Адвокаты отреагировали на выводы Генпрокуратуры о причинах переполненности СИЗО

По мнению ведомства, проблемы по размещению заключенных под стражу связаны с недостатками при расследовании уголовных дел в рамках проведения следственных и иных процессуальных действий

Адвокаты отреагировали на выводы Генпрокуратуры о причинах переполненности СИЗО

Все эксперты «АГ» согласились с выводами Генпрокуратуры, добавив при этом, что разрастанию проблемы способствуют и сами работники надзорного ведомства. Для ее решения, по мнению одного из адвокатов, требуется, в том числе, взвешенный подход следователей, прокуроров и в особенности судей к вопросу применения меры пресечения в виде заключения под стражу. Другой полагает, что проблема не будет устранена до тех пор, пока прокуратуру не наделят прежними полномочиями по надзору за предварительным следствием. Третий полагает, что для исправления ситуации следователям всех ведомств необходимо лишь строго и неукоснительно соблюдать требования закона об исключительности меры пресечения в виде заключения под стражу и наличии для этого веских оснований.

24 января в Генпрокуратуре состоялось оперативное совещание, на котором обсуждалась проблема переполненности следственных изоляторов. Мероприятие прошло под руководством заместителя Генпрокурора РФ Николая Винниченко, в нем приняли непосредственное участие и.о. прокурора г. Москвы и прокурор Московской области. Прокуроры ряда субъектов РФ участвовали в мероприятии посредством видео-конференц-связи.

Участники в своих выступлениях особо отметили следующие проблемы, связанные с размещением заключенных под стражу: несоответствие условий содержания подозреваемых, обвиняемых и осужденных требованиям действующего законодательства РФ и международным стандартам; часть СИЗО функционирует в условиях существенной переполненности.

Как было отмечено, превышение лимитной емкости мест содержания под стражей в немалой степени связано с недостатками при расследовании уголовных дел. «Практика реализации прокурорами надзорных полномочий свидетельствует о том, что в деятельности органов предварительного расследования продолжают иметь место факты несоблюдения требований уголовно-процессуального законодательства при проведении следственных и иных процессуальных действий, несвоевременного назначения судебных экспертиз, что сопряжено с неоднократным продлением сроков содержания под стражей обвиняемых по одним и тем же основаниям. Нередко отсутствует должный ведомственный контроль со стороны руководителей следственных органов», – говорится в сообщении ведомства.

Для решения указанной проблемы во исполнение соблюдения конституционных прав содержащихся под стражей лиц Генеральная прокуратура намерена усилить прокурорский надзор в соответствующей сфере.

Как ранее писала «АГ», в конце 2018 г. Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова обращала внимание ведомства на сохранение этой проблемы и на невозможность адвокатов попасть к своим доверителям. Ей, в свою очередь, стало известно об этом в том числе от старшего партнера АБ «ЗКС» Андрея Гривцова, который направил обращение федеральному омбудсмену о том, что он не мог посетить своего доверителя из-за отсутствия в СИЗО «Лефортово» свободных кабинетов. В этой связи редакция «АГ» в декабре прошлого года направляла запрос на имя Генпрокуратуры с просьбой дать ответ на обращение Уполномоченного по правам человека. Однако ведомство в своем письме сообщило о невозможности предоставить информацию в семидневный срок в связи с необходимостью получить информацию из профильного управления.

Комментируя позицию Генпрокуратуры, Андрей Гривцов выразил согласие с тем, что волокита по уголовным делам, ненадлежащий ведомственный контроль со стороны руководителей следственных органов являются одними из причин переполненности следственных изоляторов. «Но тогда почему прокуроры так редко применяют меры прокурорского реагирования, а в подавляющем большинстве случаев поддерживают следователей при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении сроков содержания под стражей?» – задался он вопросом.

По мнению адвоката, Генеральной прокуратуре следовало бы признать, что сами прокуроры недорабатывают в указанном аспекте и равнодушно относятся к вопросу избрания меры пресечения. «В противном случае создается впечатление, что подобные публичные заявления прокуратуры являются скорее одним из проявлений борьбы за главенствующую роль в правоохранительной системе, а не реальной заботой о судьбе лиц, необоснованно содержащихся под стражей», – полагает он.

Андрей Гривцов считает, что способом решения проблемы переполненности следственных изоляторов должен стать взвешенный подход следователей, прокуроров и в особенности судей к вопросу применения меры пресечения в виде заключения под стражу. «Также помогут введение в судах настоящей состязательности, равное и справедливое отношение к доводам представителей стороны обвинения и защиты, исключение случаев проявления формализма и равнодушия», – заключил защитник.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов также в целом согласился с выводами Генпрокуратуры РФ. По его мнению, обозначенную проблематику нельзя устранить, пока прокуратуру не наделят прежними полномочиями по надзору за предварительным следствием и в ведомстве не будет налажен полноценный надзор в досудебной стадии. «При нынешних полномочиях, до завершения стадии предварительного следствия, прокуроры в своих требованиях в основном лишь констатируют наличие нарушений разумного срока уголовного судопроизводства (фактически – волокиты в расследовании), – считает эксперт. – Однако эти меры не всегда действенны в части влияния на сроки содержания подследственных под стражей и позицию суда в этом вопросе».

Адвокат с сожалением отметил, что и сами представители прокуратуры зачастую безосновательно поддерживают ходатайства следствия, даже при наличии более существенных нарушений, выявленных прокуратурой в досудебной стадии. По его словам, это объясняется в том числе и несогласованностью позиций представителей разных направлений прокурорского надзора, осуществляемых в этой стадии. «В этой связи надзирающего за предварительным следствием прокурора целесообразно наделить самостоятельным правом на отмену меры пресечения в виде содержания под стражей или инициирование перед судом ходатайства о ее изменении на менее строгую меру при установлении существенных нарушений в организации предварительного расследования или прав лиц, содержащихся под стражей», – отметил Игорь Бушманов. Кроме того, необходимы изменения и в самой организации прокурорского надзора в досудебной стадии – прежде всего, по вопросам соблюдения процессуальных сроков в целях исключения формального подхода и недопущения возможности длительного, а тем более безосновательного содержания под стражей.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Роберт Зиновьев сообщил «АГ», что нельзя не согласиться c названной Генеральной прокуратурой РФ причиной переполненности следственных изоляторов. По его мнению, этому способствуют «махровая волокита», изначально ошибочная квалификация содеянного с уклоном на вменение более тяжкого состава преступления – ведь так легче заручиться согласием суда и поддержкой надзирающего прокурора при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Сюда также следует отнести и общие пренебрежение и несоблюдение установленных законом оснований и ограничений для применения этой исключительной меры процессуального принуждения.

«Однако низкое качество следствия и правовой нигилизм следователей при отсутствии ведомственного процессуального контроля – отнюдь не единственные причины. Генпрокуратура умалчивает о роли прокурорского и судебного контроля при избрании и продлении этой меры пресечения», – полагает Роберт Зиновьев. Он пояснил, что на практике прокуроры при рассмотрении соответствующих ходатайств, зная об очевидных недостатках и огрехах следствия, выслушав убедительные доводы и аргументы защиты об отсутствии оснований для применения или продления ареста, тем не менее безропотно соглашаются с необоснованными ходатайствами и поддерживают их перед судом.

«Суды, в свою очередь, в большинстве случаев автоматически удовлетворяют такие ходатайства. Факты отказа в их удовлетворении редки и являются правоприменительной экзотикой. В худшем для следствия случае, когда его ляпы и огрехи столь очевидны и вопиющи, суд любезно предоставит ему время для их устранения, отложив рассмотрение ходатайства», – рассказал адвокат.

По мнению Роберта Зиновьева, для исправления ситуации следователям всех ведомств необходимо лишь строго и неукоснительно соблюдать требования закона об исключительности этой суровой меры пресечения и наличии для этого веских оснований. «Кроме того, следует шире применять весь спектр предусмотренных законом мер пресечения, не зацикливаясь на заключении под стражу как на самой удобной и комфортной для следователя мере», – отметил он.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о