Вопросы юристу


КС не усмотрел неопределенности в отсутствии механизма пересмотра дела в связи с изменением законодательства

Как заметил Суд, возможность пересмотра вступивших в силу судебных постановлений по новым обстоятельствам на основании изменившихся впоследствии законодательных норм предполагает наличие явно и недвусмысленно выраженного намерения законодателя

КС не усмотрел неопределенности в отсутствии механизма пересмотра дела в связи с изменением законодательства

Один из экспертов посчитал, что позиция Конституционного Суда последовательна в части понимания новых обстоятельств, но чересчур формальна в части непризнания обратной силы закона, улучшающего положение лица. Второй указал, что формально оснований для пересмотра судебного решения по новым обстоятельствам нет, однако с 2016 г. нормы и правоотношения изменились, и если шесть лет назад биткоин был чем-то новым, то в настоящее время это реально существующая и популярная криптовалюта.

Конституционный Суд Определением № 492-О от 10 марта отказал суду в принятии запроса об отсутствии в ГПК положения о пересмотре принятого решения по такому новому обстоятельству, как вступление закона в силу.

Решением Приморского районного суда г. Санкт-Петербурга от 5 июля 2016 г. было удовлетворено заявление прокурора о признании информации о биткоине, размещенной на странице сайта компании «Локал Биткоинс Ою», информацией, распространение которой запрещено на территории России. Определением этого же суда от 17 января 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2017 г., компании было отказано в удовлетворении заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи апелляционной жалобы на решение суда от 5 июля 2016 г.

В 2021 г. компания обратилась в Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга с заявлением о пересмотре принятого им 5 июля 2016 г. решения по новым обстоятельствам, в качестве которых указывала вступление в силу с 1 января 2021 г. Закона о цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации. В соответствии с этим законом, как полагало обратившееся лицо, допускается оборот цифровой валюты в России и устранен запрет на распространение информации, содержащей предложение о покупке, продаже и обмене цифровой валюты.

Рассмотрев заявление, суд приостановил производство по делу и направил в КС запрос о проверке конституционности подлежащей, как он полагает, применению в этом деле ч. 4 ст. 392 ГПК, которая содержит перечень новых обстоятельств, являющихся основаниями для пересмотра судами общей юрисдикции вступивших в законную силу судебных постановлений. По мнению Приморского районного суда, оспариваемая норма противоречит Конституции в той мере, в какой она по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, не допускает пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений в связи с законодательным изменением (устранением) оснований для признания информации запрещенной к распространению на территории России.

Отказывая в принятии запроса к рассмотрению, Конституционный Суд указал, что основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам является, по смыслу ст. 392 ГПК, открытие или возникновение после вступления его в законную силу обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, изменение же законодательства после вступления судебного постановления в законную силу по общему правилу не является вновь открывшимся или новым обстоятельством, влекущим пересмотр судебных постановлений, вступивших в законную силу, в порядке гл. 42 ГПК.

«Таким образом, возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам на основании изменившихся впоследствии законодательных норм предполагает наличие явно и недвусмысленно выраженного намерения законодателя не только предусмотреть соответствующее новое обстоятельство, являющееся основанием для пересмотра, но и внести изменения в нормативные положения, регулирующие правоотношения, бывшие предметом судебного разбирательства, позволяющие не рассматривать те или иные решения, действия (бездействие) участников этих правоотношений в качестве нарушающих установленные правила поведения. Иными словами, такого рода законодательные изменения должны носить комплексный характер и затрагивать, прежде всего, нормы материального права, регламентирующие правовые институты и отношения, с тем чтобы отмена соответствующих судебных постановлений могла быть осуществлена с использованием имеющихся процедур и предусмотренных законом оснований и пределов пересмотра (например, путем распространения действия принимаемых норм на период, предшествующий вступлению их в силу), и при необходимости – процессуальные нормы, например путем введения новых оснований для пересмотра судебных постановлений, в том числе вступивших в законную силу», – указывается в постановлении.

КС отметил, что из положений Закона о цифровых финансовых активах следует, что они не содержат предписаний, которые допускали бы отмену соответствующих судебных постановлений с использованием имеющихся процедур и предусмотренных законом оснований и пределов пересмотра, в том числе по новым обстоятельствам. Следовательно, в отношении норм данного закона действуют общие правила о действии закона во времени, в том числе в их интерпретации Конституционным Судом, что не предполагает возможности пересмотра в порядке гл. 42 ГПК, в частности ее ст. 392, принятых до вступления этого Закона в силу судебных постановлений по заявлениям о признании информации, размещенной в интернете, информацией, распространение которой на территории России запрещено.   

Управляющий партнер АБ МО «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов указал, что согласно ст. 4 ГК акты гражданского законодательства применяются только к отношениям, возникшим после введения их в действие, иное должно быть установлено в самом законе. Как видно из анализа Закона о цифровых финансовых активах, в нем не содержатся нормы о применении положений закона к отношениям, возникшим до вступления его в силу. «Однако всегда существует вопрос, как мы должны действовать: в соответствии с духом или буквой закона? Формально, да, оснований для пересмотра судебного решения по новым обстоятельствам нет. Однако с 2016 г. нормы и правоотношения изменились, и если шесть лет назад биткоин был чем-то новым, то в настоящее время это реально существующая и популярная валюта», – резюмировал Всеволод Сазонов.

Юрист МКА «Плесовских и партнеры» Владислав Радов посчитал, что позиция Конституционного Суда последовательна в части понимания новых обстоятельств, но чересчур формальна в части непризнания обратной силы закона, улучшающего положение лица. «Для начала отделим “новые обстоятельства” от “обратной силы”. Отмена какого-либо запрета не является новым обстоятельством для пересмотра состоявшихся судебных решений (например, даже по уголовным делам, о чем прямо разъясняет Пленум ВС РФ в п. 6 Постановления от 14 декабря 2021 г. № 43)», – указал юрист.

По мнению Владислава Радова, идея КС известна и проста: «обратная сила» возможна только при прямом указании закона, чего действительно не было сделано при принятии Закона о цифровой валюте. «К слову, ни ч. 2 ст. 54 Конституции, ни ГПК не содержат и общего правила об обратной силе закона, улучшающего положение лица. Между тем оно есть в уголовном (ст. 10 УК), административно-деликтном (ст. 1.7 КоАП) и налоговом (ст. 5 НК) праве. То есть основные отрасли права, где используется метод запрета, знают такое логичное правило. Оно должно быть и для случаев признания информации запрещенной (не исключена аналогия закона). И хотя буквально обратная сила в ч. 2 ст. 54 Конституции не прописана, она там предполагается, а Конституция имеет прямое действие», – считает он.

Владислав Радов указал, что последствия принятия закона, улучшающего положение лица, работают на будущее время: «То есть сейчас нужно не пересматривать законное решение (нет оснований для этого), а нейтрализовать его негативные последствия на стадии исполнения. Следовательно, одним из вариантов решения может быть обращение в Роскомнадзор с требованием об исключении информации из единого реестра».

Марина Нагорная

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о