Вопросы юристу


КС не стал углубляться в компетенцию муниципалитета по изменению маршрутов регулярных перевозок пассажиров

Суд отметил, что поскольку Правительство Алтайского края утвердило порядок установления, изменения и отмены межмуниципальных маршрутов перевозок, то упомянутые в судебном запросе нормы не нарушают права граждан и муниципалитета

КС не стал углубляться в компетенцию муниципалитета по изменению маршрутов регулярных перевозок пассажиров

По мнению одного адвоката, определение КС может привести к тому, что прокурор откажется от иска, так как Суд пояснил, что надлежащим ответчиком будет не администрация муниципального образования, а правительство края. Другая полагает, что именно муниципальный орган ответственен за обеспечение удобства транспортной инфраструктуры, а ссылка на отсутствие у него соответствующих полномочий приводит к излишнему формализму и несвоевременному решению текущих задач и имеющихся проблем.

Конституционный Суд вынес Определение № 189-О/2020 по запросу районного суда о проверке конституционности п. 6 и 7 ч. 1 ст. 3 Закона об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автотранспортом и городским наземным электротранспортом во взаимосвязи со ст. 11 этого же закона.

В Бийский районный суд Алтайского края поступил административный иск районного прокурора, поданный в интересах неопределенного круга лиц к администрации Бийского района о признании незаконным бездействия по исключению из установленных в реестре маршрутов регулярных перевозок пассажиров промежуточных остановок, находящихся за пределами этого муниципального района и расположенных на территории муниципального образования г. Бийск.

В судебном заседании ответчик ходатайствовал о направлении в Конституционный Суд запроса о проверке конституционности п. 6 и 7 ч. 1 ст. 3 Закона об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автотранспортом и городским наземным электротранспортом во взаимосвязи с его ст. 11, которая регламентирует полномочия на установление, изменение, отмену муниципальных маршрутов регулярных перевозок, межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок.

По мнению администрации, в содержащемся в спорных нормах понятии «муниципальный маршрут регулярных перевозок» не упомянуты муниципальные маршруты, находящиеся в границах двух муниципальных образований, когда административный центр муниципального района или муниципального округа находится в городе или поселке, расположенном на территории городского округа, имеющего с таким муниципальным районом или муниципальным округом общую границу. Такое регулирование, счел ответчик, ограничивает орган местного самоуправления муниципального района или округа в праве на создание муниципальных маршрутов с движением пассажирского транспорта по территории городского округа, в котором располагается административный центр.

Районный суд удовлетворил ходатайство, приостановил производство по делу и направил запрос в Конституционный Суд. В нем отмечалось, что спорные нормы не учитывают особенности перевозок в муниципальных районах, имеющих административный центр, расположенный на территории городского округа, и ограничивают право органа местного самоуправления на установление, изменение, отмену муниципальных маршрутов регулярных перевозок. Это, свою очередь, свидетельствует о наличии правовой неопределенности в вопросе самостоятельности местного самоуправления в пределах своих полномочий.

Изучив содержание запроса, Конституционный Суд отказался рассматривать его по существу. При этом он отметил, что действующее законодательство не устанавливает для органов местного самоуправления муниципального района полномочия на организацию маршрутов регулярных перевозок за пределами границ муниципального района (включая организацию транспортного обслуживания населения по направлению к административному центру, находящемуся за пределами территории муниципального района). Такие полномочия возложены непосредственно на органы исполнительной власти соответствующих субъектов РФ.

Как пояснил КС, 5 мая 2016 г. был принят региональный закон № 32-ЗС «Об организации транспортного обслуживания населения в Алтайском крае», согласно которому утверждение порядка установления, изменения, отмены межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок относится к полномочиям правительства этого субъекта РФ. В феврале 2019 г. Правительство Алтайского края утвердило соответствующее постановление № 32, которым регулируется, в том числе, порядок установления, изменения, отмены межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок на территории этого региона.

Со ссылкой на Постановление № 13-П от 26 апреля 2016 г. Суд напомнил, что такое определение вопросов местного значения не препятствует конструктивному взаимодействию между органами местного самоуправления и органами государственной власти для наиболее эффективного решения общих задач, связанных с вопросами местного значения. КС добавил, что в перечисленных в запросе нормах права отсутствует какая-либо неопределенность в той мере, в какой они относят к полномочиям органов местного самоуправления муниципального района установление, изменение, отмену муниципальных маршрутов регулярных перевозок только в границах одного муниципального образования. Соответственно, такие нормы не могут нарушать права граждан и органов местного самоуправления. При этом федеральный законодатель вправе конкретизировать порядок установления, изменения, отмены таких перевозок.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов предположил, что в рассматриваемом случае районный суд задумался, а к тому ли ответчику обратился с иском прокурор? «И мы можем ответить, что нет. За межмуниципальные перевозки отвечает Правительство Алтайского края. После такого разъяснения прокурор района откажется от иска либо получит решение об отказе в его удовлетворении, если не согласится на замену ответчика. Суд может привлечь в дело правительство края как соответчика, но возникает вопрос, готов ли к такому развитию событий прокурор, ведь иск к Правительству Алтайского края разумно было бы согласовать с прокурором этого субъекта РФ. Одно дело инициировать иск против районной администрации, другое – против правительства субъекта РФ. Скорее всего, районный прокурор от иска откажется, а взаимодействовать с правительством края будут прокуроры другого уровня. И не исключено, что вопрос будет решен, не доходя до суда», – полагает он.

Адвокат, член Совета АП Ставропольского края Нарине Айрапетян отметила, что в определении отражены несколько моментов, на которые следует обратить внимание. «В частности, Суд указывает на некий формализм, выраженный в четком неукоснительном соблюдении законных предписаний без возможности применения расширительного толкования. Вне всяких сомнений, что именно муниципальный орган владеет наиболее полной информацией о конкретной территории и ее потребностях. Взаимодействие с органами исполнительной власти субъектов должно быть тесным, чтобы проблемы решались точечно и адекватно с целью максимального соответствия интересам населения муниципального образования. При таких обстоятельствах, полагаю, именно муниципальный орган ответственен за обеспечение удобства транспортной инфраструктуры. При этом ссылка на отсутствие соответствующих полномочий является необоснованной, приводящей к излишнему формализму и, как следствие, к недолжному и несвоевременному решению текущих задач и имеющихся проблем», – убеждена она.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о