ВС разобрался, кто из наследников важнее


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Тот, кто принял наследство фактически (например, остался жить в квартире наследодателя и оплачивать расходы), имеет на имущество ничуть не меньше прав, чем тот, кто обратился за принятием наследства к нотариусу. К такому выводу пришла коллегия по гражданским спорам Верховного суда, рассмотревшая очередной наследственный спор. ВС пришлось исправить ошибку апелляции и напомнить, что ни у одного из вариантов наследования нет приоритета над другим.

По факту и по форме

В деле № 5-КГ19-83 коллегия по гражданским спорам ВС разбиралась, можно ли отстоять право на долю в наследстве, если вместо того, чтобы в установленный срок обратиться к нотариусу, наследница осталась жить в квартире наследодателя и фактически относилась к имуществу так, как к своему. Москвичка Мария Елисеева* подала в суд на Ольгу Баранову, свою сестру. Елисеева жила в квартире их общего брата Максима Баранова. Она ухаживала за братом и распоряжалась его деньгами по генеральной доверенности, а также отремонтировала жилье за свой счет. После смерти брата Елисеева осталась в той же квартире: другого жилья у нее не было. Завещания брат не оставил, наследников – братьев и сестер – было пятеро. 

Когда Елисеева обратилась к нотариусу, чтобы принять наследство, она получила отказ: шесть месяцев, которые отводились на это, уже истекли, а право собственности на всю квартиру, включая долю Елисеевой, к тому моменту уже оформила на себя ее сестра. Остальные трое наследников отказались от своей части в пользу Барановой. Но Елисеева обратилась в суд, ведь от своей доли она не отказывалась. Фактически она приняла наследство, хотя и не обращалась к нотариусу.

Дорогомиловский районный суд, куда поступил иск, удовлетворил ее требования и признал за ней право собственности на пятую часть квартиры. Суд указал, что Елисеева много лет жила с братом и после его смерти продолжила пользоваться имуществом и содержать его, а от наследства не отказывалась, то есть фактически его приняла. Но решение не устояло в Мосгорсуде. Там решили: проживание в квартире, принадлежавшей наследодателю, не свидетельствует о принятии наследства.

Верховный суд за равенство

Верховный суд, которому в итоге и пришлось разбираться в споре, заключил, что правильные выводы сделала первая инстанция. Имущество наследуется по завещанию или по закону, а для приобретения наследства наследник должен его принять в течение шести месяцев со дня открытия наследства, напомнил ВС. Сделать это можно двумя способами: подать заявление о принятии наследства нотариусу или осуществить действия, которые будут говорить о его фактическом принятии. Перечень этих действий есть в п. 2 ст. 1153 ГК, в их числе – вступление в управление имуществом, меры по его сохранению и защите, траты на содержание имущества, оплата долгов наследодателя и т. д.

То есть речь идет о тех действиях, в которых «проявляется такое отношение наследника к наследству, как к собственному имуществу», уточнял Пленум ВС № 9 «О судебной практике по делам о наследовании». Таким действием может быть вселение наследника в квартиру наследодателя или проживание в нём на день открытия наследства, отмечает ВС.

Елисеева пользовалась квартирой брата, и суд установил, что своими действиями она выразила волю на принятие наследства, приняв его фактически, указал ВС. Выбрав место жительства в спорной квартире и неся бремя содержания спорного имущества, она, не отказавшаяся от принятия наследства, считается принявшей наследство, указала коллегия под председательством судьи Александра Кликушина.

Получение свидетельства о праве на наследство при его фактическом принятии – это право, а не обязанность наследника, подтвердил ВС. 

ВС отменил апелляционное определение Мосгорсуда и оставил в силе решение суда первой инстанции.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о