Вопросы юристу


Конституционный Суд защитил разработчиков компьютерных программ

КС признал, что положения ГК допускают отказ суда в защите авторских прав создателя программы для ЭВМ в споре с лицом, использующим указанную программу в отсутствие его согласия

Конституционный Суд защитил разработчиков компьютерных программ

В комментарии «АГ» один из экспертов назвал постановление важным, что обусловлено необходимостью разграничивать право автора составного произведения на использование такого произведения при отсутствии разрешения авторов иных произведений, используемых в составе составного произведения, и право автора составного произведения на защиту своих прав. Второй полагает, что пробел в законодательстве был обусловлен тем фактом, что положения п. 3 ст. 1260 ГК не учитывали особенности правоотношений, возникающих в результате создания программного обеспечения, особенно в контексте сегодняшних реалий.

16 июня Конституционный Суд вынес Постановление № 25-П, в котором признал п. 3 ст. 1260 ГК не соответствующим Конституции, поскольку он допускает отказ суда в защите авторских прав создателя программы для ЭВМ в споре с лицом, использующим указанную программу в отсутствие его согласия, только на том основании, что программа является составным произведением и ее автором не выполнено условие о соблюдении прав авторов объектов, использованных для ее создания.

Суды разошлись в оценке авторства программы

Антон Мамичев работал в ООО «Интервим», входящем в группу компаний Veeam Software. В свободное от работы время он создал программу eLearning Metadata Manager (eMM), которая впоследствии по инициативе программиста использовалась работодателем.

Перед увольнением Мамичев предложил Veeam Software заключить лицензионный договор, предусматривающий предоставление компании права использования программы на условиях безвозмездной неисключительной лицензии. По требованию сотрудников компании программист перенес программу на оборудование «Интервим», после чего та прекратила переговоры и заявила, что программа является служебным произведением, права на которое принадлежат ей.

Так как досудебные переговоры не принесли результатов, Антон Мамичев обратился в Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга. В иске к обществу «Интервим» и группе Veeam Software программист потребовал признать за ним право авторства, право автора на имя и исключительное право на программу, признать нарушением удаление информации о его авторском праве и взыскать компенсацию за нарушение исключительного права. В обоснование Антон Мамичев ссылался на то, что ответчики без его согласия и без указания авторства используют, распространяют и копируют его программу.

Суд удовлетворил требования частично – он признал Антона Мамичева автором программы и его исключительное право на ее использование, взыскав в его пользу в качестве компенсации за использование программы с удаленным знаком охраны авторского права более 1,5 млн руб., а в качестве компенсации за предоставление доступа к ее экземпляру третьим лицам – более 17,6 млн руб. Кроме того, суд взыскал в пользу Антона Мамичева с двух компаний группы Veeam Software солидарно в качестве компенсации за воспроизведение программы более 2,2 млн руб. и запретил им использовать ее любым способом, в том числе путем воспроизведения, модификации, предоставления доступа.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда решение первой инстанции было отменено, а в удовлетворении требований Антона Мамичева отказано. Суд посчитал программу составным произведением, указав, что она состоит из файлов библиотек, являющихся частью веб-приложения и использующихся для выполнения важнейших его функций, а также что без этих библиотек веб-приложение не будет работать. Истец, использовав некоторые программы при создании своей программы, предлагал использовать последнюю на платной основе, что противоречит условиям стандартной общественной лицензии; кроме того, право использовать некоторые из таких программ приобреталось ответчиками.

Апелляционный суд подчеркнул, что истцом не доказано наличие у него права использовать программные продукты, права на которые принадлежат другим правообладателям, и создавать спорную программу на основе таких программ. Сославшись на положения гражданского законодательства и разъяснения, содержащиеся в п. 88 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд указал, что Антону Мамичеву следует отказать в защите авторских прав. При этом суд отклонил доводы одной из компаний – ООО «Интервим» – о том, что спорная программа для ЭВМ является служебным произведением. Третий кассационный суд общей юрисдикции оставил это решение без изменений, а в передаче кассационной жалобы в ВС Антону Мамичеву было отказано.

Конституционный Суд признал норму ГК неконституционной

Тогда программист обратился в Конституционный Суд. Он посчитал, что п. 3 ст. 1260 ГК противоречит Конституции в той мере, в какой он в случае использования в произведении объектов, права на которые принадлежат иным лицам и правомерность использования которых не доказана, позволяет отказывать автору в защите прав на созданную его творческим трудом часть произведения и допускает отказ в защите прав на это произведение как таковое в связи с использованием этих объектов, притом что такие лица о нарушении своих прав не заявляли. Кроме того, Мамичев указал, что оспариваемая норма позволяет освобождать участников гражданского оборота от ответственности за нарушение, совершение которого доказано. Дополнительно Антон Мамичев выразил несогласие с квалификацией судами программы в качестве составного произведения и отметил, что она не представляет собой результат творческого подбора или расположения материалов.

Изучив жалобу, Конституционный Суд указал, что п. 3 ст. 1260 ГК является предметом рассмотрения в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования на его основании судом решается вопрос о защите авторских прав создателя программы для ЭВМ (права авторства, права автора на имя, исключительного права на эту программу) в споре с лицом, использующим указанную программу в отсутствие его согласия, если судом установлено, что названная программа является составным произведением, созданным без соблюдения прав авторов (правообладателей) программ для ЭВМ, использованных для ее создания.

Конституционный Суд указал, что, исходя из принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, необходимо принимать во внимание, что при оценке правовых последствий создания программы для ЭВМ с использованием программ для ЭВМ, права на которые принадлежат иным авторам (правообладателям), и предъявления тех или иных требований, направленных на защиту своих прав, участники гражданского оборота, действующие разумно и осмотрительно, полагаются в том числе на истолкование, придаваемое положениям гражданского законодательства Постановлением Пленума ВС «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Так, отказ суда в защите авторских прав автора программы для ЭВМ как составного произведения по его иску к лицу, использующему эту программу в отсутствие его согласия, только на том основании, что сам истец не вправе ее использовать, поскольку им не выполнено условие о соблюдении прав авторов (правообладателей) использованных при создании программы произведений, притом что последние не обращались за защитой своих прав в установленном законом порядке, не вовлечены в конкретное судебное разбирательство в ином качестве, означает применение судом мер в связи с нарушением прав авторов использованных произведений в публичных целях, связанных с пресечением нарушений в сфере интеллектуальной собственности. Однако авторы (правообладатели) использованных произведений в силу присущего гражданскому праву, гражданскому и арбитражному процессу принципа диспозитивности вправе сами определять, защищать ли им свое нарушенное право.

Соответственно, отметил КС, отказ суда на этом основании в защите авторских прав создателя программы для ЭВМ как составного произведения не может быть оправдан одной только целью пресечения нарушений прав авторов произведений, использованных при создании указанной программы, тем более если при этом оставляется без внимания возможное нарушение прав на такие использованные объекты ответчиком. В таком случае отказ суда в защите авторских прав фактически осуществляется вопреки конституционным требованиям справедливости и соразмерности, вытекающим из Конституции в интересах лица, использующего программу для ЭВМ, признанную составным произведением, в ущерб интересам ее автора, результатом творческого труда которого она является.

По существу, защита авторских прав только при условии получения согласия правообладателей использованных программ на использование их в составном произведении ставит реализацию закрепленных Конституцией гарантий государственной, в том числе судебной, защиты прав и свобод автора программы для ЭВМ, являющейся составным произведением, в зависимость от волеизъявления третьих лиц, заметил КС. Невозможность защитить права автора программы для ЭВМ в рассматриваемой ситуации существенно затрудняла бы и осуществление им авторских прав впоследствии при выполнении указанного в п. 3 ст. 1260 ГК условия, что не позволяло бы говорить о соблюдении баланса интересов всех участников соответствующих правоотношений.

Конституционный Суд отметил, что в рассматриваемой ситуации п. 3 ст. 1260 ГК в истолковании, придаваемом ему правоприменительной практикой, может не гарантировать и защиту авторских прав на объекты, созданные автором собственным творческим трудом, в том числе не сопряженным с недобросовестностью с его стороны, притом что определение того, относится ли тот или иной объект к объектам авторского права, осуществляется судом в рамках своих полномочий, и использованные в программе для ЭВМ как составном произведении наряду с объектами, права на которые принадлежат иным авторам (правообладателям).

КС сослался на правовые позиции из Постановления от 23 декабря 2013 г. № 29-П, согласно которым суд общей юрисдикции или арбитражный суд в силу ст. 120 Конституции самостоятельно решает вопрос о том, подлежит ли та или иная норма применению в рассматриваемом им деле. Конституцией обусловлено требование единства практики применения законодательных норм всеми судами. Иное вело бы к нарушению принципа правовой определенности, подрывало бы доверие к закону участников гражданского оборота, соотносящих свои действия с законом в его официальном толковании. В постановлении подчеркивалось, что в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование нормативных положений, что обязывает суд следовать такому варианту понимания и применения норм, при котором исключается возможность ущемления гарантируемых Конституцией прав и свобод человека и гражданина. Однако буквальное содержание оспариваемого положения, подтвержденное судебными постановлениями по делу с участием заявителя, создавая условия для отказа суда в защите авторских прав создателя программы для ЭВМ в споре с лицом, использующим ее в отсутствие его согласия, только на том основании, что названная программа является составным произведением и ее автором не выполнено условие о соблюдении прав авторов (правообладателей) объектов (программ для ЭВМ), использованных для ее создания, такого ущемления не исключает.

В связи с этим Конституционный Суд постановил признать п. 3 ст. 1260 ГК не соответствующим Конституции, поскольку в системе действующего правового регулирования он допускает отказ суда в защите авторских прав создателя программы для ЭВМ в споре с лицом, использующим указанную программу в отсутствие его согласия, только на том основании, что названная программа является составным произведением и ее автором не выполнено условие о соблюдении прав авторов (правообладателей) объектов, использованных для ее создания.

Также КС указал законодателю на необходимость внесения изменений в действующее правовое регулирование таким образом, чтобы был обеспечен баланс прав автора программы, которая является составным произведением, и прав авторов (правообладателей) объектов (программ для ЭВМ), использованных для ее создания, не исключая при этом защиту имущественных интересов автора этой программы, в том числе путем взыскания компенсации за нарушение другими лицами его исключительного права. До внесения изменений п. 3 ст. 1260 ГК не должен во всяком случае применяться в качестве основания для отказа в защите права авторства, права автора на имя создателя программы для ЭВМ как составного произведения и исключительного права в части предъявления требования о пресечении нарушающих право автора действий в случаях, когда ответчик тоже не вправе использовать такие объекты, а также для отказа в защите в полном объеме авторских прав (включая исключительные права) на ту часть программы как составного произведения, которая создана самим автором такой программы и использована в ней как в составном произведении наряду с программами для ЭВМ, права на которые принадлежат иным авторам (правообладателям), указал КС.

Также Суд указал на пересмотр дел Антона Мамичева в вопросах защиты права авторства, права автора на имя и исключительного права в части предъявления требования о пресечении нарушающих право автора действий, при условии что ответчик не вправе использовать программы для ЭВМ, использованные для создания программы, применительно к ней как составному произведению, а также авторских прав на объекты, созданные самим автором данной программы и использованные наряду с объектами, права на которые принадлежат иным авторам, – безотносительно к изменениям действующего правового регулирования в соответствии с постановлением. Также он указал на пересмотр в части, относящейся к реализации исключительного права на программу как на составное произведение иными способами, – после внесения необходимых изменений в действующее правовое регулирование, если, исходя из содержания данных изменений, для этого не будет препятствий.

Эксперты оценили значимость выводов КС

Адвокат ММКА «Правовой советник» Илья Мурылев назвал постановление важным, что обусловлено необходимостью разграничивать право автора составного произведения на использование такого произведения при отсутствии разрешения авторов иных произведений, используемых в составе составного произведения, и право автора составного произведения на защиту своих прав. Действительно, указал он, п. 3 ст. 1260 ГК с учетом п. 88 Постановления Пленума ВС от 23 апреля 2019 г. № 10 гласит об осуществлении прав автором составного произведения при условии соблюдения прав авторов произведений, использованных для создания производного или составного произведения. «Однако в данном деле авторы использованных произведений не предъявляли к автору составного произведения претензий. В связи с этим полагаю, что ограничение автора составного произведения на защиту своих прав в суде является недопустимым. Заслуживающим внимания является также вывод КС о том, что такое ограничение недопустимо в случаях, когда ответчик также не обладает необходимыми правами на использование таких объектов (программ для ЭВМ)», – посчитал адвокат.

Илья Мурылев заметил, что споры о защите прав авторов составных произведений не самая частая категория споров в сфере авторского права, однако анализ судебной практики свидетельствует о том, что в случае предъявления претензий автором составного произведения к предполагаемому нарушителю и отсутствия претензий к автору составного произведения со стороны обладателей исключительного права использованных произведений в составе составного суды в своем большинстве защищают права авторов составного произведения или иных обладателей исключительного права. «Думается, что постановление КС будет предупреждающим инструментом от вынесения неправильного решения в подобных спорах», – резюмировал он.

Адвокат АП Ростовской области Сергей Скавронский полагает, что пробел в законодательстве был обусловлен тем фактом, что положения п. 3 ст. 1260 ГК не учитывали особенности правоотношений, возникающих в результате создания программного обеспечения, особенно в контексте сегодняшних реалий.

«Так, в настоящий момент уже написано и создано очень большое число баз данных, библиотек, готовых участков кода, скриптов и компонентов для программ. Существенная часть из них находится в открытом доступе или распространяется по открытым лицензиям. То есть это готовые решения (уже написанные участки кода) тех или иных технических или творческих задач, которые можно использовать в своем программном продукте на тех или иных условиях. Таким образом, разработчики программного обеспечения, вместо того чтобы каждый раз “изобретать велосипед”, переписывать уже известные решения, часто пользуются готовыми решениями, что ускоряет процесс разработки и снижает его себестоимость. В то же время такое использование сторонних компонентов не отменяет творческой составляющей интеллектуальной деятельности разработчика, его труда. Сами по себе отдельные компоненты могут не представлять большой ценности, в то время как конечный программный продукт, созданный с использованием таких компонентов разработчиком (автором), благодаря его интеллектуальной деятельности, может стоит миллионы долларов. Таким образом, действительно несправедливо отказывать автору в защите прав на созданную его творческим трудом часть произведения и отказывать в защите прав на это произведение как таковое», – пояснил он.

Сергей Скавронский указал на неоднородность практики. Так, в аналогичном деле
№ А67-4147/2014 АС Томской области отказал разработчику в удовлетворении иска. ВС в Решении
ВС РФ № 304-ЭС15-16232 согласился с ним. В то же время АС г. Москвы по делу
№ А40-105604/13 частично иск удовлетворил.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о