<


Как кредитору доказать недобросовестность руководителей исключенного из ЕГРЮЛ юрлица?

Верховный Суд обратил внимание на то, что кредитор, как правило, лишен доступа к документам, содержащим сведения о хозяйственной деятельности общества, и не имеет иных источников сведений о деятельности юридического лица и контролирующих его лиц

Как кредитору доказать недобросовестность руководителей исключенного из ЕГРЮЛ юрлица?

По мнению одного эксперта, определение ВС направлено на стабилизацию гражданских правоотношений и на защиту прав добросовестных кредиторов. Другая обратила внимание, что применение к пострадавшей стороне повышенного стандарта доказывания, в условиях отсутствия у него доступа к внутренним документам своего должника, и возложениие на него обязанности доказывания вины контролирующих лиц – противоречат принципам судопроизводства. Третья полагает, что ВС РФ поднял важный вопрос, который заключается в особенностях распределения бремени доказывания по делу между сторонами.

Верховный Суд вынес Определение по делу № 5-КГ22-63-К2, в котором указал, что истец не обязан доказывать вину ответчика, являвшегося руководителем исключенного из ЕГРЮЛ юридического лица, в споре о привлечении такого ответчика к субсидиарной ответственности.

Виталий Серов состоял в трудовых отношениях с ООО «Газстройсертификация», единственным учредителем и генеральным директором которого являлся Юрий Сурков. Решением Измайловского районного суда г. Москвы от 21 августа 2019 г. были удовлетворены исковые требования Виталия Серова о взыскании с общества задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплат, компенсации морального вреда и судебных расходов в общем размере 582 тыс. руб.

Как следует из акта судебного пристава-исполнителя Измайловского РОСП ГУФССП России по г. Москве от 15 сентября 2020 г., исполнительный документ в отношении общества был возвращен взыскателю в связи с невозможностью исполнения. Впоследствии Виталий Серов обратился в суд с иском к Юрию Суркову, указав, что вступившим в силу решением суда общества взысканы денежные средства, однако решение не исполнено. Общество с 10 декабря 2020 г. было исключено из ЕГРЮЛ в связи с наличием сведений, в отношении которых внесена запись о недостоверности, в результате чего исполнение судебного постановления стало невозможным. Полагая, что к этим обстоятельствам привели действия генерального директора, недобросовестно выполнявшего свои обязанности, истец просил суд привлечь ответчика к субсидиарной ответственности и взыскать с него по обязательствам общества денежные средства в размере 668 тыс. руб.

Решением Тушинского районного суда г. Москвы в удовлетворении исковых требований было отказано. Суд сослался на то, что сам по себе факт исключения общества из ЕГРЮЛ по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, не влечет безусловное возложение субсидиарной ответственности на учредителей и руководителей юридического лица. По мнению суда, доказательства совершения Юрием Сурковым умышленных действий, направленных на уклонение от исполнения обязательств общества по выплате заработной платы Виталию Серову, истцом не представлены, как и не указано, в чем выражается недобросовестность или неразумность его действий. С такими выводами согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Считая состоявшиеся по делу судебные постановления незаконными, Виталий Серов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС пояснила, что в соответствии со ст. 21.1 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей юридическое лицо, которое в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством РФ о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном данным федеральным законом.

Верховный Суд вынес Определение по делу № 5-КГ22-63-К2, в котором указал, что истец не обязан доказывать вину ответчика, являвшегося руководителем исключенного из ЕГРЮЛ юридического лица, в споре о привлечении такого ответчика к субсидиарной ответственности.

Виталий Серов состоял в трудовых отношениях с ООО «Газстройсертификация», единственным учредителем и генеральным директором которого являлся Юрий Сурков. Решением Измайловского районного суда г. Москвы от 21 августа 2019 г. были удовлетворены исковые требования Виталия Серова о взыскании с общества задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплат, компенсации морального вреда и судебных расходов в общем размере 582 тыс. руб.

Как следует из акта судебного пристава-исполнителя Измайловского РОСП ГУФССП России по г. Москве от 15 сентября 2020 г., исполнительный документ в отношении общества был возвращен взыскателю в связи с невозможностью исполнения. Впоследствии Виталий Серов обратился в суд с иском к Юрию Суркову, указав, что вступившим в силу решением суда общества взысканы денежные средства, однако решение не исполнено. Общество с 10 декабря 2020 г. было исключено из ЕГРЮЛ в связи с наличием сведений, в отношении которых внесена запись о недостоверности, в результате чего исполнение судебного постановления стало невозможным. Полагая, что к этим обстоятельствам привели действия генерального директора, недобросовестно выполнявшего свои обязанности, истец просил суд привлечь ответчика к субсидиарной ответственности и взыскать с него по обязательствам общества денежные средства в размере 668 тыс. руб.

Решением Тушинского районного суда г. Москвы в удовлетворении исковых требований было отказано. Суд сослался на то, что сам по себе факт исключения общества из ЕГРЮЛ по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, не влечет безусловное возложение субсидиарной ответственности на учредителей и руководителей юридического лица. По мнению суда, доказательства совершения Юрием Сурковым умышленных действий, направленных на уклонение от исполнения обязательств общества по выплате заработной платы Виталию Серову, истцом не представлены, как и не указано, в чем выражается недобросовестность или неразумность его действий. С такими выводами согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Считая состоявшиеся по делу судебные постановления незаконными, Виталий Серов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС пояснила, что в соответствии со ст. 21.1 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей юридическое лицо, которое в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством РФ о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном данным федеральным законом.

Суд также отметил, что согласно п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО исключение общества из ЕГРЮЛ в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные ГК РФ для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в п. 1–3 ст. 53.1 ГК РФ, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества, подчеркнула Судебная коллегия.

Читайте также: https://www.advgazeta.ru/novosti/plenum-vs-rf-prinyal-postanovlenie-o-subsidiarnoy-otvetstvennosti/

Обращаясь к п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53, Суд указал, что при привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в части, не противоречащей специальным положениям Закона банкротстве, подлежат применению общие положения гл. 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда. А согласно ст. 401 гл. 25 Кодекса лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства, добавил ВС.

Читайте также: https://www.advgazeta.ru/novosti/kreditory-teper-ne-obyazany-dokazyvat-nedobrosovestnost-obshchestva-dolzhnika/

Верховный Суд подчеркнул: как указал КС РФ в Постановлении от 21 мая 2021 г. № 20-П, неосуществление контролирующими лицами ликвидации общества с ограниченной ответственностью при наличии на момент исключения из ЕГРЮЛ долгов общества перед кредиторами, тем более в случаях, когда исковые требования кредитора к обществу уже удовлетворены судом, может свидетельствовать о намеренном пренебрежении контролирующими общество лицами своими обязанностями. Также это может говорить о попытке избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве общества, что приводит к подрыву доверия участников гражданского оборота друг к другу, дестабилизации оборота, а если долг общества возник перед потребителями – и к нарушению их прав, защищаемых специальным законодательством о защите прав потребителей.

«При обращении в суд с соответствующим иском доказывание кредитором неразумности и недобросовестности действий лиц, контролировавших исключенное из реестра недействующее юридическое лицо, объективно затруднено. Кредитор, как правило, лишен доступа к документам, содержащим сведения о хозяйственной деятельности общества, и не имеет иных источников сведений о деятельности юридического лица и контролирующих его лиц», – отмечается в определении.

Как подчеркнул ВС, предъявление к истцу-кредитору (особенно когда им выступает физическое лицо – потребитель, хотя и не ограничиваясь лишь этим случаем) требований, связанных с доказыванием обусловленности причиненного вреда поведением контролировавших должника лиц, заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца и ответчика, так как от истца требуется представление доказательств, о самом наличии которых ему может быть неизвестно в силу его невовлеченности в корпоративные правоотношения.

Судебная коллегия установила, что в нарушение приведенных положений закона и акта его толкования суды первой и апелляционной инстанций возложили на истца обязанность доказать вину ответчика, являвшегося руководителем юридического лица – работодателя, и освободили ответчика от обязанности доказать отсутствие своей вины. Такое нарушение, по мнению Верховного Суда, является существенным, поскольку незаконное возложение на работника обязанности доказать вину руководителя юридического лица с очевидностью повлияло на результат разрешения спора. В связи с этим ВС отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение.

Адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Наталья Костина отметила, что проблема погашения долга юридическим лицом, о котором внесены сведения в ЕГРЮЛ о предстоящем исключении в связи с недостоверностью сведений о юридическом лице; взыскания долга с должника, местонахождение которого невозможно установить, а также в случаях отсутствия у юридического лица имущества, крайне актуальна. «Большинство должников, понимая, что ФНС приняла решение об исключении из ЕГРЮЛ юридического лица, считают, что это прекрасная возможность уйти от ответственности, от погашения долга. Кроме того, добросовестный должник, понимая, что отсутствуют денежные средства для исполнения тех или иных обязательств, имеет возможность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, однако это влечет дополнительные расходы для должника, иногда превышающие сумму долга, так как соответствующие процедуры банкротства необходимо финансировать, таких средств зачастую просто нет», – прокомментировала эксперт.

Наталья Костина считает, что позиция ВС РФ направлена на защиту прав добросовестных кредиторов, которые, зачастую не обладая всей полнотой информации и документами, обязаны доказывать вину лиц, контролирующих общество; изначально в таких делах позиция кредиторов слабее позиции контролирующих должника лиц. По мнению эксперта, определение Суда направлено на стабилизацию гражданских правоотношений, на защиту прав добросовестных кредиторов, указывает на неизбежность субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника.

Старший юрист консалтинговой группы РКТ Диана Варданян указала, что в определении прослеживается существенная проблема правоприменительной практики, существующая в рамках споров о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в связи с исключением регулирующим органом общества из ЕГРЮЛ, – повышенный стандарт доказывания для лиц, в силу своего положения не владеющих сведениями и документацией о хозяйственной деятельности такого общества. Также она заметила, что ВС в очередной раз указывает на необходимость нижестоящих судов исследовать заявленные доводы сторон и соблюдать принцип состязательности сторон процесса, а также на недопустимость применения формального подхода к рассмотрению подобных споров.

Диана Варданян обратила внимание, что применение к пострадавшей стороне (кредитору, имеющему право требования к обществу, установленное в судебном порядке) повышенного стандарта доказывания, в условиях отсутствия у него доступа к внутренним документам своего должника, и возложение на него обязанности доказывания вины контролирующих лиц в исключении общества из ЕГРЮЛ при одновременном освобождении последних от обоснования своей невиновности – противоречат принципам судопроизводства.

Адвокат Ивановской областной коллегии адвокатов № 4 Дарья Пыжикова полагает, что ВС РФ поднял важный вопрос, заключающийся в особенностях распределения бремени доказывания по делу между сторонами, а не в порядке привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц не в рамках процедуры банкротства, регламентированной нормами Закона о банкротстве, как это могло бы показаться на первый взгляд. Важность данного вопроса заключается в том, что нередко суды забывают, что помимо общих процессуальных норм об обязанности доказывания (ст. 56 ГПК РФ и 65 АПК РФ), существуют еще специальные нормы, которые в зависимости от предмета спора могут возлагать дополнительные обязанности на ту или иную сторону.

Читайте также: https://www.advgazeta.ru/mneniya/proryvnye-pravovye-pozitsii-2021-goda-po-delam-o-bankrotstve/?sphrase_id=358053

Дарья Пыжикова считает, что ВС РФ обоснованно обратил внимание нижестоящих судов на разъяснения, изложенные в Постановлении КС № 20-П/2021. Вместе с тем она обратила внимание, что это не первый судебный акт ВС РФ по данного рода спорам. Так, по схожему делу ВС РФ было вынесено Определение от 16 февраля 2021 г. № 12-КГ20-9-К6, в котором было акцентировано внимание нижестоящих судов на неверном распределении бремени доказывания. Речь также шла о взыскании истцом убытков в виде невыплаченного выходного пособия, компенсации морального вреда с участника и одновременно генерального директора ликвидированного юридического лица, пояснила эксперт. «К сожалению, стоит констатировать, что суды нередко забывают обращаться к разъяснениям, которые дает ВС РФ, упорно продолжая игнорировать важные процессуальные моменты, к которым, несомненно, относится верное распределение бремени доказывания между сторонами по делу», – подытожила она.

Суд также отметил, что согласно п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО исключение общества из ЕГРЮЛ в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные ГК РФ для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в п. 1–3 ст. 53.1 ГК РФ, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества, подчеркнула Судебная коллегия.

Обращаясь к п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53, Суд указал, что при привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в части, не противоречащей специальным положениям Закона банкротстве, подлежат применению общие положения гл. 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда. А согласно ст. 401 гл. 25 Кодекса лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства, добавил ВС.

Верховный Суд подчеркнул: как указал КС РФ в Постановлении от 21 мая 2021 г. № 20-П, неосуществление контролирующими лицами ликвидации общества с ограниченной ответственностью при наличии на момент исключения из ЕГРЮЛ долгов общества перед кредиторами, тем более в случаях, когда исковые требования кредитора к обществу уже удовлетворены судом, может свидетельствовать о намеренном пренебрежении контролирующими общество лицами своими обязанностями. Также это может говорить о попытке избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве общества, что приводит к подрыву доверия участников гражданского оборота друг к другу, дестабилизации оборота, а если долг общества возник перед потребителями – и к нарушению их прав, защищаемых специальным законодательством о защите прав потребителей.

«При обращении в суд с соответствующим иском доказывание кредитором неразумности и недобросовестности действий лиц, контролировавших исключенное из реестра недействующее юридическое лицо, объективно затруднено. Кредитор, как правило, лишен доступа к документам, содержащим сведения о хозяйственной деятельности общества, и не имеет иных источников сведений о деятельности юридического лица и контролирующих его лиц», – отмечается в определении.

Как подчеркнул ВС, предъявление к истцу-кредитору (особенно когда им выступает физическое лицо – потребитель, хотя и не ограничиваясь лишь этим случаем) требований, связанных с доказыванием обусловленности причиненного вреда поведением контролировавших должника лиц, заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца и ответчика, так как от истца требуется представление доказательств, о самом наличии которых ему может быть неизвестно в силу его невовлеченности в корпоративные правоотношения.

Судебная коллегия установила, что в нарушение приведенных положений закона и акта его толкования суды первой и апелляционной инстанций возложили на истца обязанность доказать вину ответчика, являвшегося руководителем юридического лица – работодателя, и освободили ответчика от обязанности доказать отсутствие своей вины. Такое нарушение, по мнению Верховного Суда, является существенным, поскольку незаконное возложение на работника обязанности доказать вину руководителя юридического лица с очевидностью повлияло на результат разрешения спора. В связи с этим ВС отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение.

Адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Наталья Костина отметила, что проблема погашения долга юридическим лицом, о котором внесены сведения в ЕГРЮЛ о предстоящем исключении в связи с недостоверностью сведений о юридическом лице; взыскания долга с должника, местонахождение которого невозможно установить, а также в случаях отсутствия у юридического лица имущества, крайне актуальна. «Большинство должников, понимая, что ФНС приняла решение об исключении из ЕГРЮЛ юридического лица, считают, что это прекрасная возможность уйти от ответственности, от погашения долга. Кроме того, добросовестный должник, понимая, что отсутствуют денежные средства для исполнения тех или иных обязательств, имеет возможность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, однако это влечет дополнительные расходы для должника, иногда превышающие сумму долга, так как соответствующие процедуры банкротства необходимо финансировать, таких средств зачастую просто нет», – прокомментировала эксперт.

Наталья Костина считает, что позиция ВС РФ направлена на защиту прав добросовестных кредиторов, которые, зачастую не обладая всей полнотой информации и документами, обязаны доказывать вину лиц, контролирующих общество; изначально в таких делах позиция кредиторов слабее позиции контролирующих должника лиц. По мнению эксперта, определение Суда направлено на стабилизацию гражданских правоотношений, на защиту прав добросовестных кредиторов, указывает на неизбежность субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника.

Старший юрист консалтинговой группы РКТ Диана Варданян
указала, что в определении прослеживается существенная проблема правоприменительной практики, существующая в рамках споров о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в связи с исключением регулирующим органом общества из ЕГРЮЛ, – повышенный стандарт доказывания для лиц, в силу своего положения не владеющих сведениями и документацией о хозяйственной деятельности такого общества. Также она заметила, что ВС в очередной раз указывает на необходимость нижестоящих судов исследовать заявленные доводы сторон и соблюдать принцип состязательности сторон процесса, а также на недопустимость применения формального подхода к рассмотрению подобных споров.

Диана Варданян обратила внимание, что применение к пострадавшей стороне (кредитору, имеющему право требования к обществу, установленное в судебном порядке) повышенного стандарта доказывания, в условиях отсутствия у него доступа к внутренним документам своего должника, и возложение на него обязанности доказывания вины контролирующих лиц в исключении общества из ЕГРЮЛ при одновременном освобождении последних от обоснования своей невиновности – противоречат принципам судопроизводства.

Адвокат Ивановской областной коллегии адвокатов № 4 Дарья Пыжикова полагает, что ВС РФ поднял важный вопрос, заключающийся в особенностях распределения бремени доказывания по делу между сторонами, а не в порядке привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц не в рамках процедуры банкротства, регламентированной нормами Закона о банкротстве, как это могло бы показаться на первый взгляд. Важность данного вопроса заключается в том, что нередко суды забывают, что помимо общих процессуальных норм об обязанности доказывания (ст. 56 ГПК РФ и 65 АПК РФ), существуют еще специальные нормы, которые в зависимости от предмета спора могут возлагать дополнительные обязанности на ту или иную сторону.

Дарья Пыжикова считает, что ВС РФ обоснованно обратил внимание нижестоящих судов на разъяснения, изложенные в Постановлении КС № 20-П/2021. Вместе с тем она обратила внимание, что это не первый судебный акт ВС РФ по данного рода спорам. Так, по схожему делу ВС РФ было вынесено Определение от 16 февраля 2021 г. № 12-КГ20-9-К6, в котором было акцентировано внимание нижестоящих судов на неверном распределении бремени доказывания. Речь также шла о взыскании истцом убытков в виде невыплаченного выходного пособия, компенсации морального вреда с участника и одновременно генерального директора ликвидированного юридического лица, пояснила эксперт. «К сожалению, стоит констатировать, что суды нередко забывают обращаться к разъяснениям, которые дает ВС РФ, упорно продолжая игнорировать важные процессуальные моменты, к которым, несомненно, относится верное распределение бремени доказывания между сторонами по делу», – подытожила она.

Анжела Арстанова

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о