Вопросы юристу


ВС разъяснил порядок возврата владельцу задержанного транспорта, не подлежащего регистрации в ГИБДД

Суд указал, что после устранения причин задержания такое ТС подлежит возврату владельцу или лицу, имеющему при себе необходимые для управления им документы, без истребования подтверждения права собственности на него

ВС разъяснил порядок возврата владельцу задержанного транспорта, не подлежащего регистрации в ГИБДД

Один из адвокатов отметил, что рассмотренный ВС спор между правоохранителями и владельцем задержанного мопеда интересен в первую очередь тем, что находится на стыке двух отраслей законодательства: об административных правонарушениях и гражданского. Другой считает, что определение Суда может помочь «убедить» сотрудников органов исполнительной власти в подобных ситуациях, однако он предупредил о возможных злоупотреблениях со стороны граждан.

19 января Верховный Суд вынес Кассационное определение № 44-КАД21-12-К7 по делу, в рамках которого владелец мопеда оспаривал действия инспекторов ДПС по принудительной эвакуации его транспортного средства и отказ вернуть его.

5 июня 2020 г. инспекторами ДПС ГИБДД ОМВД России по Пермскому району был остановлен несовершеннолетний Б., управляющий мопедом, ими был составлен протокол по ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ за управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления им. Также был составлен протокол о задержании мопеда, на основании которого ТС было транспортировано на специализированную стоянку в г. Пермь. На следующий день производство по делу об административном правонарушении в отношении Б. было прекращено ввиду недостижения им возраста 16 лет.

8 июня 2020 г. Станислав Буров (дед Б.) обратился в полицию с заявлением, в котором просил признать действия инспекторов ДПС по изъятию ТС неправомерными и обязать владельца специализированной стоянки вернуть ему мопед без оплаты расходов по транспортировке и хранению. Заявитель представил дополнительно письменные свидетельские показания о том, что с 2007 г. транспортное средство принадлежит ему. Рассмотрев заявление, начальник ОМВД по Пермскому району сообщил заявителю, что в действиях инспекторов отсутствовали нарушения требований нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность ДПС. При этом в ответе не было указано на мотивы отказа в возврате транспортного средства.

Станислав Буров, считая неправомерными действия по принудительной эвакуации ТС на специализированную стоянку, обратился в суд с требованием о признании их незаконными, указав в качестве административного ответчика отдел МВД. В ходе судебного разбирательства по инициативе суда протокольным определением в качестве соответчиков привлечены начальник ОГИБДД, инспектор ДПС, а также владелец специализированной стоянки.

23 сентября 2020 г. Пермский районный суд отказал в удовлетворении исковых требований, посчитав, что действия инспекторов ДПС по задержанию мопеда ввиду отсутствия у Б. права управления им являлись правомерными. Исходя из отсутствия у несовершеннолетнего и его законного представителя правоустанавливающих документов на мопед, суд не усмотрел нарушений законодательства в его эвакуации на специализированную стоянку и оснований для его возврата. При этом свидетельские показания о принадлежности мопеда административному истцу суд посчитал ненадлежащим доказательством, подтверждающим право собственности на данное транспортное средство. Суд сослался на непредставление Станиславом Буровым доказательств того, что сотрудникам ГИБДД во время задержания мопеда были представлены предусмотренные ПДД документы.

Пермский краевой суд согласился с выводами первой инстанции, также указав на отсутствие доказательств, подтверждающих принадлежность ТС именно Станиславу Бурову. Апелляция в качестве дополнительного обоснования правомерности решения о задержании ТС сослалась на то обстоятельство, что уполномоченное должностное лицо не располагало информацией о технических параметрах мопеда, которым управлял несовершеннолетний, не знало, что оно не относится к автотранспортным средствам, которые в силу требований регионального закона подлежали помещению на специализированную стоянку. Седьмой КСОЮ поддержал выводы нижестоящих инстанций.

Позднее Станислав Буров обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить принятые по его административному исковому заявлению судебные акты. Ссылаясь на неправильное применение норм материального права и отсутствие законных оснований для помещения задержанного ТС на специализированную стоянку, заявитель просил принять новое решение об удовлетворении требований.

Изучив материалы дела, ВС напомнил, что в силу п. 1 ст. 25 Закона о безопасности дорожного движения право управления мопедом подтверждается водительским удостоверением категории «М». Суд указал: подп. 2.1.1 п. 2.1 ПДД РФ определено, что водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им для проверки водительское удостоверение на право управления ТС соответствующей категории или подкатегории, а также регистрационные документы на данное транспортное средство (кроме мопедов).

ВС отметил: ч. 1 ст. 27.13 КоАП установлено, что в целях пресечения нарушений правил эксплуатации, использования и управления ТС соответствующего вида применяются его задержание, помещение в ближайшее специально отведенное охраняемое место (на специализированную стоянку) и хранение на специализированной стоянке до устранения причины задержания. А согласно ч. 3, 8, 10 и 12 ст. 27.13 КоАП решение о возврате ТС принимается должностными лицами, уполномоченными составлять протокол о соответствующем административном правонарушении. Копия протокола о задержании ТС с решением должностного лица о возврате задержанного транспортного средства вручается его владельцу, представителю владельца или лицу, имеющему при себе документы, необходимые для управления данным транспортным средством, незамедлительно после устранения причины задержания.

Верховный Суд указал, что в случае прекращения производства по делу в связи с недостижением физическим лицом на момент совершения противоправных действий установленного КоАП возраста обязанность по оплате стоимости перемещения и хранения задержанного транспортного средства возлагается на лицо, совершившее противоправные действия, повлекшие это задержание, его родителей или иных законных представителей.

ВС посчитал правильной ссылку Станислава Бурова в кассационной жалобе на то, что представление документов, подтверждающих право собственности на ТС, может иметь место в тех случаях, когда наличие таких документов предусмотрено действующим законодательством РФ. Поскольку принадлежащее ему транспортное средство по своим техническим характеристикам регистрации в уполномоченном органе не подлежало, документы о его регистрации отсутствуют. Следовательно, после устранения причин задержания ТС оно подлежало возврату ему или лицу, имеющему при себе документы, необходимые для управления данным ТС, без истребования документов, подтверждающих право собственности на него, отметил Суд.

Судебная коллегия подчеркнула, что, признавая доводы административного истца несостоятельными, суды оставили без внимания закрепленные в гражданском законодательстве принципы неприкосновенности собственности, беспрепятственного добросовестного осуществления права собственности (п. 1 и 3 ст. 1 ГК РФ). ВС также принял во внимание, что с момента прекращения производства по делу об административном правонарушении административный истец и его сын последовательно заявляли о принадлежности мопеда Станиславу Бурову. Данное обстоятельство согласуется с требованиями ст. 493 ГК РФ о том, что отсутствие у покупателя документов, подтверждающих приобретение товара, не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключения договора и его условий.

Верховный Суд также установил, что суды не оценили довод Станислава Бурова о том, что в связи с давностью приобретения мопеда договор купли-продажи и кассовый чек на него не сохранились. По мнению ВС, судами сделан ошибочный вывод, что владение ТС в отсутствие указанных документов не может быть подтверждено свидетельскими показаниями, на наличие которых он ссылался в ходе производства по делу.

Таким образом, ВС посчитал незаконными обжалуемые судебные акты, которыми признан правильным отказ возвратить транспортное средство административному истцу. С учетом изложенного, а также того, что срок правомерного удержания ТС на специализированной стоянке и размер оплаты стоимости его перемещения и хранения судом не определены, все решения по делу были отменены, а само оно направлено на новое рассмотрение.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Куркин считает, что рассмотренный ВС спор между правоохранителями и владельцем задержанного мопеда интересен в первую очередь тем, что находится на стыке двух отраслей законодательства: об административных правонарушения и гражданского. «Хотя данный случай и является частным, тем не менее выводы ВС могут широко применяться практикующими юристами, особенно в тех случаях, когда между сотрудниками ГИБДД и владельцами механических средств передвижения будут возникать споры о правах на средства передвижения, в том числе в момент их задержания и возвращения законным владельцам», – полагает адвокат.

Николай Куркин отметил, что решение Верховного Суда он оценивает исключительно положительно, как и любой иной судебный акт, требующий от государственных органов и нижестоящих судов отходить от формализма при рассмотрении конкретных дел на своем уровне. По мнению адвоката, именно формальный подход сотрудников ГИБДД к рассмотрению заявления владельца задержанного мопеда стало причиной обращения гражданина в суд, который проявил такой же формализм. «Суды продемонстрировали явное нежелание давать правовую оценку изложенным в иске, а далее и жалобах доводам, в связи с чем их ошибки была вынуждена исправлять Судебная коллегия ВС РФ, – отметил Николай Куркин. – К сожалению, данный судебный акт навряд ли станет руководящим документом для рядовых сотрудников полиции, которые по-прежнему будут трактовать закон на местах по своему усмотрению».

Адвокат Калужской областной коллегии Никита Савин подчеркнул, что Верховный Суд напомнил нижестоящим судам, что помимо КоАП есть еще и ГК, который регулирует в том числе и порядок приобретения товаров, коим и является транспортное средство – мопед, задержанный в рамках ст. 27.13 КоАП РФ. Адвокат указал, что, действительно, в отсутствие письменных документов, прямо подтверждающих приобретение (договор, чек), а также отсутствие регистрации ТС в силу отсутствия требования к регистрации со стороны законодателя, способы доказать право собственности хотя и остаются, но не всегда воспринимаются органами исполнительной власти. «А как иначе вернуть свою собственность со специализированной стоянки? И здесь ВС РФ вынес значимое определение, которое может помочь “убедить” сотрудников органов исполнительной власти», – считает Никита Савин.

Вместе с тем адвокат отметил, что стоит опасаться злоупотреблений и что проверка принадлежности должна проводиться максимально тщательно. По мнению Никиты Савина, проверка такого рода свидетельских показаний должна оцениваться досконально в совокупности с иными доказательствами и с дополнительной проверкой на предмет хищения, в противном случае это может открыть возможности доказывания права собственности злоумышленниками.

Метки записи:   , , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о