Совет Федерации одобрил закон о сообщении адвокатами данных о финансах доверителя

Теперь адвокаты будут обязаны проверять, входит ли их доверитель в перечень лиц, в отношении которых имеются сведения о причастности их к экстремистской деятельности или терроризму

Совет Федерации одобрил закон о сообщении адвокатами данных о финансах доверителя

В комментарии «АГ» один из адвокатов отметил, что законодатели вносят изменения в Закон о противодействии легализации преступных доходов с целью соответствовать международным стандартам. Другой указал, что сказать, будет ли закон работать, сложно, поскольку в России адвокаты, в отличие от европейских стран, значительно меньше включены в осуществление операций с денежными средствами и иным имуществом доверителей и поэтому существенно меньше взаимодействуют с органами финансовой разведки. При этом третий отметил, что Совет ФПА еще в 2017 г. в своем решении рекомендовал адвокатам соблюдать обсуждаемое законодательство при строгом учете требований норм об адвокатуре и адвокатской этике.

13 марта Совет Федерации одобрил закон (законопроект № 287876-7), которым вносятся поправки в ряд положений Закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, а также в Закон о национальной платежной системе.

Поправками в Закон о противодействии легализации преступных доходов предусматривается, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, а также лица, указанные в ст. 7.1 Закона, обязаны в целях предотвращения отмывания доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и финансирования распространения оружия массового уничтожения разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию данных правил, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях.

В п. 1 ст. 7.1 Закона отмечается, что требования в отношении идентификации клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя, бенефициарных владельцев, установления иной информации о клиенте, применения мер по замораживанию денежных средств или иного имущества, организации внутреннего контроля, фиксирования, хранения информации, приема на обслуживание и обслуживания публичных должностных лиц, установленные подп. 1, 1.1, 2, 6 п. 1, п. 2 и 4 ст. 7, подп. 1, 3, 5 п. 1, п. 3 и 4 ст. 7.3, п. 5 ст. 7.5 Закона, распространяются на адвокатов, нотариусов и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг, в случаях если они готовят или осуществляют от имени или по поручению своего клиента операции с денежными средствами или иным имуществом, указанным в данном пункте.

Кроме того, ст. 7.1 Закона дополняется новыми положениями. Так, в п. 6 указывается, что применение мер по блокировке денег или иного имущества в соответствии с п. 1 данной статьи, подп. 6 п. 1 ст. 7 и п. 5 ст. 7.5 Закона не является основанием для возникновения гражданско-правовой ответственности адвокатов, нотариусов и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических и бухгалтерских услуг. 

В новом п. 7 ст. 7.1 Закона отмечается, что под публичным должностным лицом, указанным в п. 1 данной статьи, понимаются указанные в подп. 1 п. 1 ст. 7.3 данного Закона лица. 

Для разъяснения применения поправок Росфинмониторинг опубликовал Методические рекомендации. Согласно документу, блокировке денег будут подвержены лица, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, лица и организации, в отношении которых имеются сведения об их причастности к распространению оружия массового уничтожения, а также в отношении которых межведомственной комиссией по противодействию финансированию терроризма принято решение о замораживании денежных средств или иного имущества.

Отмечается, что субъекты Закона о противодействии легализации преступных доходов незамедлительно, но не позднее одного рабочего дня со дня размещения на официальном сайте Росфинмониторинга сведений о таких организациях или лицах направляют в ведомство информацию о принятых мерах.

Указывается, что лица, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, вправе осуществлять операции с деньгами или иным имуществом, направленные на получение и расходование зарплаты в размере, не превышающем 10 тыс. руб. в месяц из расчета на каждого неработающего члена семьи. Кроме того, они вправе получать социальные выплаты. 

Подчеркивается, что лица и организации, в отношении которых имеются сведения об их причастности к распространению оружия массового уничтожения, вправе обратиться в Росфинмониторинг с письменным мотивированным заявлением о частичной или полной отмене применяемых мер по замораживанию денежных средств или иного имущества.

Лица, в отношении которых межведомственной комиссией по противодействию финансированию терроризма принято решение о замораживании счетов или иного имущества, могут получать ежемесячное гуманитарное пособие в размере, не превышающем 10 тыс. руб.

Кроме того, отмечается, что субъекты ст. 5 Закона о противодействии легализации преступных доходов обязаны приостанавливать операции в соответствии с п. 10 ст. 7 и п. 8 ст. 7.5 Закона в случае, если хотя бы одной из сторон является юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем организации или физического лица, в отношении которых применены меры по замораживанию денежных средств или иного имущества, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица. Также необходимо приостановить операции в случае, если хотя бы одной из сторон является физическое лицо, осуществляющее операцию с денежными средствами или иным имуществом в соответствии с подп. 3 п. 2.4 ст. 6 Закона.

Законом вносятся поправки в ст. 7 Закона о национальной платежной системе, регулирующей особенности осуществления перевода электронных денежных средств. Так, закрепляется, что помимо осуществления перевода электронных денежных средств средства, учитываемые оператором электронных денежных средств в качестве остатка (его части) средств клиента – физического лица, использующего электронное средство платежа, предусмотренное ч. 4 ст. 10 Закона, могут быть по его распоряжению переведены на банковский счет в пользу юрлиц, ИП, направлены на исполнение обязательств клиента – физического лица перед кредитной организацией, а также, если клиент прошел процедуру упрощенной идентификации, переведены на его банковский счет или выданы ему наличными денежными средствами в случае использования предоплаченной карты. Данное действие будет выполнено при условии, что общая сумма выдаваемых наличных денежных средств не превышает 5 тыс. руб. в течение одного календарного дня и 40 тыс. руб. в течение одного календарного месяца.

Кроме того, ч. 6 ст. 10 Закона о национальной платежной системе, регулирующая порядок использования электронных средств платежа при осуществлении перевода средств, закрепляет, что оператор не осуществляет перевод, если в результате такого перевода будут превышены суммы, указанные в ч. 2, 4, 5 и 5.1 настоящей статьи. При этом за счет остатка электронных денежных средств клиента – физического лица по его распоряжению могут осуществляться операции, предусмотренные ч. 20 и 21 ст. 7 Закона.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин отметил, что изменения касаются расширения круга лиц, в отношении которых должна проходить идентификация, когда адвокат проводит определенные операции с денежными средствами и имуществом клиента, и того, что теперь возможно применение мер по замораживанию денежных средств, которое не влечет ответственности для адвоката. «Хотелось бы отметить, что эти поправки появились после второго чтения законопроекта. То есть законодатель изначально не задумывал вводить новые обязанности, в том числе для адвокатов. Вообще обязанность сообщать о подозрительных финансовых операциях, для того чтобы заработать в полной мере, должна появиться Законе об адвокатуре и адвокатской деятельности», – считает он.

Кроме того, Василий Ваюкин указал, что закон принят в рамках проводимой работы по борьбе с финансированием противоправной и преступной деятельности. Адвокат отметил, что в связи с проверкой (миссией) FATF законодатели и вносят изменения в Закон о противодействии легализации преступных доходов с целью соответствовать международным стандартам.

По мнению Василия Ваюкина, именно Методические рекомендациии должны обозначить порядок применения мер по замораживанию денежных средств и иного имущества. «Однако, расшифровка порядка “замораживания” ограничена – “введение запрета на осуществление операций”. И далее уточняются виды операций», – отметил адвокат.

«Объективно ли считать для адвоката прописанным алгоритм действий при принятии на себя обязанностей по отслеживанию включения или отсутствия своего клиента в перечне? Ответ на вопрос лежит на поверхности. Помимо прочего, по сути, адвокат должен находить не только своего клиента, но и аффилированных с ним лиц, то есть знать о связи своего клиента с теми, кто попал в список. Насколько это выполнимо, тяжело сказать, но явно возлагает дополнительные обязанности на субъектов, которые начинают приравниваться в своих функциях к помощникам федерального органа», – указал Василий Ваюкин.

Глава филиала МКА «Берлингтонз» Александр Осетинский видит проблему в реализации закона в том, что включение в соответствующий перечень может происходить без судебного решения или приговора. При этом закон не представляет лицам, входящим перечень, реальных механизмов защиты своих прав от необоснованного включения в него. «Попадание в перечень фактически выключает из человека из экономической жизни общества. Конституционность указанных положений у меня вызывает определенные сомнения, но, насколько я знаю, этот вопрос перед Конституционным Судом не ставился», – указал адвокат. По его мнению, сложно сказать, будет ли работать закон, поскольку в России адвокаты, в отличие от европейских стран, значительно меньше включены в осуществление операций с денежными средствами и иным имуществом клиентов и в силу изложенного существенно меньше взаимодействуют с органами финансовой разведки.

Адвокат АБ «Леонтьев и партнеры» Александр Булавин отметил, что закон в очередной раз поднимает и без того сложную проблему пределов действия адвокатской тайны. «Доверие – ключевой момент во взаимоотношениях с адвокатом, без него невозможна реализация предусмотренного Конституцией права на квалифицированную юридическую помощь. Однако, как неоднократно высказывался Конституционный Суд, право лица на конфиденциальный характер отношений со своим адвокатом не является абсолютным, его ограничения допустимы при условии их адекватности и соразмерности целям защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства», – подчеркнул он.

Адвокат считает, что принципиальных нововведений законопроект не содержит, так как обязанность адвоката по противодействию легализации преступных доходов существовала и раньше. Речь идет лишь о расширении указанных обязанностей. «Что касается реализации положений закона на практике, то Совет Федеральной палаты адвокатов еще в 2017 г. в своем решении рекомендовал адвокатам соблюдение обсуждаемого законодательства при строгом учете требований норм об адвокатуре и адвокатской этике. При этом было решено назначить лиц, ответственных за соблюдение указанных требований», – напомнил Александр Булавин.

Стоит отметить, что ранее проект принятого закона предполагал изменения и в Закон об адвокатуре, которые были крайне негативно восприняты адвокатским сообществом. В частности, предлагалось дополнить Закон об адвокатуре указанием на то, что установленные Кодексом профессиональной этики адвоката правила поведения применяются и при исполнении адвокатами требований «антиотмывочного» законодательства.

Отмечалось, что лица, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремизму или терроризму либо чьи средства были заблокированы органом, осуществляющим функции по противодействию финансирования терроризма, не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката. 

Помимо этого предлагалось установить взаимодействие между территориальными управлениями Минюста и Росфинмониторингом, в том числе в части информационного обмена в отношении данных реестра адвокатов субъектов РФ. Корреспондирующие изменения предусматривались и в ст. 7.1 Закона о противодействии легализации преступных доходов, согласно которой предусмотренные ею права реализуются адвокатами при оказании юридической помощи, не связанной с представлением интересов доверителя или участием в качестве защитника в судопроизводстве.

Контроль за исполнением адвокатами требований ст. 7.1 «антиотмывочного» закона предлагалось возложить на адвокатские палаты субъектов РФ, а за нарушение их – ввести дисциплинарную ответственность.

Осенью 2018 г. президент ФПА Юрий Пилипенко направил заместителю директора Росфинмониторинга Павлу Ливадному правовую позицию с негативным отзывом на проект поправок. А 28 января представители Росфинмониторинга во главе со статс-секретарем – заместителем директора Павлом Ливадным участвовали в совещании в Минюсте, по итогам которого была достигнута договоренность, что предложения по изменению Закона об адвокатуре и внесению поправок в КПЭА из данного законопроекта будут исключены.

Метки записи:   ,
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.