Вопросы юристу


ВС решал, когда потребителю не заплатят неустойку и штраф


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

До Верховного суда дошел спор о сломанном ноутбуке, где судебная экспертиза подтвердила производственный дефект. Поэтому нижестоящие инстанции приняли решение в пользу потребителя. Но юрист гипермаркета техники настаивала, что в деле все не так просто. Она обращала внимание, что изначально проверка магазина не нашла недостатков, а значит, они могли появиться позже. И клиентка вела себя странно: не указала в претензии номер телефона и квартиры, а к иску приложила копию недействительного паспорта.

Ноутбук с неработающей камерой

29 января 2020 года Нанэ Карпетян* приобрела у ООО «МВМ» (юрлицо магазинов «М.Видео» и «Эльдорадо») ноутбук MSI за 136 990 руб. Вскоре она обнаружила поломку: не работала веб-камера и зависал экран. 10 февраля женщина направила претензию продавцу. Она сослалась на ст. 18 закона «О защите прав потребителей» («Права потребителя при обнаружении в товаре недостатков»). Норма гласит, что если речь идет про технически сложный товар (а ноутбук относится к этой категории) потребитель может вернуть его обратно в течение 15 дней, если обнаружит недостаток. Карпетян потребовала провести проверку качества техники и вернуть ей уплаченные за нее деньги. 

Но в письме она не указала свой номер телефона, а обратный адрес написала неполный — без номера квартиры. Поэтому ответное письмо к ней шло дольше положенного (с нарушением 10-дневного срока). И когда она пришла в сервисный центр, то ей сказали, что заявка на проверку качества уже аннулирована из-за опоздания. Тогда она повторно направила претензию. 5 марта общество все-таки провело проверку качества, но никакой поломки специалисты не обнаружили. Они указали, что были проблемы с загрузкой операционной системы. После завершения обновления компьютер стал работать нормально. Поэтому возвращать деньги отказались.

Тогда Карпетян провела независимую техническую экспертизу у ИП Руслан Казарин (основной вид деятельности ИП — судебно-экспертная деятельность). Специалист решил, что у товара действительно не работает веб-камера из-за скрытого производственного дефекта ее модуля. Поэтому недочет проявился только во время использования.

Вернуть деньги через суд

После этого потребитель обратилась в суд. Она просила забрать неисправную технику, а ей вернуть деньги, потраченные на покупку (136 990 руб.), неустойку (109 592 руб.), штраф (50% от присужденной суммы), а еще расходы на независимую экспертизу (6000 руб.), компенсацию морального вреда (10 000 руб.) и деньги, потраченные на отправку двух претензий по почте (118 руб.).

Волжский районный суд г. Саратова подчеркнул, что в первой претензии Карпетян указала неверный адрес и, возможно, поэтому вовремя не смогла получить ответ. Суд обратил внимание на еще одну деталь: при обращении с иском потребитель приобщила копию недействительного паспорта. Как отметила первая инстанция, выяснить, зачем она это сделала, не получилось, так как на заседание заявительница не пришла. 

Чтобы понять, исправен ли на самом деле ноутбук, суд назначил судебную экспертизу. Она подтвердила производственный недостаток. Из этого райсуд сделал вывод, что истец может вернуть деньги за бракованный товар. Иск потребителя суд удовлетворил частично. При расчете неустойки и штрафа он применил ст. 333 ГК («Уменьшение неустойки»), а еще снизил компенсацию морального вреда. В итоге Карпетян он присудил 162 000 руб.: стоимость товара (136 990 руб.), неустойку (10 822 руб.), штраф (7440 руб.) компенсацию морального вреда (500 руб.), расходы на экспертизу (6000 руб.) и 118 руб., которые Карпетян потратила на отправку писем. С этим выводом не согласился ответчик, он уверял, что общество не должно платить неустойку и штраф из-за действия банкротного моратория. Апелляция и кассация эти выводы отвергли, ведь в деле не ставился вопрос о банкротстве. 

Они оставили в силе решение районного суда, тогда общество «МВМ» пожаловалось в Верховный суд. У него было три основных аргумента: производственный дефект не доказан, личность истца не установлена, неустойка и штраф во время моратория не начисляются.

Сомнительная экспертиза

Дело № 32-КГ21-21-К1 рассмотрела «тройка» под председательством Александра Киселева. На заседание в ВС пришла только представитель «МВМ» Мария Алексеева. Она напомнила, что во время проверки 5 марта (которую проводил сам продавец) никаких дефектов специалисты не нашли. Карпетян не протестовала против этих выводов и не попросила организовать экспертизу. Более того, она не предупредила, что сама хочет обратиться к экспертам и не пригласила продавца для участия в ней. «ИП Казарин — это совершенно неизвестное лицо, эксперт. Вскрыли товар на гарантии и в наше отсутствие могли сделать с ним все, что угодно. Можно воздействовать током и затем написать такое заключение», — уверяла Алексеева. Она полагает, что это заключение нельзя назвать независимым, так как составлено в одностороннем порядке.

— Право потребителя обменять товар в 15-дневный срок обусловлено наличием в нем недостатка? — спросил судья ВС Михаил Кротов.

— Обусловлено. Он [потребитель] может обмануть, и в итоге так и получилось. Когда истец предоставила товар на проверку качества, недостатка там не было. Это был 34-й день после покупки. Как можно говорить о том, что он возник в 15-дневный срок, — ответила Алексеева.

— Суд провел экспертизу, и она подтвердила наличие производственного недостатка, — отметил председательствующий в процессе.

— Судебный эксперт не указал, когда этот недостаток возник. Он его установил на дату исследования. Это был июль 2020 года, — указала Алексеева.

— Это не эксплуатационный, а производственный недостаток. То есть он присутствует уже при реализации товара, — объяснил Киселев.

— Но он возник не в 15-дневный срок, — стояла на своем Алексеева.

Нельзя было взыскивать неустойку и штраф

 Алексеева рассказала, что потребитель подал иск по недействительному паспорту. В 2016-м Карпетян получила новый документ, а к иску (который она подала спустя 4 года) она приложила копию старого. «Каким образом суд, не установив личность и приняв иск по недействительному паспорту, рассмотрел это дело — это тоже вопрос», — подчеркнула Алексеева. После этого она перешла к третьему доводу жалобы. О том, что с общества нельзя было взыскивать неустойку и штрафы во время действия банкротного моратория (с 6 апреля 2020-го по 6 января 2021-го). 

— С каких пор ваша организация находится в банкротстве? — уточнил Кротов.

— Мы в банкротстве не находимся, общество отнесено к числу системообразующих, поэтому освобождено от финансовых санкций на время действия моратория, — объяснила Алексеева.

Больше вопросов у коллегии не возникло. «Тройка» ненадолго удалилась в совещательную комнату, а выйдя из нее, отменила акты апелляции и кассации, а спор вернула в Саратовский областной суд.

* Имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о