Вопросы юристу


Адвокат добивается отмены отвода от участия в деле, в котором она не выступала в роли защитника

Первая инстанция признала постановление следователя об отводе законным, отметив, что адвокат оказывала юридическую помощь как обвиняемым, так и свидетелю, интересы которых противоречат друг другу

Адвокат добивается отмены отвода от участия в деле, в котором она не выступала в роли защитника

В комментарии «АГ» адвокат Юлия Чванова пояснила, что оказывала различным осужденным квалифицированную юридическую помощь по соглашению, однако участия в уголовном деле, находящемся в производстве следователя, в качестве защитника обвиняемых или свидетелей не принимала, а потому следователь не мог ее отвести.

Как стало известно «АГ», в начале декабря адвокат АП Владимирской области Юлия Чванова подала апелляционную жалобу на решение суда, который признал законным отвод ее от участия в уголовном деле, в котором она не являлась чьим-либо защитником.

Обстоятельства отвода

Как ранее писала «АГ», Юлия Чванова оказывает юридическую помощь осужденным И.К., С., В.К., Э., которые в 2020 г. подверглись психологическому и физическому насилию со стороны сотрудников СИЗО, а также со стороны других заключенных. Эти осужденные являются фигурантами уголовного дела по ч. 3 ст. 321 УК РФ по факту дезорганизации деятельности ИК № 15 ГУФСИН России по Иркутской области – всего по делу в качестве обвиняемых выступают 19 человек.

27 августа следователь по ОВД первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Иркутской области, майор юстиции С. вынесла постановление об отводе (документ имеется у «АГ») Юлии Чвановой от участия в уголовном деле в качестве защитника обвиняемых И.К., С., В.К. и Э. Как указала следователь, 27 августа в отдел поступили копии четырех ордеров, выданных Муромской коллегией адвокатов «МАК» адвокату Юлии Чвановой, согласно которым ей было поручено с того же дня проведение рабочих встреч с указанными осужденными в СИЗО-6 по Иркутской области в связи с заключением с ними соглашения от 25 июня.

При этом, отмечалось в постановлении, 29 мая 2020 г. в ходе расследования уголовного дела в качестве свидетеля был допрошен осужденный Л., отбывающий наказание в ИК-15. Органом предварительного следствия было установлено, что адвокат Юлия Чванова оказывала юридическую помощь в условиях ИК-15 свидетелю Л., а в условиях СИЗО-6 – обвиняемому С., а также обвиняемому И.К., в интересах которого направила жалобу в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. В связи с этим следователь посчитала, что имеются законные основания для отвода Юлии Чвановой от участия в уголовном деле в качестве защитника обвиняемых И.К., С., В.К., Э., поскольку она оказывала юридическую помощь по уголовному делу свидетелю Л., интересы которого противоречат интересам обвиняемых.

В постановлении отмечалось, что УПК определяет свидетеля как лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Кроме того, подчеркивается, что, согласно данному Кодексу, показания свидетеля являются доказательством по уголовному делу, на основе которых суд, прокурор, следователь устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Следователь обратила внимание, что, несмотря на то что свидетель по своему правовому статусу относится к иным участникам уголовного судопроизводства, дача им показаний или отказ от дачи показаний по уголовному делу не исключают наличия у него собственного интереса. «Следовательно, сам факт участия в деле того или иного свидетеля либо занимаемая им позиция могут противоречить интересам иных участников уголовного судопроизводства, что, в свою очередь, порождает конфликт интересов у оказавшего (оказывающего) юридическую помощь свидетелю адвоката, который оказывает или ранее оказывал юридическую помощь иным участникам по этому же уголовному делу», – указывается в постановлении.

На основании того, что свидетель Л. получил от адвоката Юлии Чвановой юридическую помощь по вопросам, связанным с проведением с его участием следственных действий по уголовному делу, следователь пришел к выводу о том, что адвокату стали известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, в связи с чем она может манипулировать данными сведениями (искажать их), что в дальнейшем препятствует оказанию ей юридических услуг данным лицам. Помимо этого, в постановлении указано, что, не предрешая вопросы оценки доказательств виновности указанных обвиняемых, которая будет дана судом при рассмотрении уголовного дела по существу, орган предварительного следствия имеет основания полагать, что дальнейшее оказание юридической помощи обвиняемым адвокатом Юлией Чвановой может отрицательно сказаться на их положении.

Таким образом, исходя из положений ст. 72 УПК РФ, предусматривающей обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу, ст. 49 УПК РФ, а также обязанностей адвоката, перечисленных в ст. ст. 6 и 7 Закона об адвокатуре, следователь постановила отвести адвоката Юлию Чванову от участия в уголовном деле в качестве защитника обвиняемых И.К., С., В.К., Э.

Первая инстанция согласилась с выводами следователя

Только 20 сентября Юлия Чванова получила на руки постановление об отводе, а 29 сентября в порядке ст. 125 УПК обжаловала его в Кировский районный суд г. Иркутска.

Адвокат подчеркнула, что действия следователя являются незаконными и причиняют ущерб конституционным правам ее доверителей, затрудняют им доступ к правосудию и противоречат действующему уголовно-процессуальному законодательству. Она отметила, что ст. 72 УПК содержит исчерпывающий перечень оснований для отвода защитника, принимающего участие в производстве по уголовному делу. При этом, указала Юлия Чванова, в уголовном деле, находящемся в производстве следователя С., она не принимает участия ни в качестве защитника обвиняемых, ни в качестве защитника свидетелей.

Она добавила, что документы, подтверждающие ее полномочия и дающие ей право участвовать в производстве по уголовному делу, в материалах уголовного дела отсутствуют, соглашение на защиту И.К., С., В.К., Э. в рамках данного уголовного дела с ней не заключалось, в связи с чем у следователя не было законных оснований для вынесения постановления об отводе защитника. Заявитель указала, что со ссылкой на данное постановление начальник СИЗО-6 отказывает ей в рабочих встречах с осужденными для оказания квалифицированной юридической помощи.

Несмотря на это, суд отклонил жалобу адвоката и признал действия следователя законными. Первая инстанция напомнила, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого (обвиняемого).

Суд указал, что за день до вынесения постановления об отводе следователю поступила информация о том, что адвокат Юлия Чванова 26 августа в условиях СИЗО-6 провела рабочую встречу с осужденным С., а на следующий день в ИК-15 – с осужденным Л. Суд пояснил, что при встрече с вышеуказанными лицами Юлия Чванова обсуждала обстоятельства бунта в ИК-15, а также предлагала представлять их интересы в суде по уголовным делам, где они признаны потерпевшими. Кроме того, адвокат обратилась с заявлением к начальнику СИЗО-6 на предоставление рабочих встреч с осужденными, что подтверждается копией заявления и представленными ордерами, выданными Муромской коллегией адвокатов № 1 «МАК» на имя Юлии Чвановой. Также суд заметил, что, как следует из представленных материалов, Л., которому также оказывала юридическую помощь Юлия Чванова, был допрошен по данному уголовному делу в качестве свидетеля стороны обвинения.

Суд посчитал, что решение об отводе адвоката принято уполномоченным должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело, в пределах прав и компетенции следователя, предоставленных ему ст. 38 УПК РФ, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, регламентирующего порядок принятия такого решения. Постановление, заметила первая инстанция, мотивировано требованиями закона о невозможности участия адвоката Юлии Чвановой в качестве защитника обвиняемых И.К., С., В.К., Э. по уголовному делу, поскольку к тому имеются объективные препятствия, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, и содержит сведения, подтверждающие необходимость его принятия. Кроме того, по мнению суда, решение следователя об отводе Юлии Чвановой не нарушает права обвиняемых на защиту и не препятствует их доступу к правосудию, поскольку они не лишены возможности пригласить для защиты своих интересов любого другого адвоката.

Апелляционное обжалование

Юлия Чванова сообщила «АГ», что 2 декабря она направила в Иркутский областной суд апелляционную жалобу (есть у «АГ»), которая уже принята к рассмотрению. В документе адвокат указала, что она категорически не согласна с вынесенным постановлением суда, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

Юлия Чванова отметила, что изначально в жалобе, направленной суду первой инстанции, она просила признать незаконным не сам отвод защитника, а действие следователя, выразившееся в вынесении постановления об отводе, поскольку оснований, предусмотренных законом для его вынесения, у следователя не имелось. По мнению адвоката, суд первой инстанции фактически подменил предмет обжалования. Она напомнила, что, согласно ст. 49 УПК РФ, защитник – лицо, осуществляющее в установленном Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, отметила она.

В апелляционной жалобе Юлия Чванова подтвердила, что она на основании соглашения оказывает юридическую помощь И.К., С., В.К. и Э. Однако участия в уголовном деле, которое находится в производстве следователя С., она не принимает, в материалах дела нет документов, которые подтверждают ее полномочия защитника. Она подчеркнула, что следователь не может отвести адвоката из дела, в котором тот не участвует.

Адвокат обратила внимание, что из письма, направленного следователем в СИЗО-6, следует, что «никаких волеизьявлений на представление интересов обвиняемых на стадии предварительного расследования в качестве защитника Юлии Чвановой от обвиняемых и иных лиц органу предварительного следствия не поступало». «Таким образом, если в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие мои полномочия по защите обвиняемых, а равно как их заявление о приглашении меня в качестве защитника, то и основания для вынесения постановления об отводе у следователя не имеется. Однако судом указанные доводы и норма закона проигнорированы», – отмечается в апелляционной жалобе.

Кроме того, Юлия Чванова считает, что вывод первой инстанции о том, что решение следователя об отводе защитника не нарушает права обвиняемых на защиту и не препятствует их доступу к правосудию, поскольку они не лишены возможности пригласить для защиты своих интересов любого другого адвоката, также является незаконным. Она подчеркнула, что в изначальной жалобе указывала, что, сославшись на наличие вынесенного постановления об отводе, следователь письмом, направленным в адрес начальника СИЗО-6, ограничила И.К., С., В.К., Э. получение юридической помощи. Это также нарушает их конституционные права, гарантированные им ст. 48 Конституции РФ, однако данный довод вообще не исследовался в судебном заседании, и суд в своем постановлении ни дал ему никакой оценки. Вместе с тем законодательство не содержит нормы права, которая бы позволяла следователю, в производстве которого находится уголовное дело в отношении обвиняемого или подозреваемого, запрещать последнему получать квалифицированную юридическую помощь от адвоката, который не является участником уголовного дела, указала Юлия Чванова.

Право адвоката (защитника) иметь с подозреваемым или обвиняемым свидания наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности является самостоятельным полномочием, не относящимся к его участию в следственных действиях или судебных заседаниях, пояснила автор жалобы. Данное право регламентируется п. 1 ч. 1 ст. 53 УПК, ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, принципом 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, добавила адвокат.

Обращаясь к Постановлению КС РФ от 25 октября 2001 г. № 14-П, Юлия Чванова отметила, что выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника), в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена разрешением соответствующего должностного лица или органа.

Таким образом, указала Юлия Чванова, действия следователя по вынесению постановления об ее отводе от участия в уголовном деле в качестве защитника обвиняемых И.К., С., В.К., Э. и направлению соответствующего письма в адрес начальника СИЗО-6 являются незаконными. Это постановление привело к нарушению прав осужденных, однако суд первой инстанции эти обстоятельства по доводам жалобы адвоката оставил без оценки и без выяснения, что также привело к вынесению незаконного постановления, резюмируется в апелляционной жалобе.

Кроме того, Юлия Чванова указала, что в просительной части своей жалобы просила суд первой инстанции рассмотреть жалобу в судебном заседании с ее участием через ВКС ввиду ее нахождения на значительно удаленном расстоянии (более 6000 км) и с участием осужденных И.К., С., В.К. и Э., однако это обеспечено не было. По мнению адвоката, указанные обстоятельства лишили как ее, так и осужденных возможности обосновать доводы по жалобе, предоставлять доказательства и участвовать в исследовании материалов, что также привело к вынесению незаконного постановления.

Комментарий адвоката

«В данной ситуации удивительным кажется то, что следователь, не имея в материалах дела ни заявлений от обвиняемых, которые бы ходатайствовали о моем участии, ни ордеров, которые бы подтверждали мои полномочия, выносит данное постановление», – прокомментировала Юлия Чванова.

Более того, по словам адвоката, ее удивила позиция суда при рассмотрении ее жалобы. По мнению Юлии Чвановой, суд фактически подменил предмет жалобы: «Суд указал, что постановление об отводе вынесено правомочным должностным лицом, но я обращала внимание на другое – на то, что в принципе отсутствовали основания для вынесения этого постановления».

Адвокат также сообщила «АГ», что в ближайшее время планирует обратиться в АП Владимирской области по данной ситуации.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о