Ваш маяк


При декриминализации судебные издержки хотят взыскивать с лица, чье уголовное преследование прекращено

Изначально Минюст предлагал компенсировать потерпевшим расходы на представителя из бюджета, но после обсуждения в правительстве проект поправок в ст. 132 УПК существенно изменился

При декриминализации судебные издержки хотят взыскивать с лица, чье уголовное преследование прекращено

Советник ФПА Евгений Рубинштейн заметил, что ранее КС не разрешил вопрос об источнике финансирования расходов на представителя потерпевшего или частного обвинителя. Один из экспертов «АГ» отметил, что проект предлагает руководствоваться тем, что декриминализация деяния не является реабилитирующим основанием для прекращения уголовного дела, а, следовательно, лицо может нести иную ответственность. Другой, напротив, уверен, что первоначальный вариант законопроекта, который предлагал покрывать расходы на представителя потерпевшего за счет бюджета, в большей степени соответствовал и Конституции, и интересам потерпевшего.

Как стало известно «АГ», Комиссия Правительства РФ по законопроектной деятельности рассмотрела новый вариант поправок в ст. 132 УПК РФ (документы имеются у редакции).

Напомним, законопроект был разработан Минюстом во исполнение Постановления Конституционного Суда № 21-П от 28 апреля 2020 г. Тогда Суд признал ст. 15 и 1064 ГК не соответствующими Конституции в той мере, в какой они не обеспечивают надлежащего уровня правовой определенности применительно к возмещению в разумных пределах необходимых расходов, понесенных потерпевшим или частным обвинителем на оплату услуг представителя по уголовному делу частного обвинения, прекращенному за отсутствием состава преступления в связи с декриминализацией деяния.

Суд пришел к выводу, что эти нормы ГК из-за отсутствия в ст. 131 и 132 УПК специальных предписаний о субъекте, на котором лежит обязанность возместить потерпевшему расходы на представителя в случае прекращения уголовного дела частного обвинения при декриминализации деяния, допускают взыскание таких расходов в гражданском процессуальном порядке с лица, в отношении которого прекращено частное уголовное преследование. По мнению КС РФ, субъектом, на которого возлагается обязанность компенсировать расходы потерпевшего, в таком случае должно быть государство, а не обвиняемый.

Согласно действующей редакции ч. 9 ст. 132 УПК РФ при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство, а при прекращении уголовного дела в связи с примирением процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

Уже 18 июня Министерство юстиции РФ опубликовало первый вариант законопроекта об изменении ст. 132 УПК. Ведомство предложило дополнить норму указанием на то, что при прекращении уголовного дела частного обвинения из-за отсутствия состава преступления в связи с декриминализацией деяния расходы потерпевшего на представителя возмещаются за счет средств федерального бюджета в разумных пределах.  

В ходе рассмотрения проекта в Комиссии документ претерпел значительные изменения после согласования с заинтересованными органами власти, в частности с Минфином, МВД и Генпрокуратурой.

Согласно действующей редакции ч. 1 ст. 132 УПК процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются из федерального бюджета. В проекте предлагается дополнить этот список лицами, уголовное дело или уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, не дающим права на реабилитацию.

В пояснительной записке авторы ссылаются на Постановление КС № 39-П/2017. В нем Суд указал, что прекращение уголовного преследования и уголовного дела не означает освобождение лица от иных негативных последствий совершенного деяния. Также упоминается о Постановлении КС № 36-П/2018, согласно которому нельзя без согласия обвиняемого прекратить уголовное дело в связи с декриминализацией деяния. Если обвиняемый возражает, суд обязан рассмотреть дело по существу и либо постановить оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело.

Иным образом изложена и ч. 9 ст. 132 Уголовно-процессуального кодекса. В случае реализации инициативы при прекращении уголовного дела частного обвинения за отсутствием состава преступления в случае декриминализации деяния расходы потерпевшего на представителя будут взыскиваться с лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование. При определении порядка и размеров возмещения ведомство предлагает руководствоваться ч. 4 ст. 131 УПК. Она, в свою очередь, закрепляет, что порядок и размеры возмещения процессуальных издержек по общему правилу устанавливаются Правительством РФ. Этому вопросу посвящено Постановление от 1 декабря 2012 г. г. № 1240. Отмечается, что для реализации законопроекта потребуется скорректировать и указанный акт правительства.

В ближайшее время документ будет представлен на одобрение на заседании Правительства РФ, а затем внесен в Думу.

Советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн заметил, что Постановление № 21-П не разрешило вопрос об источнике финансирования расходов на представителя потерпевшего или частного обвинителя. «Между тем в самом тексте постановления Конституционный Суд привел разнообразную судебную практику и ее обоснование, касающееся природы возникающих у частного обвинителя (потерпевшего) расходов в описанной процессуальной ситуации. Анализируя содержание п. 3 постановления, можно прийти к выводу, что эта природа имеет двойственный – частно-публичный характер», – считает Евгений Рубинштейн.

С одной стороны, пояснил он, уголовное дело прекращается в связи с изданием государством закона, который устраняет преступность и наказуемость деяния: «Это, в свою очередь, означает как недопустимость постановления обвинительного приговора, так и отсутствие необходимости подтверждения невиновности лица в совершении деяния и, соответственно, недопустимость дальнейшего уголовного преследования, доказывания вины и тем более – подтверждения судом виновности в совершении деяния, утратившего преступность и наказуемость».

С другой стороны, заметил Евгений Рубинштейн, потерпевший или частный обвинитель, обращающийся в суд за защитой своих прав и законных интересов, не может и не должен нести материальные расходы за то, что он действовал на основании и во исполнение закона, а государство после принятия заявления мировым судьей и начала его рассмотрения издало закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния. «В связи с этим от лиц, обладающих законодательной инициативой, потребовалось создание такого процессуального механизма, который бы учитывал изложенную выше двойственную природу расходов в ситуации прекращения уголовного дела частного обвинения в связи с декриминализацией деяния», – отметил советник ФПА.

По его мнению, в данном законопроекте инициатору удалось учесть эту особенность. Предусмотрев, что такие расходы взыскиваются с лица, в отношении которого уголовное преследование прекращено, Минюст учел и публично-правовые начала – ограничил сумму возмещения «государственными» рамками из Постановления Правительства № 1240, пояснил Евгений Рубинштейн.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов также заметил, что новый вариант проекта закона отличается от первого варианта лицом, которое должно компенсировать расходы потерпевшего на представителя: «Изначально предлагалось возложить обязанность на бюджет. Теперь – на лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено».

В пояснительной записке, добавил эксперт, можно найти объяснения такому подходу: предлагается руководствоваться тем, что декриминализация деяния не является реабилитирующим основанием для прекращения уголовного дела, а, следовательно, лицо может нести иную ответственность. При этом, подчеркнул Александр Немов, КС РФ в Постановлении № 21-П не рассматривал вопрос о том, кто должен возмещать расходы. Суд указал лишь на то, что действующее регулирование ставит в неравное положение лицо, в отношении которого прекращено уголовное дело в связи с декриминализацией деяния, так как позволяет взыскать с него расходы на представителя без учета требований разумности. 

«Предлагаемым проектом данный спорный вопрос закрывается, следовательно, постановление Конституционного Суда будет исполнено. С учетом позиции об обязательном согласии подсудимого на прекращение дела, изложенной в Постановлении КС № 36-П/2018, взыскание расходов с лица, уголовное дело в отношении которого прекращено, мне кажется логичным», – указал адвокат.

Иного мнения придерживается адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов. Первоначальный вариант законопроекта, который предлагал покрывать расходы на представителя потерпевшего за счет федерального бюджета, в большей степени соответствовал Конституции и интересам потерпевшего, полагает он. «На мой взгляд, когда преступность деяния устранена законодателем, когда уголовное дело уже находится на стадии судебного разбирательства, очевидно именно такое решение проблемы. Так как ни одна из сторон процесса не может ни предвидеть такое развитие ситуации, ни повлиять на него, – пояснил адвокат. – Однако, к сожалению, было принято решение одобрить законопроект в совершенно иной редакции».

Теперь, заметил Николай Герасимов, возникает вопрос: как можно возлагать даже такую ответственность на лицо, вина которого в инкриминируемом ему деянии в установленном законом порядке доказана не была? «Каким образом это соотносится с принципами презумпции невиновности, равноправия и состязательности сторон, а также правом на защиту? На мой взгляд, законодатель, разрешая таким образом обозначенную Конституционным Судом проблему, одновременно создает другую, более глубокую и серьезную, которая в скором времени также может стать предметом рассмотрения в КС. И, полагаю, вполне вероятно, станет поводом для признания соответствующих норм неконституционными, но уже в другом плане», – убежден эксперт.

Если же законодатель все-таки желает принять законопроект в этой редакции, логично одновременно изменить уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в ином аспекте, считает эксперт: «Предусмотреть обязанность суда в случае декриминализации деяния при наличии соответствующего волеизъявления подсудимого рассмотреть дело по существу в установленном законом порядке и, в случае признания лица виновным, освободить от уголовной ответственности. Этот подход хотя бы с формальной точки зрения позволил бы в некоторой степени сохранить баланс прав сторон, а также не отступать от такого основополагающего принципа, как презумпция невиновности».

Интересам потерпевших, по мнению Николая Герасимова, эта редакция законопроекта также не отвечает. «Может сложиться ситуация, при которой потерпевший продолжительное время не сможет получить возмещение понесенных им для защиты своих прав расходов ввиду, например, отсутствия денежных средств у лица, в отношении которого дело было прекращено. При этом потерпевший, так же, как и лицо, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, в случае устранения новым законом преступности деяния будет лишен помимо своей воли возможности доказать свою правоту в рамках уголовного процесса», – заключил адвокат.

Метки записи:   , , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о