Вопросы юристу


Значимое для адвокатуры постановление

КС подчеркнул важность соблюдения профессиональных прав и гарантий защитника в уголовном судопроизводстве

Значимое для адвокатуры постановление

Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК, председатель КА «Хмыров, Валявский и Партнеры»

02 Июня 2022
ЗаконодательствоУголовное право и процесс

Право на защиту – одно из основополагающих прав лица, подвергшегося уголовному преследованию. Обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия являются обеспечение права на защиту, в том числе права пользоваться помощью адвоката. В качестве защитника в уголовном судопроизводстве участвуют адвокаты, однако и они нуждаются в защите, поскольку нередки случаи, когда их профессиональные права нарушаются.

Защита профессиональных прав адвоката возложена законодателем на советы региональных адвокатских палат (подп. 10 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре). В связи с этим адвокат, полагающий, что его профессиональные права и интересы нарушены действием (бездействием) или решением должностного лица органа государственной власти или местного самоуправления либо представителем общественного объединения и иной организации, вправе лично или через представителя, также имеющего адвокатский статус, обратиться за защитой своих профессиональных прав (п. 2 Порядка осуществления защиты профессиональных прав адвокатов1).

В АП Краснодарского края периодически поступают обращения адвокатов, в том числе связанные с недопуском в отделы полиции с мобильными телефонами, что ограничивает их возможность знакомиться с материалами уголовного дела, в том числе путем фотографирования. Последнее подобное обращение поступило в палату 1 апреля. Из документа следовало, что адвокат прибыл с доверителем по требованию оперативного сотрудника УСБ в МВД по Республике Адыгея. Оперативник проводил проверку в порядке ст. 144–145 УПК РФ в отношении следователя, в производстве которого находится уголовное дело подзащитного данного адвоката.

Защитник не был допущен в отдел МВД на том основании, что отказался входить без мобильного телефона. Отказ адвокат обосновал тем, что мобильный телефон – это инструмент, с помощью которого он оказывает доверителю квалифицированную юридическую помощь, так как, используя мобильный телефон, он может не только производить аудио-, видеофиксацию нарушений, допускаемых в отношении доверителя, но и знакомиться с материалами дела, фотографируя их. Кроме того, при помощи мобильного телефона адвокат также выходит в Интернет для оперативного получения доступа к законодательству, чтобы оперативно консультировать доверителя.

Рассмотрев обращение, Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АПКК приняла в пределах своей компетенции заключение, в котором усмотрела нарушение профессиональных прав коллеги, согласившись с его мнением, что мобильный телефон для адвоката является инструментом оказания квалифицированной юридической помощи. В связи с этим Комиссия посчитала, что требование сотрудника полиции сдать телефон на КПП республиканского ОМВД препятствует адвокату исполнять профессиональные обязанности.

С заключением Комиссии согласился и Совет АПКК, утвердивший заключение на очередном заседании 27 мая.

К счастью, существовавшая ранее правовая неопределенность устранена – Конституционный Суд РФ 26 мая 2022 г. вынес долгожданное для адвокатского сообщества Постановление
№ 21-П «По делу о проверке конституционности пункта 25 части 1 статьи 13 Федерального закона “О полиции” в связи с жалобой гражданина И.Н. Фролова», в котором рассмотрел обращение адвоката из Саратовской области.

В постановлении указано, что запрет прохода адвокатов в административные здания МВД РФ с мобильными телефонами, имеющими функцию фото- и видеофиксации, а также выхода в Интернет, не влечет непреодолимых препятствий для оказания квалифицированной юридической помощи и не лишает доверителей прав, гарантированных каждому лицу – задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления, – защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), в том числе пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч. 2 ст. 48 Конституции).

Вместе с тем, как отметил КС, запрет адвокатам проносить мобильный телефон в здания, где размещены отделы и структурные подразделения полиции, ограничивает предусмотренные Законом об адвокатуре и УПК возможности адвоката пользоваться техническими средствами для фиксации информации, содержащейся в материалах дела, при оказании юридической помощи. В частности, ограничение на пронос адвокатом телефона в отделы полиции допускается на основании федерального законодательства. В свою очередь, Закон о полиции таких ограничений не содержит.

Помимо прочего Конституционный Суд пояснил, что адвокат, оказывая юридическую помощь, может участвовать в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях (подп. 5 п. 2 ст. 2 Закона об адвокатуре). Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя или защитника в указанных видах судопроизводства, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством (п. 1 ст. 6 того же Закона). В свою очередь, п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК закреплена принципиальная возможность адвоката использовать технические средства, а именно – снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

В связи с этим КС заключил: оспариваемая норма не противоречит Конституции, поскольку по конституционно-правовому смыслу не может служить основанием для запрета должностными лицами правоохранительных органов прохода адвокатов в административные здания органов внутренних дел с мобильным телефоном, имеющим функции аудио- и видеофиксации, а также выхода в Интернет, в связи с оказанием в установленном федеральным законом порядке юридической помощи в уголовном судопроизводстве. Это не препятствует должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, определять возможность использования соответствующих функций мобильного телефона в ходе предварительного следствия.

Также КС обратил внимание на то, что выявленный в указанном постановлении конституционно-правовой смысл п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции является общеобязательным, что исключает любое иное его толкование в правоприменительной практике.

Таким образом, комментируемое постановление – еще одно знаковое для адвокатского сообщества событие, имеющее важность не меньшую, чем, например, Определение
КС от 11 апреля 2019 г. № 863-О «По жалобе граждан Зубкова Владимира Владимировича и Крупочкина Олега Владимировича на нарушение их конституционных прав положениями статей 38, 88, 113, 125 и части первой статьи 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также части 2 статьи 7 Федерального закона “О Следственном комитете Российской Федерации”».

Важность и особая ценность указанных решений высшего судебного органа конституционного контроля РФ заключаются в том, что они укрепляют статус адвоката и подчеркивают важность не только положения защитника в уголовном судопроизводстве, но и соблюдения его профессиональных прав и гарантий, которые являются не привилегией адвоката, а гарантией соблюдения законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Основного Закона.

1 Утвержден Решением Совета Федеральной палаты адвокатов РФ 22 марта 2021 г.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о