Профильный комитет Думы поддержал президентские поправки о судебно-экспертной деятельности СКР

По мнению главы Комитета по безопасности и противодействию коррупции, принятие законопроекта будет способствовать соблюдению прав всех участников уголовного судопроизводства

Профильный комитет Думы поддержал президентские поправки о судебно-экспертной деятельности СКР

Ранее Федеральная палата адвокатов отмечала, что проект умаляет гарантии объективности экспертного исследования, в связи с чем единственно правильным представляется выведение всех экспертных учреждений из ведомственной подчиненности в автономное образование.

23 мая Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции на заседании рассмотрел и рекомендовал к принятию в первом чтении президентские поправки в Закон о государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации и Закон о Следственном комитете РФ (№ 663034-7).

Как ранее писала «АГ», Владимир Путин внес законопроект на рассмотрение депутатов в марте 2019 г. Согласно документу на СК РФ возлагаются не только полномочия по организации и производству ряда судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, но и обеспечение их законности.

Проект уточняет виды судебных экспертиз, производство и организация которых будут входить в полномочия Следственного комитета: молекулярно-генетическая, компьютерно-техническая, видеотехническая, информационно-аналитическая, строительно-техническая, фоноскопическая, лингвистическая, финансово-аналитическая, психофизиологическая (с использованием полиграфа), почерковедческая, дактилоскопическая, баллистическая, портретная, трасологическая, физико-химическая, пожарно-техническая, экологическая, медико-криминалистическая, экспертиза холодного оружия и технико-криминалистическая экспертиза документов. Поправки в Закон о государственной судебно-экспертной деятельности, в частности, уточняют соответствующую правовую базу, понятие судебной экспертизы и судебно-экспертных госучреждений.

Как сообщает пресс-служба профильного комитета Думы, его председатель Василий Пискарев считает, что принятие поправок «ставит своей целью существенное сокращение сроков следствия и содержания обвиняемых под стражей, поскольку зачастую их долгие сроки как раз и связаны с большими сроками производства экспертиз в иных учреждениях». «Инициатива главы государства будет способствовать соблюдению прав всех участников уголовного судопроизводства», – отметил он, добавив, что на сегодняшний день правом на проведение подобных экспертиз уже обладают органы МВД, ФСБ и другие правоохранительные структуры.

В апреле Федеральная палата адвокатов РФ выступила против принятия законопроекта, указав в своей правовой позиции, что идея введения экспертных подразделений в структуру СК «приведет к умалению основной гарантии – независимости экспертной деятельности».

По мнению ФПА, предлагаемые поправки повышают риск ситуаций, когда эксперт де-юре будет зависим от руководителя подразделения СК, а де-факто – от следователя, назначающего экспертизу. «В этих случаях от его независимости ничего не остается», – отмечается в документе.

При этом в правовой позиции обращается внимание на ошибочность мнения о том, что Конституционный Суд РФ признал конституционность толкования норм УПК и Закона о государственной судебно-экспертной деятельности, допускающего отсутствие зависимости у ведомственного эксперта, проводящего экспертизу по требованию этого ведомства. Подчеркивается, что согласно Определению КС от 23 октября 2014 г. № 2371-О наличие либо отсутствие зависимости лица, привлеченного в качестве эксперта по уголовному делу, от сторон или их представителей устанавливается органом или должностным лицом, в чьем производстве находится дело, на основе его фактических обстоятельств. «Для стороны защиты гарантии независимости эксперта являются критически важными, поскольку возможности защиты по оспариванию заключения эксперта сильно ограничены», – указано в отзыве ФПА.

Единственно правильным вектором развития судебно-экспертной деятельности, по мнению Федеральной палаты адвокатов, является полное выведение всех экспертных учреждений из ведомственной подчиненности в автономное образование». В комментарии «АГ» президент ФПА Юрий Пилипенко ранее отмечал, что такое полномочие совершенно излишне для Следственного комитета. «У российской адвокатуры, и так ощущающей дефицит состязательности в судебном процессе, это вызывает большую и обоснованную настороженность», – подчеркнул Юрий Пилипенко.

Позднее глава СК РФ Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете» дал развернутый комментарий относительно правовой позиции ФПА РФ. По вопросу непредвзятости эксперта, находящегося внутри следственной системы, он указал, что независимость и объективность гарантируются положениями действующего законодательства, предусматривающими уголовную ответственность за дачу экспертом заведомо ложного заключения и противоправное вмешательство в его деятельность. Александр Бастрыкин также напомнил об обязанности эксперта заявить самоотвод при наличии на него воздействия либо обстоятельств, указывающих, что сам он прямо или косвенно заинтересован в исходе уголовного дела.

Кроме того, глава СК отметил, что право ходатайствовать о постановке вопросов эксперту и заявлять отвод имеют заинтересованные стороны. По его словам, в экспертном заключении подробно излагаются все объекты исследования, примененные методики, ход и результаты исследования. При необходимости весь процесс исследования можно воспроизвести и проверить в полном объеме. «Таким образом, заключение эксперта помогает установить объективную истину в каждом конкретном случае. Наличие такой независимой позиции позволит вынести аргументированное правовое решение при рассмотрении дела в суде. Все это в конечном итоге будет гарантировать справедливость правосудия», – считает Александр Бастрыкин.

Тем самым председатель Следственного комитета РФ подчеркнул, что российское законодательство в полной мере обеспечивает принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве.

Напомним, что мнения экспертов «АГ» по оценке законопроекта при его внесении в Думу разделились. Так, директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы Павел Милюхин отмечал, что проект является основанием для официального признания СК как субъекта судебно-экспертной деятельности. «Уже на первом этапе планируется закрыть потребность данного ведомства в судебных экспертизах по криминалистическим и другим востребованным видам экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ», – пояснял он. По мнению эксперта, это поможет сократить сроки расследования тяжких и особо тяжких преступлений «при условии объективности и научной обоснованности экспертиз, а также соответствующего надзора».

В то же время адвокат Тольяттинской коллегии адвокатов № 100 «Правовой Центр» Алексей Моторин полагает, что предлагаемые новеллы призваны “закамуфлировать” изменения Закона о СК РФ, фактически направленные на расширение его полномочий за счет создания в данной правоохранительной структуре экспертно-криминалистических подразделений.

По его мнению, принятие поправок создаст систему фактического контроля за назначением и производством судебных экспертиз по уголовно-правовым составам, расследование которых находится в ведении СК, что неизбежно нарушит основополагающий принцип «независимости» судебного эксперта, в том числе от органа или лица, назначившего экспертизу.

Адвокат подчеркивал, что в настоящее время система государственных судебно-экспертных учреждений нуждается в широком реформировании, результатом которого должно явиться их максимальное дистанционирование от судебно-следственных органов, – например, путем создания некой самостоятельной судебно-экспертной службы либо объединения экспертных подразделений различных ведомств на базе Минюста. «Принятие же данных поправок лишь отдалит такое необходимое реформирование и, возможно, приведет к увеличению числа уголовных дел, основанных на необъективных заключениях эксперта», – резюмировал он.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о