<


Обыск в квартире адвоката в отношении другого лица признан незаконным

При новом рассмотрении суд указал, что следователь, уже располагая информацией о том, что в квартире проживает адвокат, не обеспечил присутствие члена совета адвокатской палаты при производстве следственного действия

Обыск в квартире адвоката в отношении другого лица признан незаконным

В комментарии «АГ» адвокат, в квартире которой был произведен обыск, заметила, что при первом рассмотрении суд признал его законность по формальным основаниям, проигнорировав замечания к протоколу о том, что помещение принадлежит адвокату.

Как стало известно «АГ», 13 октября Дорогомиловский районный суд г. Москвы при новом рассмотрении признал незаконным несанкционированный обыск в квартире адвоката в отношении другого лица.

В производстве следователя первого отдела по расследованию особо важных дел Западного межрегионального следственного управления на транспорте СК РФ находится уголовное дело, возбужденное по ч. 4 ст. 159 УК в отношении неустановленных лиц. В связи с этим следователь решил провести обыск у Ш., у которого, по его мнению, могут находиться предметы, документы и ценности, имеющие значение для уголовного дела. Для этого 16 июня следователь решил провести обыск в жилище Ш.

Явившись в этот день на место следственного действия, следователь установил, что Ш. проживает в квартире, принадлежащей адвокату АП г. Москвы Кадрии Хамзиной, которая в этот момент находилась там же. Адвокат сообщила «АГ», что после того как следователь огласил постановление о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательств, она сообщила ему о своем статусе и о том, что жилое помещение принадлежит ей, в связи с чем для производства обыска необходимо судебное решение. Однако следователь проигнорировал это заявление – более того, он не обозначил в протоколе обыска Кадрию Хамзину как участвовавшее в нем лицо.

20 июня Кадрия Хамзина подала в Дорогомиловский районный суд г. Москвы ходатайство о вызове для участия в судебном заседании, в котором должно было рассматриваться уведомление следователя о производстве обыска. Адвокат сослалась на ч. 5 ст. 165, ст. 182 и ст. 450.1 УПК и попросила в целях восстановления ее нарушенных прав ознакомить ее с поступившим материалом, содержащим уведомление, ознакомить с постановлением о производстве обыска и обеспечить участие в ходе рассмотрения по существу поступивших материалов. Также Кадрия Хамзина просила после представления ею дополнительных доказательств признать обыск незаконным.

Несмотря на это, суд рассмотрел уведомление следователя без участия адвоката и пришел к выводу об обоснованности производства обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательств. Нарушений норм УПК суд не усмотрел и признал обыск законным.

После этого Кадрия Хамзина подала апелляционную жалобу в Московский городской суд, в которой отмечалось, что следователь не представил ей постановление о производстве обыска для ознакомления, а также не обеспечил присутствие члена Совета АП г. Москвы, гарантирующего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, чем грубо нарушил нормы УПК.

Кадрия Хамзина указала, что присутствовала при производстве обыска, однако следователь не сделал об этом запись в протоколе. Она добавила, что не было реализовано ее право на защиту путем вызова адвоката для защиты ее законных прав и интересов, ей не была вручена копия протокола обыска и она была лишена возможности вносить замечания в протокол и делать какие-либо заявления. При этом адвокат указала, что Ш. внес в протокол замечания, в том числе о том, что следователь незаконно изъял адвокатское производство.

Кроме того, подчеркнула адвокат, Дорогомиловский районный суд провел судебное заседание без ее участия, несмотря на поданное заранее ходатайство. При этом, ознакомившись с материалами дела 11 июля, Кадрия Хамзина выяснила, что в них отсутствует информация о том, что по месту производства обыска проживает спецсубьект, хотя следователю было об этом известно.

В связи с этим Кадрия Хамзина просила Мосгорсуд отменить постановление первой инстанции, признать производство обыска незаконным, а все полученные в его результате доказательства – недопустимыми. Также она просила вернуть все изъятые в ходе обыска предметы и документы.

16 августа Мосгорсуд поддержал доводы адвоката и указал, что суд первой инстанции не убедился в отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона со стороны следователя, в частности не принял во внимание наличие в представленных материалах сведений о том, что в квартире, где проводился обыск, проживает адвокат, которая может осуществлять в жилище адвокатскую деятельность.

Апелляция напомнила, что исходя из положений ч. 5 ст. 165 УПК наряду с законностью решения следователя о производстве следственного действия судебной проверке подлежит соблюдение следователем норм уголовно-процессуального закона при его производстве. Эти обстоятельства также могли быть проверены судом в случае рассмотрения уведомления следователя с участием адвоката. Однако вопрос о законности обыска был разрешен без участия Ш. и Кадрии Хамзиной, ходатайствовавшей о своем присутствии заблаговременно. В связи с этим Мосгорсуд отменил постановление первой инстанции и направил материал на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении в Дорогомиловском районном суде следователь пояснил, что при принятии решения о производстве обыска следствие не располагало сведениями, что в квартире проживает адвокат Кадрия Хамзина, что сведения о собственнике квартиры не выяснялись. Он добавил, что обыск проводился в отношении Ш., что в его ходе были изъяты предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела, а документы, относящиеся к деятельности адвоката, имели характеризующие Ш. сведения.

Представитель Кадрии Хамзиной, адвокат АП г. Москвы Сергей Узденский обратил внимание суда на то, что следователю перед началом обыска было сообщено, что в квартире проживает адвокат, которой эта квартира принадлежит на праве собственности. Также он заметил, что Кадрия Хамзина предъявила удостоверение адвоката и сообщила, что в квартире могут находиться предметы и документы, относящиеся к ее адвокатской деятельности, но это было проигнорирвано.

Рассмотрев материалы и выслушав доводы сторон, суд напомнил, что в п. 2 Постановления
Пленума ВС от 1 июня 2017 г. № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (ст. 165 УПК РФ)» указано, что в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК, применяется особый порядок производства по уголовному делу и что разрешение на производство следственных действий, осуществляемых не иначе, как на основании судебного решения, может быть дано с учетом положений ч. 5 ст. 450, ст. 450.1 УПК. При этом он подчеркнул, что обыск у адвоката, в том числе когда его производство не терпит отлагательства, на законных основаниях может быть произведен только на основании постановления суда о разрешении производства такого обыска, которое в данном случае до проведения обыска получено не было.

Суд обратил внимание, что уголовное дело возбуждено в отношении неустановленных лиц и в качестве обвиняемой Кадрия Хамзина не привлечена. Доводы следователя о том, что постановление суда о разрешении производства обыска в общем порядке получено не было ввиду отсутствия информации о собственнике жилого помещения, равно как и той информации, что собственником является адвокат, не могут повлечь признание обыска законным, поскольку противоречат требованиям уголовно-процессуального закона, заключил суд. При этом он подчеркнул, что при производстве обыска следователь, уже располагая информацией о том, что в квартире проживает адвокат, не обеспечил присутствие члена совета адвокатской палаты. Таким образом, обыск был признан незаконным.

В комментарии «АГ» Кадрия Хамзина сообщила: в замечаниях к протоколу обыска Ш. указывал, что квартира принадлежит адвокату и что она предъявляла следователю свое удостоверение. «Вероятно, суд первой инстанции не читал замечания и узаконил обыск по формальным причинам», – предположила адвокат. Она добавила, что сейчас ожидает возврата изъятого имущества.

В свою очередь Сергей Узденский сообщил, что о производстве обыска было сообщено в АП г. Москвы, которая согласилась с тем, что следственное действие было незаконным, и письменно подтвердила, что следователь не обращался в палату с просьбой направить представителя ее совета. Данный ответ был приобщен к материалам при повторном рассмотрении дела в Дорогомиловском районном суде. Кадрия Хамзина добавила, что обращение в палату носило уведомительный характер и она не просила оказывать ей помощь при обжаловании обыска.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о