елхов и партнёры 

Минфин посчитал, что повышение квалификации адвокатов не связано с оказанием ими юрпомощи

Ведомство разъяснило, что расходы адвокатов-кабинетчиков на повышение квалификации не могут уменьшить размер НДФЛ

Минфин посчитал, что повышение квалификации адвокатов не связано с оказанием ими юрпомощи

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко сообщил, что письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ вызвало удивление в ФПА в силу своего противоречия действующему законодательству. Он пообещал, что ФПА приложит все усилия к тому, чтобы исправить ситуацию. Адвокаты также не согласились с изложенной в письме правовой позицией и подробно изложили причины этого.

Департамент налоговой и таможенной политики Минфина России распространил письмо № 03-04-05/95365 о том, какие расходы адвокатов, учредивших адвокатский кабинет, могут учитываться в составе профессионального налогового вычета.

Повышение квалификации не связано с оказанием юридической помощи

Как указало ведомство, адвокаты-кабинетчики не вправе учитывать в составе профессионального налогового вычета расходы на добровольное медицинское страхование, медицинскую помощь, а также на приобретение транспортного средства и повышение квалификации. По мнению Департамента Минфина, такие расходы не связаны с оказанием юридической помощи доверителю. В то же время расходы на иные услуги (в частности, оплата мобильной связи и интернета) могут относиться к профессиональной деятельности защитника только при документальном подтверждении использования их именно в указанных целях.

Со ссылкой на п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре ведомство перечислило виды профессиональных расходов адвокатов. Они включают в себя расходы на общие нужды адвокатской палаты в размерах и порядке, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов; содержание соответствующего адвокатского образования; страхование профессиональной ответственности; иные расходы, связанные с осуществлением адвокатской деятельности.

При этом ведомство пояснило, какие расходы адвокатов учитываются в составе иных расходов, связанных с осуществлением адвокатской деятельности. В их состав могут включаться расходы, непосредственно связанные с оказанием юридической помощи доверителю, в том числе расходы на проезд и проживание, за пределами региона, в котором находится адвокатский кабинет, при наличии подтверждения их цели и соответствующих оправдательных документов.

ФПА не согласилась с позицией Минфина

По словам президента Федеральной палаты адвокатов Юрия Пилипенко, письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ вызвало удивление в ФПА. «Оно противоречит и действующему законодательству, и просто здравому смыслу. Хотя это письмо носит информационно-разъяснительный характер, не препятствуя налогоплательщикам, налоговым органам и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства РФ о налогах и сборах в ином понимании, такого рода разъяснения нас не устраивают», – отметил он.

Юрий Пилипенко пообещал, что ФПА приложит все усилия к тому, чтобы исправить ситуацию, и обратится по этому поводу в Минфин и в Минюст. «Согласно законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре повышение квалификации является обязанностью адвоката, а не его правом. Если адвокат не выполняет эту обязанность, его статус может быть прекращен, потому что качественное осуществление адвокатской деятельности без повышения квалификации невозможно. Следовательно, расходы на повышение квалификации должны в обязательном порядке учитываться в составе профессионального налогового вычета. Иное противоречит самой логике понимания адвокатской деятельности», – отметил он.

По его мнению, также должны обязательно учитываться в составе профессионального налогового вычета расходы на приобретение транспортного средства, поскольку возможно документальное фиксирование тех поездок, которые необходимы в интересах доверителей. «Возникает серьезный вопрос и относительно расходов, касающихся медицинской помощи. Если речь идет о добровольном медицинском страховании, то, безусловно, расходы не на все виды медицинского обслуживания могут учитываться в составе профессионального налогового вычета, например, индивидуальных предпринимателей», – считает Юрий Пилипенко.

Содержащиеся в письме рекомендации, по его мнению, нарушают единый подход к налогообложению самозанятых лиц, поскольку ставят адвокатов в неравное положение по отношению к другим категориям таких граждан. «Кроме того, представляется нелогичным, что выплачиваемая помощнику адвоката заработная плата относится к расходам, непосредственно связанным с извлечением доходов кабинета, а обеспечение ему медицинского страхования – нет», – указал президент ФПА.

Адвокаты назвали подход Минфина абсолютно неверным

Анализируя документ, адвокат, партнер юридической фирмы «Тиллинг Петерс» Екатерина Болдинова пояснила, что ранее Минфин не издавал письма, в которых определялись хоть какие-то рамки для толкования понятия вышеуказанных расходов: «Это едва ли не первая попытка четко конкретизировать те расходы, которые может учесть адвокат в составе своих профессиональных налоговых вычетов». При этом эксперт указала на трудности ведения раздельного учета по расходам на оплату мобильной связи и интернета, ведь многие адвокаты-кабинетчики работают из дома, используя указанные виды связи для личных и рабочих целей.

Она также отметила спорный характер позиции Минфина по невозможности включения в состав профессионального налогового вычета расходов на добровольное медицинское страхование и медицинскую помощь, а также на приобретение транспортного средства и повышение квалификации, которая не совсем соответствует действующему законодательству. «Так, например, в соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре адвокат обязан постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию; периодичность и форма обучения определяются самостоятельно адвокатами. Количество часов повышения квалификации устанавливается Советом Федеральной палаты адвокатов, – пояснила Екатерина Болдинова. – Получается, что адвокат повышает свою квалификацию именно потому, что обязан делать это в силу закона, регламентирующего его профессиональную деятельность. Тогда почему расходы на повышение квалификации не могут учитываться в составе профессиональных налоговых вычетов?»

Адвокат АП Тверской области Алексей Иванов согласился, что позиция, указанная в письме ведомства о невозможности отнесения к профессиональному налоговому вычету расходов адвоката на повышение квалификации, абсолютно неверная. «Как неоднократно разъяснял сам вышеуказанный Департамент, расходы, которые могут быть заявлены адвокатом в качестве профессионального налогового вычета, должны быть связаны либо с конкретным соглашением об оказании юридической помощи доверителю, либо с адвокатской деятельностью в целом», – пояснил эксперт.

По его словам, расходы на повышение квалификации непосредственно связаны с обеспечением конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи и корреспондируют его обязанности постоянно совершенствовать свои знания и повышать свой профессиональный уровень (подп. 3 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре). Повышение квалификации адвокатом не является какой-то его личной целью, а составляет его обязанность, предусмотренную законом и обеспечивающую социально значимый интерес к качеству оказываемой юридической помощи. «Таким образом, расходы адвоката на повышение квалификации непосредственно связаны с адвокатской деятельностью в целом и, безусловно, могут быть заявлены в качестве профессионального налогового вычета», – отметил Алексей Иванов.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин отметил, что письма Минфина России не содержат правовых норм, не конкретизируют нормативные предписания и не являются нормативным правовым актом, а имеют лишь информационно-разъяснительный характер, в силу чего не являются обязательными к применению.

По его словам, Минфин достаточно вольно трактует положения закона и НК РФ. «Так, в п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре приведена формулировка: “иные расходы, связанные с осуществлением адвокатской деятельности”, причем перечень профессиональных расходов адвоката исчерпывающим не является, – пояснил эксперт. – Однако Минфин использует формулировку: “расходы, непосредственно связанные с оказанием юридической помощи доверителю”, что искажает смысл правовой нормы и значительно сокращает возможность учета расходов адвоката».

Кроме того, по мнению адвоката, п. 1 ст. 221 НК РФ прямо определяет, что в состав профессиональных налоговых вычетов могут быть включены фактически произведенные адвокатом и документально подтвержденные расходы, непосредственно связанные с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному гл. 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ.

Нормы данной главы прямо предусматривают возможность учета расходов на добровольное медицинское страхование, повышение квалификации. «Ранее Минфин высказывал правовую позицию, что адвокаты в состав профессионального вычета могут принять свои расходы на обучение по основным и дополнительным образовательным программам, профессиональную подготовку и переподготовку на основании договора с образовательным учреждением (Письмо Минфина России от 28 октября 2015 г. № 03-04-07/61977)», – указал Василий Ваюкин.

Общие сложности в получении адвокатами профессиональных налоговых вычетов

Екатерина Болдинова отметила и общие сложности в процессе получения адвокатами профессиональных налоговых вычетов. «В отличие от индивидуальных предпринимателей, адвокаты могут учесть только документально подтвержденные расходы. Дело в том, что у ИП в соответствии с положениями ст. 227 НК РФ есть право на профессиональный налоговый вычет в размере 20% доходов, который адвокаты применять не вправе», – пояснила эксперт.

Она также указала: несмотря на то, что адвокаты учитывают расходы по правилам, предусмотренным для организаций, учесть убытки прошлых лет они также не могут (п. 4 ст. 227 НК РФ). При этом не все виды расходов могут быть признаны налоговым органом в качестве налогового вычета, даже при их документальном подтверждении. Поскольку п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре не определяет, какие именно расходы относятся к «иным расходам, связанным с осуществлением адвокатской деятельности», такая неопределенность понятия влечет неограниченное применение данной нормы органами адвокатского сообщества и его расширительную конкретизацию.

По мнению Екатерины Болдиновой, налогообложение адвокатов-кабинетчиков нуждается в более детальном и справедливом правовом регулировании, причем не на уровне разъяснений Минфина, а в рамках НК РФ. «В Кодексе могли быть прописаны правила налогообложения доходов адвокатов, возможности применения вычетов, было бы замечательно, если бы были предусмотрены льготные режимы налогообложения, так как ИП, деятельность которого направлена на получение дохода, пользуется сейчас более низкими налоговыми ставками, чем адвокат, чья деятельность формально на получение доходов не направлена», – заключила эксперт.

«Касательно расходов на лечение в случае, если адвокат, помимо своей адвокатской деятельности, получает доходы от иной разрешенной деятельности (например, преподавательской, литературной), он вправе использовать имущественный вычет в виде сумм, уплаченных за собственное лечение, за счет налоговой базы, сформированной из доходов, облагаемых НДФЛ по ставке 13%», – считает Василий Ваюкин.

Он также отметил наличие судебной практики, согласно которой расходы на приобретение автомобиля не могут относиться к расходам, входящим в состав профессионального вычета. (Апелляционные определения Московского городского суда от 6 апреля 2016 г. по делу № 33а-7973/2016; Мурманского областного суда от 22 июля 2015 г. № 33-2132/2015). «Суды мотивируют это тем, что транспортное средство, используемое адвокатом, не является основным средством, поскольку используется не в качестве средства труда для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), а в качестве средства передвижения», – пояснил эксперт.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о