции от 22 сентября по делу № 82-УД22-14-К7, которым отменил приговор мужчине, осужденному за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Защиту подсудимого со стадии предварительного следствия осуществлял адвокат АП Курганской области Сергей Вожжиков, который рассказал «АГ» о деле.

Вечером 13 октября 2018 г. Анатолий Пономарёв со своим родственником, директором охотничьего хозяйства в Курганской области Х., двигались на автомобиле «УАЗ» по территории охотхозяйства в целях обнаружения и задержания лиц, осуществляющих незаконную охоту. Во время этого рейда автомобиль столкнулся с двигавшимся во встречном направлении мотоциклом, управляемым К., который вез пассажира С., при этом в коляске мотоцикла имелись туши сибирской косули. В результате ДТП К. и С. получили тяжкие телесные повреждения.

Сначала в отношении Анатолия Пономарёва возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 264 УК РФ за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, но 10 марта 2020 г. оно было прекращено, после чего ему было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 114 УК, т.е. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К. и С. при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

По версии следствия, обвиняемый, осознавая преступность действий К., с целью их пресечения и задержания его, умышленно совершил маневр в направлении двигающегося навстречу мотоцикла и допустил блокирующий удар в левую переднюю его часть. При этом отмечалось: Анатолий Пономарёв понимал, что автомобиль является источником повышенной опасности и превышает мотоцикл по массе, а также осознавал общественную опасность своих действий и предвидел наступление в их результате тяжких последствий для водителя и пассажира мотоцикла.

В ходе судебного разбирательства Анатолий Пономарёв не признал свою вину. По его словам, управлявший мотоциклом К. находился в состоянии алкогольного опьянения и сам врезался в его автомобиль, поскольку не рассчитал маневр для объезда «УАЗа». В результате этого столкновения мотоцикл съехал с дороги и загорелся, а оба потерпевших получили травмы.

В июне 2021 г. мировой судья судебного участка № 16 Макушинского судебного района Курганской области, исходя из показаний потерпевших, ряда свидетелей, данных протокола осмотра места происшествия и актов автотехнической и трассологической экспертиз, признал Анатолия Пономарёва виновным в совершении преступления по ч. 2 ст. 114 УК РФ. При этом суд пришел к выводу, что мотивом совершенного Анатолием Пономарёвым преступления послужило его желание задержать лицо, совершившее преступление. Подсудимый был приговорен к одному году ограничения свободы с установлением ограничений в соответствии со ст. 53 УК РФ. В связи с истечением сроков давности на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ он был освобожден от наказания. Апелляция и кассация оставили обвинительный приговор в силе.

В кассационной жалобе в Верховный Суд (есть у «АГ») адвокат Сергей Вожжиков, в частности, указал, что при выезде из охотничьего хозяйства браконьер К., управляя мотоциклом в состоянии алкогольного опьянения, сам врезался в УАЗ его подзащитного, поскольку он не рассчитал траекторию объезда автомобиля в попытке скрыться от преследования подсудимого. Защитник также отметил, что мировой судья начал рассмотрение уголовного дела 16 марта 2021 г. – т.е. по истечении срока исковой давности в отношении инкриминируемого подзащитному преступления небольшой тяжести, тогда как судебное разбирательство возможно лишь по требованию обвиняемого. Кроме того, уголовное дело по ч. 2 ст. 114 УК РФ, по которой был осужден Пономарёв, изначально не возбуждалось.

Защитник добавил, что гособвинение в суде поддерживал заместитель прокурора Лебяжьевского района, у которого не было полномочий на участие в деле в Макушинском районе. В кассационной жалобе также отмечалось, что выводы проведенных по делу автотехнических экспертиз содержат противоречия в части нюансов столкновения двух т/с, которые не были исследованы и оценены судом. Кроме того, оспаривался факт причинения вреда здоровью одного из потерпевших на предмет количества переломов.

Изучив доводы жалобы, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда сочла по существу немотивированным вывод суда первой инстанции о том, что мотивом совершенного Анатолией Пономарёвым преступления послужило его желание задержать лицо, совершившее преступление. Как пояснил ВС, в приговоре не указано, на основании каких именно доказательств и сведений суд первой инстанции пришел к такому выводу. «Притом что, разрешая в данном случае вопрос о мотиве преступления, суд должен был исходить из положений ст. 38 УК РФ о том, что задерживающее лицо должно быть уверено, что причиняет вред именно тому лицу, которое совершило преступление, однако такие обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, как то, что знал ли Пономарёв о незаконных действиях потерпевшего, и обстановка давала ему основания полагать, что преступление совершено К., которого осужденный, согласно выводам суда, пытался задержать, какой-либо оценки суда в приговоре не получили», – заметил ВС.

Суд добавил, что вступивший в законную силу приговор в отношении К., которым тот признан виновным и осужден в том числе за незаконную охоту, не может рассматриваться как доказательство наличия у Анатолия Пономарёва умысла на причинение тяжкого вреда здоровью этому потерпевшему при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Вместе с тем такой судебный акт может служить доказательством, подтверждающим фактические обстоятельства дела, т.е. нахождение К. 13 октября 2018 г. на территории охотничьего хозяйства в связи с осуществлением незаконной охоты. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» адвокат Сергей Вожжиков весьма положительно оценил выводы Верховного Суда. «ВС согласился, что не доказан умысел со стороны подзащитного в совершении инкриминируемого ему деяния. Однако Суд учел всего лишь одно основание моей кассационной жалобы. Нам предстоит большая работа в первой инстанции, поскольку, на мой взгляд, фактически ВС РФ указал: “Как можно рассматривать дело о преступлении, которого в реальности не было?”» – подчеркнул он.

Зинаида Павлова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о