Вопросы юристу


ВС указал, как рассчитывать оплату услуг представителя

С произвольным снижением судебных издержек необходимо бороться на законодательном уровне

ВС указал, как рассчитывать оплату услуг представителя

Кожанов Виктор
Адвокат АК «Кожанов и партнеры»

23 Марта 2021
Судебная практикаГражданское право и процесс

Вопрос о компенсации расходов на оплату услуг представителей выигравшей спор стороне как в отечественной правоприменительной практике, так и в судебной практике других государств остается дискуссионным. Даже международные суды снижают размер расходов на оплату услуг представителей, заставляя тем самым выигравшую сторону смириться с неизбежностью, что ее расходы не будут компенсированы в полном объеме. Вывод судов понятен – не допустить чрезмерного взыскания судебных расходов с проигравшей стороны спора.

Практика судов, в том числе арбитражных, по определению размера компенсации расходов на представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Позиция Верховного Суда РФ, выраженная в Определении от 16 февраля 2021 г. № 2-КГ20-10-КЗ, на мой взгляд, не внесла ничего нового и в целом дублирует критерии определения расходов на уплату представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1), согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое ему на подготовку процессуальных документов, и другие обстоятельства. Повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции, полагаю, не скажется существенным образом на повышении размера этих расходов – если суд и повысит его, то, скорее всего, незначительно: все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Много вопросов вызывает и применение судами разъяснения ВС в Постановлении Пленума ВС № 1, согласно которому разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые в сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

Как правило (как показывает мое наблюдение), суды не взыскивают расходы на представителей в полном объеме, если сумма расходов превышает средний установленный для аналогичных услуг размер, который обычно компенсируется при сравнимых обстоятельствах (на что указал Верховный Суд) в том или ином конкретном суде. Таким образом, каждый суд уже субъективно сформировал свои представления о размерах судебных расходов на оплату услуг представителей, которые не имеют ничего общего с актуальными рыночными расценками на представительские услуги. К сожалению, правоприменительная практика все дальше движется по пути чрезмерного снижения сумм расходов на оплату услуг представителя (несмотря на изменение рыночной конъектуры), «прикрываясь» так называемым принципом разумности и проявлением гуманизма в данном вопросе. На мой взгляд, это лишь создает почву для злоупотреблений правом – независимо от процессуального статуса стороны спора, порождая тем самым неуважение к правам и свободам участников судопроизводства, формируя у одних скептическое отношение к защите своих прав, у других – предъявление необоснованных (ошибочных) требований (т.е. изначально лишенных перспектив удовлетворения) и т.п.

Напротив, если бы суды применяли нормы ст. 110 АПК РФ, ст. 100 ГПК РФ и ст. 112 КАС РФ, исходя из их буквального толкования во взаимосвязи с разъяснениями ВС о разумности компенсации судебных издержек, то, полагаю, под угрозой компенсации действительных судебных издержек с проигравшей стороны спора потенциальные участники судопроизводства более ответственно подходили к реализации их права на судебную защиту, прилагая больше усилий как к недопущению нарушения прав других лиц, так и к должной защите своих прав.

Вместе с тем в настоящее время отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, и даже разъяснение Пленума ВС о критериях разумности расходов не имеет в правоприменительной практике решающего значения – суды свободно его «обходят», субъективно определяя средние размеры подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителей, оперируя общими формулировками об их разумности из Постановления Пленума ВС № 1, а вышестоящие судебные инстанции, не принимая во внимание доводы о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств «несогласной» стороной спора.

К сожалению, суды зачастую не придают должного значения рассмотрению вопросов об определении размера судебных расходов и установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных представителем выигравшей стороны спора услуг, формально применяя разъяснения Верховного Суда и руководствуясь правилом: «выиграли дело, что еще вам нужно?!».

На мой взгляд, практика определения расходов на оплату услуг представителей схожа с практикой взыскания договорной неустойки, для снижения которой достаточно самого факта несогласия с ее размером, в связи с чем неустойка уже перестает стимулировать стороны договорных отношений к надлежащему исполнению обязательств, как и существенное снижение расходов на оплату представителей не «отрезвляет» нарушителей, а напротив – порождает с их стороны неуважение к правам и свободам других лиц, на которых судом возлагается бремя таких расходов.

Не могу однозначно выразить мнение, какие изменения следует внести в законодательство о компенсации судебных расходов на оплату услуг представителей, но могу утверждать, что с формальным отношением судов к рассмотрению вопроса о компенсации судебных издержек, допускающих возможность их произвольного снижения, необходимо бороться на законодательном уровне – путем закрепления в процессуальном законе четких критериев разумности расходов – без привязки к каким-либо минимальным и максимальным ставкам.

На начальном этапе считаю необходимым активное пресечение вышестоящими судебными инстанциями любых попыток нижестоящих судов при рассмотрении вопроса об определении размера компенсации расходов на оплату услуг представителей формировать собственные средние расценки «представительских» расходов, которые, как показывает практика, не соотносится ни с общими критериями определения размера судебных расходов на оплату услуг представителей (таких, как сложность спора, объем работы и т.п.), ни с актуальной рыночной стоимостью этих услуг.

В целом выраженная в Постановлении Пленума ВС № 1 позиция о разумности судебных расходов более чем понятна, но, на мой взгляд, для практического применения недостаточна, поэтому необходимо внесение изменений в процессуальное законодательство, в котором следует отразить не только более четкие критерии определения размера подлежащих взысканию «представительских» услуг (сложность спора и т.п.), но и раскрыть содержание разумности этих судебных расходов подобно тому, как описано в Постановлении Пленума ВС № 1, дабы сбалансировать интересы участников судопроизводства и не допустить как необоснованного занижения, так и завышения расходов.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о