Вопросы юристу


Обращение за налоговым вычетом не свидетельствует о преступном намерении

Пересмотрев дело по решению ВС, суд отменил приговор по ч. 3 ст. 159 УК

Обращение за налоговым вычетом не свидетельствует о преступном намерении

Цирик Сергей
Председатель совета Вологодской коллегии адвокатов «Стандарт», АП Вологодской области

05 Мая 2022
Судебная практикаУголовное право и процесс

Отказом прокурора от поддержания обвинения закончилось длившееся с 2017 г. рассмотрение уголовного дела.

Военнослужащий И., проходящий службу по контракту в одной из воинских частей, в 2017 г. гарнизонным военным судом был признан виновным по ч. 3 ст. 159 УК РФ, а именно – в получении налогового вычета при приобретении жилья на средства субсидии, чем причинил государству ущерб в 260 тыс. руб., – и приговорен к штрафу в 120 тыс. руб.

Приговор был обжалован в окружной военный суд, который подтвердил его законность, указав, что приговор был постановлен в особом порядке в соответствии с волей подсудимого и при согласии с предъявленным обвинением, правовая оценка содеянному дана верно.

И. обратился ко мне на стадии кассационного обжалования приговора. При подготовке кассационной жалобы проблема заключалась в том, что приговор был вынесен в особом порядке, а позиция подзащитного сводилась к тому, что он невиновен, поскольку умысла на хищение бюджетных средств не имел. Было решено выстраивать защиту, исходя из отсутствия в действиях осужденного состава преступления.

Еще одна сложность состояла в том, что приговор вынесен до вступления в силу изменений в УПК РФ о порядке кассационного обжалования, и дело подлежало рассмотрению в порядке выборочной кассации.

По сути, доводы кассационной жалобы сводились к следующим утверждениям.

Во-первых, сам по себе факт обращения лица в налоговый орган для получения имущественного вычета не является преступлением и не может образовывать его состав. Даже если вычет был предоставлен заявителю в отсутствие законных оснований, налогоплательщик не может нести ответственность за ошибочные решения налогового органа.

Во-вторых, И. обратился в налоговые органы и сдал тот пакет документов, который от него требовали.

В-третьих, умысел И. на совершение мошенничества не доказан.

Одновременно с описываемыми событиями Конституционный Суд РФ принял Постановление
от 22 июля 2020 г. № 38-П.

Напомню, что поводом для вынесения данного постановления стала жалоба Михаила Литвинова, в которой заявитель посчитал ч. 3 ст. 159 УК противоречащей Конституции РФ, поскольку она позволяет возлагать на гражданина уголовную ответственность за ошибки налогового органа и привлекать налогоплательщика к уголовной ответственности без опровержения презумпции добросовестности его действий и без установления признаков совершения им обмана либо подделки документов, – по сути, безусловно вменяя наличие преступного умысла в действиях.

Отказывая в удовлетворении жалобы, КС указал, что сама по себе спорная норма не содержит положений, определяющих специфические признаки мошенничества как хищения, сопряженного с предоставлением имущественного налогового вычета при реализации права на жилище. Следовательно, установление объективных и субъективных признаков этого преступления, отграничение законных действий, обусловленных реализацией права на такой вычет, от общественно опасного поведения требуют обращения к нормам Налогового кодекса.

КС указал также, что не исключены как добросовестное заблуждение налогоплательщика относительно законности его действий по получению имущественного налогового вычета, так и ошибки. В связи с этим само по себе обращение в налоговую инспекцию и представление документов с целью получения имущественного налогового вычета не содержит состава преступления, а лишь является основанием для проведения налоговым органом камеральной налоговой проверки.

Названное постановление избавило нас от необходимости обращаться в КС и несколько упростило задачу, тем более что Кассационный военный суд принял нашу жалобу к рассмотрению. Данное обстоятельство еще сильнее укрепило нашу уверенность в правильности избранной позиции.

На тот момент мы были уверены, что суд, скорее всего, удовлетворит требования, изложенные в кассационной жалобе, и отменит обвинительный приговор и апелляционное постановление. К сожалению, в удовлетворении жалобы было отказано.

Суд мотивировал отказ следующим образом: «Несостоятелен и довод кассатора об обязанности суда оценить весь объем собранных по делу доказательств, так как этот довод противоречит ч. 5 ст. 316 УПК РФ, согласно которой при постановке приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением судья не проводит исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу и относящихся к фактическим обстоятельствам содеянного. ˂…˃ Несостоятельно и утверждение кассатора со ссылкой на Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июля 2020 г. № 38-П об отсутствии в действиях И. состава указанного преступления, поскольку эта его позиция базируется на односторонней и неправильной трактовке положений данного постановления, вынесенного по жалобе в связи с привлечением к уголовной ответственности участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, то есть в связи с уголовным делом, отличающимся по своим обстоятельствам от уголовного дела И.».

Кассационное определение было обжаловано в Верховный Суд РФ. Доводы кассационной жалобы в ВС, по сути, не отличались от доводов жалобы в Кассационный военный суд и были только дополнены анализом выводов принятого им решения – в частности, доводом о несостоятельности позиции кассации о том, что суд не обязан исследовать доказательства в случае проведения судебного разбирательства в особом порядке.

В своем определении ВС согласился с доводами жалобы и указал на существенные нарушения, допущенные нижестоящими судами при рассмотрении дела. В частности, он признал ошибочными выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что Постановление КС от 22 июля 2020 г. № 38-П к данному делу неприменимо.

Также ВС напомнил позицию КС о необходимости учитывать возможность добросовестного заблуждения лица относительно природы возникших правоотношений, а также о том, что негативные последствия подобного заблуждения должны быть предупреждены выполнением должностными лицами их обязанностей.

Кроме того, Верховный Суд подчеркнул, что само по себе обращение гражданина в налоговый орган для подтверждения права на налоговый вычет не свидетельствует об умысле на мошенничество: «При совершении хищения путем обмана виновное лицо должно осознавать заведомую ложность предоставляемой информации либо скрывать (умалчивать) истинную информацию, что должно быть установлено и доказано по уголовному делу».

Немаловажным представляется и указание ВС на то, что в силу подп. 2 п. 1 ст. 32, 80 и 82 НК налоговые органы обязаны оценивать представленные документы при проведении камеральной налоговой проверки.

Верховный Суд не согласился и с выводом Кассационного военного суда о том, что И. знал об отсутствии у него права на получение имущественного налогового вычета, противоправно и осознанно скрыл факт приобретения им квартиры не за счет собственных денежных средств, поскольку соответствующие обстоятельства не были установлены и не получили правовой оценки в приговоре.

Критически оценил ВС и выводы кассационной инстанции относительно особого порядка судебного разбирательства, указав: «В случаях рассмотрения уголовного дела в особом порядке, не предусматривающем исследования в судебном заседании доказательств, относящихся к обвинению, судья постановляет приговор только при условии, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу (ч. 7 ст. 316 УПК РФ). При наличии сомнений в обоснованности обвинения судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке».

Согласившись с доводами кассационной жалобы, ВС отменил приговор и постановления апелляционной и кассационной инстанций и направил уголовное дело на пересмотр в первую инстанцию.

В ходе нового рассмотрения дела первой инстанцией – на этот раз в общем порядке – после исследования всех материалов дела, а также допроса свидетелей, в том числе свидетелей защиты, не допрошенных в ходе предварительного следствия, гособвинитель отказался поддерживать обвинение, о чем заявил соответствующее ходатайство, которое было удовлетворено судом.

В итоге уголовное дело было прекращено по реабилитирующим основаниям, И. принесены письменные извинения со стороны военной прокуратуры, а также рассмотрено заявление И. о возмещении материального вреда, причиненного уголовным преследованием, и компенсации судебных расходов.

Таким образом, Верховный Суд напомнил судам, что независимо от порядка, в котором рассматривается дело, суду надлежит оценивать наличие состава преступления в деянии подсудимого. Также стоит приветствовать позиции ВС о том, что сам по себе факт обращения в госорганы не может свидетельствовать о намерении лица совершить преступное деяние, и о том, что гражданин не может нести ответственность за ошибки госоргана.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о