Вопросы юристу


ВС разъяснит вопросы, возникающие по делам об административных правонарушениях при рассмотрении трудовых споров

Пленум ВС направил на доработку проект постановления о рассмотрении дел, связанных с нарушением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права

ВС разъяснит вопросы, возникающие по делам об административных правонарушениях при рассмотрении трудовых споров

Одна из экспертов «АГ» обратила внимание на разъяснение о том, что административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 5.27 КоАП, не является длящимся. Другая отметила пункт, в котором содержится перечень доказательств, подтверждающих уклонение работодателя от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения. Третья посчитала, что разъяснения о допустимости, по сути, любых доказательств, являющихся скорее косвенными, чем прямыми, дают более четкие ориентиры нижестоящим судам смелее «включаться» в анализ ситуации и использовать любые средства доказывания.

9 декабря Пленум Верховного Суда рассмотрел проект постановления о некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами общей юрисдикции дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. По итогам рассмотрения проект был направлен на доработку.

Адвокат АП Московской области Марина Астаева отметила, что в п. 3 ВС делает акцент на действии закона во времени, а именно указывает на то, что при вступлении в силу закона, который будет смягчать или отменит вовсе административную ответственность, имеет место быть обратная сила закона; это означает, что смягчающий (или отменяющий) ответственность закон распространяться будет и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

В п. 4 ВС указал, что прекращение трудовых отношений с должностным лицом, в том числе руководителем организации, не исключает возможности возбуждения в отношении него производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности, если нарушение было допущено им в период исполнения служебных обязанностей и не истек срок давности привлечения к административной ответственности, составляющий один год.

ВС также отметил, что прекращение физлицом деятельности в качестве ИП не препятствует его привлечению к административной ответственности в пределах срока давности за совершенные им в период предпринимательства правонарушения, предусмотренные ст. 5.27, 5.27.1 КоАП. При этом такому лицу назначается административное наказание, установленное для индивидуальных предпринимателей.

Марина Астаева заметила, что в п. 5 перечисляются возможные виды нарушений трудового законодательства, называются конкретные статьи ТК и других законодательных актов, а именно: о несоблюдении срока составления графика отпусков; непроведении индексации оплаты труда работников организации при наличии установленного порядка указанной индексации; необеспечении педагогическому работнику права на сокращенную продолжительность рабочего времени; нарушении установленного Правительством РФ порядка направления работников в служебные командировки; нарушении правил ведения трудовых книжек, утвержденных уполномоченным правительством федеральным органом исполнительной власти. «Примечательно, что этот перечень закрыт», – подчеркнула Марина Астаева.

Согласно п. 6 действия (бездействие) лица, ранее подвергнутого административному наказанию, подлежат квалификации по ч. 2, 5, 7 ст. 5.27, ч. 5 ст. 5.27.1 КоАП в том случае, если им совершено аналогичное административное правонарушение, которым является невыполнение (ненадлежащее выполнение) одной и той же обязанности, установленной трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, в срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию за совершение такого же административного правонарушения.

С учетом этого, отметил ВС, судьям следует проверять, истек ли срок, в течение которого лицо считается подвергнутым наказанию, на дату совершения нового тождественного правонарушения. Окончание течения данного срока на дату вынесения постановления по делу об административном правонарушении не влияет на квалификацию имевшего место невыполнения (ненадлежащего выполнения) обязанности.

В случае возбуждения дела об административном правонарушении в отношении, в частности, должностного лица необходимо учитывать, что возможность привлечения его к административной ответственности не ставится в зависимость от того, совершены аналогичные правонарушения по одному месту работы или в разных организациях», – указывается в документе.

По мнению старшего юриста АБ «Качкин и партнеры» Ольги Дученко, проект постановления революционным назвать нельзя, поскольку в основном в нем отражены позиции, уже устоявшиеся в судебной практике. «Из значимых разъяснений можно отметить указание в п. 7 документа на то, что административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 5.27 КоАП (фактическое допущение к работе лицом, не уполномоченным на это работодателем, при отказе работодателя признавать трудовые отношения), не является длящимся, поскольку будет окончено с момента отказа работодателя признать отношения в качестве трудовых», – отметила она. Это, посчитала юрист, может изменить правоприменительную практику, поскольку раньше суды, как правило, указывали на длящийся характер данного правонарушения (например, Решение Пензенского областного суда от 26 января 2017 г. по делу № 7-22/2016). Ольга Дученко полагает, что работодателям будет проще оспорить привлечение к административной ответственности по подобным делам.

Марина Астаева отметила, что в п. 9 проекта постановления перечисляются виды доказательств для подтверждения трудовых правоотношений. При уклонении от оформления или ненадлежащем оформлении трудового договора либо заключении гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем, доказательствами будут являться фактические данные, в том числе: объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу, показания лица, фактически допущенного к работе, и свидетелей, письменные доказательства, материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи. «Следует заметить, что перечень довольно широкий», – указала эксперт.

Председатель Коллегии адвокатов Республики Марий Эл «Тезис», адвокат Оксана Ухова заметила, что в практике имеется немало примеров отказа в удовлетворении требований как о понуждении работодателя заключить трудовой договор с неоформленным работником, так и о привлечении такого работодателя к административной ответственности за нарушение трудовых прав. Причиной таких решений чаще всего является недостаток доказательств, которые может представить работник в обоснование иска либо уполномоченный орган в обоснование нарушения трудового законодательства.

«В этой части разъяснения о допустимости, по сути, любых доказательств, являющихся скорее косвенными, чем прямыми, дают более четкие ориентиры нижестоящим судам смелее “включаться” в анализ ситуации и максимально использовать любые возможные средства доказывания, в том числе электронную переписку, мессенджеры и иные “новые” способы доказывания», – отметила Оксана Ухова.

Адвокат указала, что традиционные средства доказывания, особенно в административных спорах, тоже не особо жалуются судами, и в этой части само указание на необходимость их исследования тоже будет иметь важное значение для складывающейся практики по такой категории дел, а также по прямо связанным с ними индивидуальным трудовым спорам. «Обычно, доказывая свою правоту, “фактически допущенный работник” ссылается на показания свидетелей (часто таких же “неустроенных” сотрудников либо и вовсе своих родственников), электронную переписку с работодателем, что может лишь косвенно подтвердить факт исполнения трудовых обязанностей, а сотрудники работодателя обычно отказываются свидетельствовать в пользу своего коллеги, не желая портить отношения с начальством. Данные электронного общения признаются законным доказательством далеко не всеми судами. Работодатель же аргументирует прямыми письменными доказательствами: штатным расписанием, табелем учета рабочего времени, ведомостями по зарплате и прочим, где фамилия работника не фигурирует», – отметила она.

По мнению Оксаны Уховой, принимая во внимание разные возможности у лиц в представлении суду доказательств, разъяснения ВС об учете полного объема возможных доказательств являются очень правильными. «В целом при рассмотрении дел о неформальных трудовых отношениях (даже в административных спорах) стоит сместить бремя доказывания и закрепить презумпцию наличия трудовых отношений и соответствующие этому процессуальные последствия», – посчитала адвокат.

В п. 13 проекта ВС отметил, что при решении вопроса о привлечении к административной ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП следует учитывать, что квалификации в качестве административного правонарушения не подлежат частичная невыплата (в размере менее половины подлежащей выплате суммы) свыше трех месяцев либо полная невыплата свыше двух месяцев зарплаты, иных установленных законом выплат работникам, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности руководителем организации, работодателем, поскольку такие действия (бездействие) содержат признаки уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ст. 145.1 УК.

В п. 19 проекта указывается, что состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 5.27.1 КоАП, образует, например, допуск любого работника организации пищевой промышленности, общественного питания и торговли, водопроводных сооружений, медицинской организации или детского учреждения, независимо от его трудовых функций, к исполнению им трудовых обязанностей без прохождения периодических медицинских осмотров.

В п. 20 отмечается, что допуск работника к исполнению им трудовых обязанностей без прохождения необходимого обучения, проверки знаний, а также обязательных осмотров или при наличии медицинских противопоказаний является длящимся административным правонарушением, поскольку оно выражается в длительном непрекращающемся невыполнении работодателем обязанности отстранить от работы (не допускать к работе) работника, не прошедшего в установленном порядке обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда; обязательный медицинский осмотр, обязательное психиатрическое освидетельствование.

Фактическое допущение каждого такого работника подлежит квалификации в качестве отдельного административного правонарушения с назначением наказания, предусмотренного ч. 3 ст. 5.27.1 КоАП.

Отмечается, что после принятия проекта постановления п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» будет признан не подлежащим применению.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о