Вопросы юристу


ЕСПЧ присудил более 18 тыс. евро за неэффективное расследование ДТП со смертельным исходом

Как указал Суд, лобовое столкновение двух авто требовало должного расследования со стороны правоохранителей, которые отвечали за сбор доказательств, необходимых для определения виновных лиц

ЕСПЧ присудил более 18 тыс. евро за неэффективное расследование ДТП со смертельным исходом

По мнению одного адвоката, выводы ЕСПЧ абсолютно разумны и справедливы, так как интересы потерпевшего лица должны быть защищены, и если госорган виновен в невозможности осуществления такой защиты, то соответствующие компенсации пострадавшему должно выплатить государство. Другой отметил, что постановление должно стимулировать органы власти к более тщательному контролю за действиями лиц, осуществляющих предварительное расследование и работу на месте происшествия. Третий полагает, что презумпция невиновности в рассматриваемом случае не отменяет право каждого человека на эффективную судебную защиту и на эффективное расследование преступлений, которое также должно быть гарантировано государством.

Европейский Суд вынес Постановление по делу «Миронова против России» по жалобе на неэффективное расследование российскими правоохранителями обстоятельств гибели ее сына в результате ДТП.

21 марта 2010 г. М. ехал вместе с друзьями Л. и Ш. на принадлежащем последнему автомобиле по глухой дороге в Ленинградской области, где произошло лобовое столкновение с автомобилем, принадлежащим Ф. В результате ДТП М. скончался на месте, а Л. – в больнице спустя трое суток после аварии.

В день происшествия сотрудники правоохранительных органов провели осмотр места ДТП, они попросили мать Ш. сохранить две поврежденные автомашины до окончания следствия, однако, по всей видимости, не предупредили ее об обязанности сохранить вещдоки и не избавляться от них.

Спустя три дня после инцидента правоохранители возбудили уголовное дело в отношении Ш. по подозрению в убийстве по неосторожности. Мать М. – Валентина Миронова – была признана потерпевшей по этому делу. В апреле 2010 г. Ш. был дважды допрошен следствием. В мае следствие узнало, что Ш. продал свой поврежденный автомобиль на запчасти, некоторые детали автомобиля были обнаружены на свалке.

В заключении эксперта отмечалось, что столкновение двух автомобилей было лобовым, однако ввиду отсутствия следов шин на месте происшествия определить скорость и траекторию движения транспортных средств не удалось. В связи с этим было невозможно определить степень вины обоих водителей в ДТП. В заключении также подчеркивалась необходимость осмотра поврежденных автомобилей.

В сентябре 2010 г. уголовное дело в отношении Ш. было прекращено за отсутствием состава преступления. Далее уголовное дело несколько раз возобновлялось по решению прокуратуры и прекращалось. В апреле 2012 г. уголовное дело в отношении Ш. вновь было прекращено. Валентина Миронова безуспешно пыталась обжаловать постановление следователя в различных судебных инстанциях, вплоть до Верховного Суда, судья которого отказался передавать ее кассационную жалобу на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским делам.

В жалобе в Европейский Суд Валентина Миронова указала на нарушение ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на жизнь, в связи с неэффективным расследованием российскими правоохранителями обстоятельств гибели ее сына. Женщина потребовала присудить ей компенсацию морального вреда на усмотрение Суда, а также возместить судебные расходы в размере 3152 евро.

В возражениях на доводы жалобы Правительство РФ утверждало, что расследование уголовного дела соответствовало процессуальным аспектам ст. 2 Конвенции.

Изучив материалы дела, Европейский Суд отметил, что в рассматриваемом случае заявительница была лишена возможности предъявить гражданский иск виновному в ДТП водителю. При этом стороны диаметрально разошлись в оценке качества расследования по уголовному делу – так, по мнению заявительницы, различные недостатки предварительного следствия по уголовному делу обусловили невозможность привлечения виновных лиц к ответственности, а государство-ответчик, наоборот, настаивало на соответствии расследования требованиям УПК.

Тем не менее, подчеркнул ЕСПЧ, лобовое столкновение двух автомобилей на глухой дороге в любом случае требовало должного расследования со стороны сотрудников правоохранительных органов, которым следовало обеспечить сбор необходимых доказательств для проведения последующих технических экспертиз в целях определения виновных лиц, чего сделано не было. Как пояснил Суд, непрофессионализм работников следственного органа привел к невозможности определить, кто из водителей был виновен в аварии, допрос последних был проведен с существенной задержкой, а решение передать вещдоки потенциально виновной стороне повлекло их утрату. Таким образом, ЕСПЧ выявил нарушение ст. 2 Конвенции в ее процессуальной части и присудил заявительнице 15 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 3152 евро в возмещение судебных расходов.

Адвокат АП г. Москвы Ирина Язева напомнила, что для реализации права пострадавшего лица на возмещения вреда необходимо установить, кто является причинителем вреда. «Поскольку в рассматриваемой ситуации следственные органы не установили лицо, ответственное за причинение вреда, то у заявительницы согласно действующему российскому законодательству отсутствовала возможность взыскать причиненный ей вред. Вместе с тем, как верно отметил ЕСЧП, следственные органы явно не справились с возложенной на них задачей, поскольку произошедшая ситуация является достаточно типичной и уже сразу после ДТП был очевиден объем необходимых следственных мероприятий. Можно с уверенностью сказать, что лишь из-за ненадлежащей работы правоохранителей дело не было раскрыто», – заметила она.

Эксперт назвала выводы ЕСПЧ абсолютно разумными и справедливыми: интересы потерпевшего лица должны быть защищены, и если государственный орган виновен в невозможности осуществления такой защиты, то соответствующие компенсации пострадавшему должно выплатить государство. «Однако печально, что в подобных случаях потерпевшим необходимо обращаться в ЕСПЧ, поскольку внутри государства невозможно возложить обязанность по возмещению вреда на государственные органы ввиду их ненадлежащей работы по установлению непосредственного причинителя вреда. По крайней мере, лично я не припомню ни одного такого случая», – отметила Ирина Язева. 

Она добавила, что для российской судебной практики выводы ЕСПЧ могут стать неким прецедентом: «Потерпевшие в порядке КАС РФ смогут внутри государства реализовать в аналогичных рассматриваемой ситуациях имеющееся у них право на защиту». Между тем эксперт назвала присужденную ЕСПЧ сумму компенсации морального вреда крайне низкой и примерно соответствующей суммам, взыскиваемым потерпевшими с причинителя вреда в российских судах в счет компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника. «Но разве равна жизнь человека одному миллиону рублей?!» – задалась вопросом адвокат.

Адвокат АП Московской области Филипп Шишов отметил, что ЕСПЧ в очередной раз обратил внимание на крайне низкое качество расследования ДТП, когда уголовные дела годами не возбуждаются, а доследственная проверка при отсутствии прямых улик производится спустя значительное время. «Европейский Суд принял важное решение, присудив значительную компенсацию потерпевшей стороне именно за ненадлежащее качество расследования на начальном этапе, которое уже впоследствии невозможно было исправить. Как мы видим, такой важнейший принцип уголовного процесса, как презумпция невиновности, имевший место в данном деле о ДТП, которое в итоге было следователем прекращено за отсутствием состава преступления, не отменяет право каждого человека на эффективную судебную защиту и на эффективное расследование преступлений, которое также должно быть гарантировано государством», – резюмировал он. 

Адвокат Калужской областной коллегии адвокатов Никита Савин полагает, что в рассматриваемом случае Европейский Суд в очередной раз подчеркнул, что ответственность за действия на месте преступления или правонарушения и их расследование должна быть возложена на государственные органы исполнительной власти, а небрежность в таких действиях и некачественная работа не должны покрываться судебной властью. «Это решение должно стимулировать органы госвласти к более тщательному контролю за действиями лиц, осуществляющих предварительное расследование и работу на месте происшествия. Да и сами сотрудники госорганов, осознавая, что от них зависит качество последующих следственных действий, и понимая, что эти действия могут быть признаны некачественными судом, если даже не российским, то ЕСПЧ, должны более тщательно относиться к своим действиям в рамках рассматриваемых ими дел», – подчеркнул он.

Тем не менее, по словам эксперта, учитывая «неповоротливость» российских правовых механизмов и длительность отклика на решения судов, говорить о быстрых и качественных изменениях в работе национальных органов следствия и надеяться на них лишь на основании этого решения было бы излишне оптимистично. «Хотя широкая огласка, инициатива и настойчивость граждан со временем могут раскрутить этот “маховик” права и капля за каплей подточить эту глыбу равнодушного некачественного расследования. Разовое взыскание, даже столь немалой по меркам судебной системы РФ компенсации морального вреда, существенного ущерба бюджету РФ не причинит, однако может породить ряд последующих заявлений, которые в случае удовлетворения уже могут стать весьма чувствительными расходами за некачественную работу национальных правоохранителей», – отметил Никита Савин.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о