Вопросы юристу


ВС разъяснил, что следует учитывать суду при признании нанимателя и членов его семьи утратившими право пользования квартирой

Суд напомнил, что временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма или кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма

ВС разъяснил, что следует учитывать суду при признании нанимателя и членов его семьи утратившими право пользования квартирой

Одна из адвокатов отметила, что рассматриваемый прецедент будет полезен, поскольку иски о признании утратившими право пользования жилыми помещениями встречаются довольно часто. Другой считает, что нижестоящие суды уделили незаслуженно много внимания фактам отсутствия граждан в жилом помещении, невнесения платы, наличию благоустроенных помещений в собственности и истолковали их как добровольный выезд и отказ от социального найма.

25 января Верховный Суд вынес Определение № 6-КГ21-36-К4 по спору о признании нанимателя и ее семьи утратившими право пользования квартирой в аварийном доме в связи с выездом из нее.

10 января 2009 г. между администрацией Лапшинского сельского поселения Котовского района Волгоградской области и Еленой Кропивенко был заключен договор социального найма двухкомнатной квартиры. Помимо нее в квартире проживали и были зарегистрированы ее муж и сыновья.

6 ноября 2015 г. межведомственной комиссией, назначенной в соответствии с постановлением администрации поселения, был составлен акт обследования многоквартирного дома, введенного в эксплуатацию в 1950 г., в котором располагалась квартира. В соответствии с заключением комиссии с целью недопущения снижения уровня надежности, прочности и устойчивости отдельных строительных конструкций МКД, а также устранения угрозы безопасности жизни и здоровью граждан необходимо проведение капитального ремонта этого дома. 22 января 2020 г. постановлением администрации поселения многоквартирный дом был признан аварийным и подлежащим сносу.

Позднее администрация обратилась в суд с иском к семье Кропивенко о признании их утратившими право пользования жилым помещением, расторжении договора социального найми и снятии с регистрационного учета в связи с выездом из квартиры. Как указала администрация, ответчики с 2017 г. не исполняли обязанности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг: так, согласно сведениям ООО «Газпром Межрегионгаз Волгоград», последняя плата за газ была 18 марта 2019 г., подача газа в квартиру приостановлена; согласно сведениям ПАО «Волгоградэнергосбыт» потребление электроэнергии в данной квартире не осуществляется с 22 февраля 2019 г.

Решением Котовского районного суда Волгоградской области исковые требования администрации были удовлетворены частично. Елена Кропивенко и ее члены семьи были признаны утратившими право пользования жилым помещением. Суд расторг договор социального найма, однако в удовлетворении исковых требований администрации о возложении обязанности на отделение по вопросам миграции районного отдела МВД России снять ответчиков с регистрационного учета было отказано.

Частично удовлетворяя требования администрации, суд первой инстанции сослался на то, что в марте 2019 г. ответчики добровольно выехали из квартиры в связи с переездом в другое место жительства и что семья имеет в собственности иное благоустроенное жилое помещение. Суд отметил, что один из сыновей Елены Кропивенко выехал из квартиры в 2018 г. в связи с получением образования, будучи несовершеннолетним, однако по достижении совершеннолетия вселиться в спорную квартиру не пытался, участия в несении расходов на содержание жилого помещения и оплату коммунальных услуг не принимал. Наличия каких-либо препятствий ответчикам в пользовании спорной квартирой со стороны собственника жилого помещения судом не было установлено. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение без изменения.

С кассационной жалобой в Верховный Суд обратились Елена Кропивенко и ее сын, поставив вопрос об отмене состоявшихся судебных актов. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила: ч. 3 ст. 83 ЖК РФ предусмотрено, что в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. Временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма, указал ВС.

Обращаясь к п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. № 14, Суд подчеркнул, что если отсутствие в жилом помещении нанимателя и (или) членов его семьи не носит временный характер, то заинтересованные лица вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение в связи с выездом в другое место жительства и расторжения с ними договора социального найма.

ВС обратил внимание, что юридически значимым в данных спорах является установление того обстоятельства, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении. Важно выяснить, носит ли выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.). Следует также устанавливать, не чинились ли ответчику препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли он право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и т.д.

Верховный Суд указал, что при установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения и об отсутствии препятствий в пользовании квартирой, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на квартиру подлежит удовлетворению. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

ВС отметил, что данные обстоятельства, с которыми законодатель связывает возможность признания гражданина утратившим право пользования жилым помещением, применительно к настоящему делу судом устанавливались, но не получили надлежащей оценки при разрешении спора, что является следствием неправильного применения судом к отношениям сторон положений ч. 3 ст. 83 ЖК РФ. Суд разъяснил, что, удовлетворяя исковые требования администрации, нижестоящие инстанции не обеспечили надлежащую проверку доводов ответчиков о невозможности проживания в ранее занимаемой квартире по мотиву того, что такое помещение не отвечает установленным для жилых помещений санитарным и техническим правилам и нормам. Суды не дали в нарушение ст. 55, 67 ГПК РФ правовой оценки доказательствам, представленным ответчиками в подтверждение факта невозможности проживания в жилом помещении, угрозы их жизни и здоровью, указал ВС.

Кроме того, Верховный Суд подчеркнул, что нижестоящими инстанциями не были приняты во внимание доводы ответчиков о том, что акт обследования квартиры составлен после того, как дом был признан аварийным и невозможность проживания в нем юридически была подтверждена – все жильцы, проживающие в этом доме, на момент составления акта обследования выехали из занимаемых квартир. ВС отметил, что суд необоснованно посчитал акт обследования доказательством добровольного выезда их семьи из жилого помещения, хотя представители администрации в квартиру не заходили, в квартире остались личные вещи, предметы мебели и обстановки, принадлежащие ответчикам. Входная дверь в квартиру была заперта на замок, доступ в жилое помещение отсутствовал. 8 апреля 2020 г. Елена Кропивенко и соседи прибыли к аварийному дому и составили свой акт осмотра квартиры, в котором указали, какие вещи находятся внутри квартиры, уточнил Суд.

По мнению Судебной коллегии, ссылки суда на то, что на момент заключения договора социального найма у Елены Кропивенко имелось в собственности иное жилье, не могут служить основанием для признания ответчиков утратившими право пользования жилым помещением. Данное обстоятельство не препятствовало заключению с ней договора социального найма и не является доказательством непроживания в спорной квартире без уважительных причин. Кроме того, Суд указал: по делу установлено, что ответчик 19 октября 2018 г. продала принадлежащий ей дом. Таким образом, ВС установил, что Елена Кропивенко и ее сын не являются собственниками каких-либо жилых помещений.

Суд также принял во внимание то, что требования об оплате коммунальных услуг к ответчикам не предъявлялись, а замена приборов учета в спорный период не производилась. Он пояснил, что Елена Кропивенко в 2018 г. неоднократно обращалась в районную администрацию с требованием о замене прибора учета электроэнергии, в деле имеется ее соответствующее заявление с отметкой о принятии. Взыскание с ответчиков задолженности по оплате коммунальных и иных услуг в судебном порядке не производилось, пояснил ВС. Таким образом, Судебная коллегия отменила принятые по делу судебные акты, направив его на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АП г. Москвы, председатель АА МГКА «Власова и партнеры» Ольга Власова, с одной стороны, поддержала позицию Верховного Суда, который разобрался в проблеме и отменил совершенно незаконные, по ее мнению, судебные акты трех инстанций. С другой стороны, она с сожалением отметила, что нижестоящие суды не смогли или не захотели разобраться в таком элементарном деле и вынести законное судебное решение.

Ольга Власова указала, что ВС обратил внимание нижестоящих судов на тот факт, что какие-либо требования об оплате задолженности за коммунальные и жилищные услуги в судебном порядке ответчикам не предъявлялись. Адвокат подчеркнула, что непонятно, об оплате каких жилищных и коммунальных услуг в принципе может идти речь в аварийном доме, в котором никто не проживает. «Фактически это решение ярко демонстрирует, что если истцом по делу выступает местная администрация, то суды удовлетворяют любые, даже самые абсурдные иски и не слышат никаких доводов граждан. Как можно вменять гражданину то, что он не смог жить в аварийном доме и фактически рисковать своей жизнью, посчитав такой выезд из непригодной для проживания квартиры добровольным, и вообще лишить такого гражданина права проживания в муниципальном жилье?» – задалась вопросом Ольга Власова.

Адвокат отметила, что в любом случае этот прецедент будет полезен, поскольку иски о признании утратившими право пользования жилыми помещениями встречаются довольно часто: «Теперь суды будут знать, что признать спасающихся бегством из аварийного дома граждан утратившими право пользования жилым помещением только по указанным в определении основаниям нельзя».

Как отметил адвокат АП г. Москвы Артем Чумаков, Верховный Суд фактически сделал вывод, что нижестоящие суды в своих рассуждениях ушли от предмета доказывания, который предопределен положениями ст. 83 ЖК РФ и разъяснениями Постановления Пленума ВС № 14, и положили в обоснование своих решений обстоятельства и факты слегка «из другой оперы».

Он пояснил, что ключевым в данном деле являлось то, что дом, в котором находится спорное жилое помещение, признан аварийным и подлежащим сносу, а ответчики практически вынужденно выехали из своей квартиры. Артем Чумаков подчеркнул, что условия, при которых лицо может быть выселено и его право на жилое помещение, предоставляемое на условиях социального найма, может быть признано утраченным, указаны в ст. 83 ЖК РФ и главным условием является добровольность выезда. «Нижестоящие суды уделили незаслуженно много внимания фактам отсутствия граждан в жилом помещении, невнесения платы, наличию благоустроенных помещений в собственности и с “большой натяжкой” истолковали их как добровольный выезд и отказ от социального найма. Однако здесь было явное пренебрежение нормами законодательства о неопределенности срока договора социального найма и закрытом перечне случаев, когда он может быть расторгнут, а также конституционно-правовой гарантией на жилище», – полагает адвокат.

Анжела Арстанова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о