ВС: должник не считается просрочившим обязательство, если оно не исполнено по вине кредитора

Суд разъяснил нижестоящим инстанциям, что при рассмотрении подобного спора они должны оценивать факты, свидетельствующие о возможной просрочке заказчика по исполнению его обязательств

ВС: должник не считается просрочившим обязательство, если оно не исполнено по вине кредитора

Оба эксперта «АГ» сошлись во мнении, что Верховный Суд в очередной раз обратил внимание судов на недопустимость поверхностного рассмотрения подобного рода споров, а также необходимость тщательного анализа обстоятельств дела. По мнению одного из них, судебный акт также полезен с точки зрения демонстрации подхода к доказыванию и определению элементов предмета доказывания.

14 ноября Верховный Суд вынес Определение № 303-ЭС19-12615 по спору между сторонами госконтракта о взыскании с подрядчика неустойки за нарушение сроков исполнения своих обязательств, которое он объяснял бездействием со стороны заказчика.

В апреле 2016 г. Министерство природных ресурсов и экологии Камчатского края (государственный заказчик) и ООО «БиробиджанВодПроект» (подрядчик) заключили госконтракт на разработку проектной документации в целях реконструкции руслорегулирующего сооружения местной реки на сумму 1,98 млн руб. Срок выполнения работ определялся с момента заключения договора до 30 ноября 2016 г., при этом предусматривалось, что в случае несвоевременного выполнения подрядчиком своих обязательств он уплачивает за каждый день просрочки пени, определяемые по специальной формуле.

Через две недели после заключения контракта заказчик перечислил аванс в размере 10%. В июне «БиробиджанВодПроект» уведомил о завершении работ и попросил выдать доверенность для сдачи материалов в организацию «Государственная экспертиза проектов территориального планирования, проектной документации и результатов инженерных изысканий Камчатского края». В августе подрядчик вновь сообщил о направлении госзаказчику проектных решений на рассмотрение и согласование перед передачей материалов на госэкспертизу. Повторное уведомление было направлено в октябре.

В ноябре подрядчик направил госзаказчику проектную документацию в бумажном и электронном видах. В декабре общество попросило министерство подписать акт приема-передачи документации для передачи документов на госэкспертизу.

В 2017 и 2018 гг. общество получило положительные заключения госэкспертизы по выполненной проектной документации и результатам инженерных изысканий. В апреле 2018 г. подрядчик вновь направил в адрес министерства акт приемки работ и счет на оплату.

Однако министерство, полагая, что работы выполнены с просрочкой, подало претензию об уплате неустойки, которая осталась без удовлетворения. Впоследствии госзаказчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с общества неустойки в размере 2,2 млн руб. в связи с просрочкой выполнения работ по государственному контракту.

Арбитражный суд удовлетворил требования истца частично, при этом взыскав с ответчика почти всю заявленную сумму. Суд первой инстанции установил, что ответчик получил положительные заключения государственной экспертизы с просрочкой исполнения обязательств на 511 дней. Поскольку общество просрочило срок для подачи апелляционной жалобы, последняя была возвращена заявителю.

В дальнейшем окружной суд отменил решение суда первой инстанции, взыскав с общества неустойку на сумму 1,98 млн руб. Суд округа счел, что общая сумма начисленной неустойки за нарушение подрядчиком контрактных обязательств не может превышать цену контракта.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ «БиробиджанВодПроект» сослалось на нарушение судами норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А24-3917/2018 высшая судебная инстанция со ссылкой на п. 1 ст. 404 ГК РФ напомнила, что, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Аналогичным образом сторона освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пени), если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны (ч. 9 ст. 34 Закона о госзакупках).

Верховный Суд отметил, что нижестоящие суды уклонились от исследования и оценки доводов общества о том, что последствия несоблюдения срока прохождения экспертизы не могут быть возложены только на подрядчика. Вопреки положениям ст. 309, 310, 404, 406 ГК РФ они также не исследовали необходимые обстоятельства исполнения сторонами условий контракта и наличие оснований для взыскания неустойки с подрядчика за нарушение им срока выполнения работ.

Как пояснил ВС РФ, суды при разрешении спора, установив факт просрочки должника (подрядчика) на 511 дней, не проверили довод общества о том, что длительное прохождение госэкспертизы произошло вследствие неисполнения заказчиком обязательства по контракту в части представления исходных данных документации (п. 5.2.1 контракта). Нижестоящие суды также не учли, что проектная документация соответствует контрактным требованиям, подтверждена положительными заключениями экспертиз и имеет потребительскую ценность для министерства.

«В соответствии с п. 1 ст. 406 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Соответственно, должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора», – отметил Суд, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение.

Комментируя определение ВС, адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова поддержала выводы Суда в той части, в которой он предписывает нижестоящим судам оценить факты, свидетельствующие о возможной просрочке заказчика по договору. «Если заказчик не осуществляет действия, необходимые для обеспечения возможности подрядчика надлежащим образом исполнить свои обязательства, последний в силу ст. 405 ГК РФ не считается просрочившим. Кроме того, необходимость оказывать содействие для достижения цели обязательства, предоставлять друг другу необходимую информацию предписывается сторонам в силу п. 3 ст. 307 ГК РФ», – пояснила она.

По словам эксперта, Верховный Суд в очередной раз обратил внимание судов на недопустимость поверхностного рассмотрения подобного рода споров, а также необходимость тщательного анализа обстоятельств дела.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков назвал рассматриваемое дело важным как для практики в целом, так и для конкретных споров, вытекающих из подобных договорных отношений. «Верховный Суд вновь делает работу судов нижестоящих инстанций и выясняет обстоятельства, которые должны были быть предметом рассмотрения ранее. Очевидно, что “вина кредитора” как довод, заявленный стороной спора, подлежит исследованию и проверке в ходе судебного процесса; несмотря на это, суды уклоняются от оценки данного довода и игнорируют его при вынесении решения», – отметил он.

По словам эксперта, определение ВС полезно с точки зрения демонстрации подхода к доказыванию и определению элементов предмета доказывания. «Пример “уклонения” от исполнения договора, продемонстрированный в настоящем споре, является достаточно частым явлением на практике, и его фиксация в судебном акте высшей судебной инстанции позволит эффективнее планировать риски и защиту во множестве аналогичных ситуаций. Ссылка на данное судебное решение в ближайшее время появится в обзорах различных информационно-правовых систем, равно как и во множестве подобных споров стороны будут ссылаться на указанный Верховным Судом подход», – предположил Виктор Глушаков.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о