елхов и партнёры  торги по банкротству

АП Пензенской области продолжает спор с прокуратурой о порядке распределения по назначению

Ранее апелляция отменила в части решение о признании незаконными ряда положений порядка, в кассации палата просит принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска

АП Пензенской области продолжает спор с прокуратурой о порядке распределения по назначению

В комментарии «АГ» одна из представителей АП Пензенской области в суде, ее вице-президент Александра Матвеева отметила, что в случае необходимости палата готова «дойти» до Верховного Суда.

Адвокатская палата Пензенской области подала кассационную жалобу на решение апелляции по спору с прокуратурой области относительно положений принятого палатой порядка распределения дел по назначению.

Ряд пунктов Положения не понравился органам следствия и прокуратуре области

Как ранее писала «АГ», п. 9–13, а также п. 29 документа устанавливают содержание требований органов дознания, предварительного следствия и суда о назначении адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, сроки направления и поступления таких требований, особую процедуру направления защитника для участия в неотложных процессуальных или следственных действиях, которые невозможно запланировать заранее.

Кроме того, в них закреплены право Совета АП ПО приостановить направление защитников в конкретный орган дознания, предварительного следствия и суд при систематическом направлении срочных требований в соответствии с п. 12 Положения, а также обязанность адвоката, вступившего в дело в порядке ст. 51 УПК, выяснить факт участия в деле защитника по соглашению и в этом случае – проверить соблюдение процессуальных норм привлечения к делу защитника по назначению и заявить ходатайство об устранении нарушений.

После принятия Положения руководитель СУ СК РФ по Пензенской области направил президенту АП ПО Николаю Демерзову письмо (имеется в распоряжении «АГ»), в котором указал, что перечисленные пункты не соответствуют нормам действующего уголовно-процессуального законодательства, а также сложившейся на территории региона следственной практике. Также он сообщил об обращении в прокуратуру о необходимости проведения проверки.

Вскоре прокуратура Ленинского района г. Пензы направила в АП Пензенской области протест на вышеупомянутые пункты Положения, согласно которому проведенная проверка выявила несоответствие их действующему законодательству. В связи с отказом палаты изменить спорные пункты прокурор Ленинского района г. Пензы обратился в Ленинский районный суд с административным иском в интересах неопределенного круга лиц к АП ПО. Он попросил признать п. 9–13, 29 Положения не соответствующими ст. 48 Конституции, ст. 6.1, 46, 47, 49, 50, 164 УПК РФ, ст. 31 Закона об адвокатуре и ст. 1 Закона о прокуратуре.

Суд посчитал позицию правоохранительных органов верной

Ленинский районный суд указал, что п. 9–13 Положения нарушают интересы не только органов предварительного расследования в части невозможности незамедлительности сбора доказательств с участием подозреваемого или обвиняемого, но и последних в части своевременного обеспечения их прав на защиту, а также противоречат целям скорейшего восстановления нарушенных прав потерпевших.

В отношении п. 29 Положения суд отметил, что утвержденным Советом ФПА РФ Стандартом осуществления адвокатской защиты в уголовном судопроизводстве не предусмотрена возможность проведения адвокатом проверки соблюдения органом, направившим требование (в том числе судом), процессуальных норм о привлечении к делу адвоката по назначению при выявлении факта участия в деле адвоката по соглашению. Такое право не предоставлено и действующим уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об адвокатуре.

Палата обжаловала решение в апелляции

АП ПО подала апелляционную жалобу (имеется в распоряжении «АГ») в судебную коллегию по административным делам Пензенского областного суда. В ней отмечается, что указание первой инстанции на то, что п. 9–13 Положения нарушают права и интересы не только органов предварительного расследования, но и подозреваемых, говорит о согласии суда с тем, что административный иск фактически подан в защиту прав и интересов СУ СК России по Пензенской области, УМВД и УФСБ России по Пензенской области, указанных в исковом заявлении в качестве заинтересованных лиц. Это является недопустимым в рамках предъявления иска в защиту неопределенного круга лиц и противоречит ст. 39 КАС РФ, определяющей, в чью защиту прокурор имеет право обратиться в суд.

Указывается, что судом не было дано никакой оценки тому обстоятельству, что без соблюдения реквизитов, изложенных в п. 9, невозможно надлежащим образом оформить ордер на защиту того или иного доверителя. При этом, согласно ст. 6 Закона об адвокатуре, адвокат должен иметь ордер, в котором необходимо указать дату, фамилию адвоката, номер удостоверения, фамилию доверителя, где и по какому делу адвокат должен исполнить поручение и т. д. Кроме того, составляющей частью ордера является корешок, в котором перечисляются реквизиты, предусмотренные п. 9 Положения.

В жалобе отмечается, что содержание п. 29 Положения находится во взаимосвязи с п. 4 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, предусматривающего обязанность адвоката выяснить наличие обстоятельств, препятствующих принятию поручения на защиту или исключающих участие данного адвоката в производстве по уголовному делу; получить согласие на оказание юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом; разъяснить право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению.

Областной суд изменил решение первой инстанции

20 декабря 2018 г. Пензенский областной суд (определение есть у «АГ») отметил, что подозреваемым и обвиняемым гарантируется право на получение юридической помощи защитника, в том числе адвоката по назначению, с момента совершения следственных действий или принятия процессуальных решений, указанных в ч. 3 ст. 49 УПК. При этом ч. 3 ст. 164 УПК допускает возможность проведения следственных действий в ночное время в случаях, не терпящих отлагательства, а положения ст. 50 УПК не исключают необходимость обеспечения явки адвоката по назначению ранее 24 часов до начала следственного действия.

«Между тем пункты 10, 11, 12 Положения, применяемые во взаимосвязи, устанавливают сроки и время принятия к исполнению требований органов дознания и предварительного следствия о назначении адвокатов, которые не соответствуют вышеприведенным нормам процессуального законодательства и не позволяют обеспечить своевременное участие адвокатов по назначению при производстве отдельных процессуальных действий за пределами графика работы Центра субсидируемой юридической помощи, в том числе в ночное время (после 22 часов)», – указывается в определении.

Пензенский областной суд отметил, что, кроме того, предусмотренный п. 10 Положения временной интервал для поступления требования суда о назначении адвоката – не позднее 5 суток до дня судебного заседания – установлен без учета сокращенных сроков рассмотрения судом отдельных категорий дел и необходимости обеспечения явки адвоката по назначению в суд ранее указанного времени.

Апелляция указала, что в Положении не конкретизирован способ распределения поручений на защиту по назначению между адвокатами, осуществляющими ночное дежурство (на основании графиков дежурств при направлении поручений определенному адвокатской палатой координатору), что порождает правовую неопределенность и не может быть признано надлежащей организацией оказания юридической помощи адвокатами по назначению.

Пензенский областной суд также посчитал, что закрепленное в п. 13 Положения право Совета АП ПО приостановить исполнение поручений органов дознания, следствия и суда о назначении адвокатов на территории отдельного района или в отношении определенного органа не основано на положениях действующего законодательства.

В то же время суд отметил, что п. 9 Положения не противоречит п. 3.3 Порядка, утвержденного решением Совета ФПА от 5 октября 2017 г., соответствует региональной практике взаимодействия адвокатской палаты и органов дознания, следствия и суда.

Суд указал, что п. 29 Положения содержит прямое указание на невозможность отказа адвоката по назначению от исполнения полученного требования, что соответствует подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре.

Пензенский областной суд отметил, что в силу ряда положений статей КАС и Закона о прокуратуре прокурор в порядке надзора за соблюдением органами управления некоммерческих организаций федерального законодательства наделен полномочиями на обращение в суд с административным иском в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Таким образом, апелляция частично удовлетворила жалобу адвокатской палаты.

Палата с таким решением не согласилась

АП ПО подала кассационную жалобу в президиум Пензенского областного суда (имеется у «АГ»). В ней палата отметила, что определенный законодательством об адвокатуре принцип несменяемости адвоката обязывает координатора Центра по распределению дел по назначению связаться непосредственно с тем адвокатом, который уже вступил в дело, выяснить возможность его участия в деле, предоставить возможность согласования с подзащитным вопроса о защите адвокатом и т. д. При этом требования в равной степени распространяются и на поручения, выполняемые по назначению правоохранительных органов.

Указывается, что п. 10–13 Положения носят рекомендательный характер для органов дознания, следствия и суда и не исключают выделение адвоката по требованию суда по делам с сокращенными сроками рассмотрения, в которых обязательно должны участвовать адвокаты. Кроме того, они корреспондируют п. 4 ст. 50 и ст. 231 УПК, согласно которым адвокат должен быть предоставлен задержанному по его требованию не позднее 24 часов, а суд направляет требование о выделении адвоката не позднее 5 суток до его рассмотрения. По мнению палаты, данные нормы не нарушают чьих-либо прав и законных интересов, а способствуют своевременной и четкой обработке требований на участие адвоката по назначению.

АП ПО указала, что из текста п. 11 Положения видно, что список адвокатов, изъявивших желание участвовать в дежурстве в ночное время, направляется в правоохранительные органы. При этом в списках указываются фамилии адвокатов по месяцам дежурств с их телефонами. Исходя из толкования данного пункта, следует, что требование о выделении адвоката направляется любому из указанных адвокатов. Направление поручений координатору в ночное время указанным пунктом Положения не предусмотрено, однако предусмотрен контроль первого вице-президента АП ПО за исполнением данного решения. «В связи с этим нельзя признать обоснованным вывод суда о правовой неопределенности, поскольку никаких сведений и данных об этом не было ни у суда первой инстанции, ни у судебной коллегии», – подчеркивается в жалобе.

Кроме того, палата отметила, что суд необоснованно рассмотрел оспариваемые пункты Положения на соответствие их нормам УПК в рамках административного судопроизводства. Положения в части предоставления адвоката по назначению вступают в силу, когда возбуждается уголовное дело и возникают уголовно-процессуальные отношения.

Указывается, что в уголовном процессе нет неопределенного круга лиц, и, кроме того, уголовно-процессуальное право регулирует те общественные отношения, которые возникают при производстве по конкретному уголовному делу. Подчеркивается, что данные доводы были приведены в апелляционной жалобе, однако судебная коллегия не указала на них в своем определении.

Отмечается, что, поскольку обеспечение оказания квалифицированной юридической помощи ч. 2 ст. 29 Закона об адвокатуре возложено на адвокатскую палату, положения Порядка оказания юридической помощи адвокатами, принятого решением Совета Адвокатской палаты Пензенской области, направлены на надлежащее исполнение адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению, своих обязанностей, в качестве представителей в гражданском судопроизводстве по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ и ст. 54 КАС РФ, и не может расцениваться как нарушающее права,

В кассационной жалобе отмечается, что из содержания административного искового заявления не усматриваются основания его внесения, что свидетельствует об отсутствии факта проведения прокуратурой проверки. В связи с этим оснований для обращения в суд с исковым заявлением нет.

АП ПО отметила, что органы прокуратуры являются оппонентами адвокатов при отправлении судопроизводства, и именно по этой причине законодателем определен особый порядок надзора в деятельности адвокатуры. Осуществление функций по контролю и надзору за соблюдением законодательства РФ адвокатами, адвокатскими образованиями и адвокатскими палатами относится к полномочиям Министерства юстиции России, что закреплено в Положении о Минюсте, утвержденном Указом Президента от 13 октября 2004 г. № 1313. Палата указала, что оспариваемое Положение доведено до сведения Управления Министерства юстиции РФ по Пензенской области, одобрено, замечаний по его содержанию в адвокатскую палату не поступало.

Таким образом, АП ПО попросила суд апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Пензенского областного суда отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска.

Комментарии АП ПО

В комментарии «АГ» одна из представителей АП Пензенской области в суде, ее вице-президент Александра Матвеева отметила, что нет доказательств того, что палата не предоставляла адвокатов в ночное или в какое-то другое время после первых двух писем со стороны СУ СК по Пензенской области. «Мы не видим нарушения, мы все обеспечиваем», – подчеркнула она. Вице-президент АП ПО добавила, что палата в случае необходимости готова «дойти» до Верховного Суда.

Кроме того, Александра Матвеева рассказала, что изначально прокуратура просила признать пункты Положения незаконными и обязать палату привести их в соответствие с требованиями Конституции и действующего законодательства, однако еще в первой инстанции от части требований отказалась. «При этом в отсутствие доверенности прокуратура не имела права ни изменять предмет спора, ни отказываться от иска. Этому процессуальному обстоятельству апелляционным судом не дано никакой оценки», – подчеркнула Александра Матвеева.

Ранее исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков указывал, что в этом деле крайне удивляет позиция прокуратуры, которая обратилась в суд с обжалованием решения адвокатской палаты.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о