Вопросы юристу


ВС разъяснил выплату страхового возмещения за ДТП, когда оба ТС принадлежат одному лицу

Суд подчеркнул, что если автомобиль поврежден по вине водителя, который был вписан в полис ОСАГО, то страховая компания обязана возместить убытки

ВС разъяснил выплату страхового возмещения за ДТП, когда оба ТС принадлежат одному лицу

Как отметил один из адвокатов, актуальность проблемы обусловлена, во-первых, значительным числом аналогичных убытков, в первую очередь связанных с владениями крупными автопарками, а во-вторых, разнонаправленной судебной практикой, вытекающей из ранее существовавших различных подходов ВС РФ к данной проблеме. Другой считает: в рассматриваемой ситуации очевидно, что не было совпадения должника и кредитора в одном лице – вред причинен имуществу предпринимателя водителем, допущенным к управлению другим ТС и вписанным в полис.

23 мая Верховный Суд вынес Определение № 306-ЭС22-208 по делу № А49-2548/2021 об обязанности страховой компании возмещать убытки по договору ОСАГО в случае, если ДТП произошло с участием двух автомобилей, принадлежащих одному лицу.

26 ноября 2020 г. произошло ДТП с участием двух автомобилей, принадлежащих индивидуальному предпринимателю Сергею Пузакову. Транспортными средствами управляли М. Спирин и А. Суксов, которые выполняли поручение ИП, однако не являлись его работниками. Виновным в столкновении себя признал А. Суксов, который в соответствии со страховым полисом был допущен к управлению транспортным средством, попавшим в аварию.

Так как в результате ДТП один из автомобилей получил повреждения, Сергей Пузаков обратился к страховой компании с заявлением о прямом возмещении убытков по договору ОСАГО. 11 декабря 2020 г. страховщик отказал в выплате, сославшись на ст. 413 ГК РФ и указав на совпадение должника и кредитора в одном лице. Это послужило основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд с иском о взыскании страхового возмещения.

Суд отказал в удовлетворении иска, однако апелляция отменила это решение. Придя к выводу о необходимости дополнительного исследования доказательств, апелляционный суд приступил к рассмотрению дела по правилам первой инстанции. Тем не менее в результате в иске также было оказано, окружной суд поддержал это решение. Суды исходили из того, что водители транспортных средств управляли автомобилями на основании путевых листов, выданных предпринимателем, т.е. на момент ДТП водители исполняли поручение предпринимателя о доставке груза. Вместе с тем трудовые или гражданско-правовые отношения между ними отсутствовали.

Суды пояснили, что ДТП произошло с участием транспортных средств, принадлежащих предпринимателю, т.е. истец совпал в одном лице как причинитель вреда (должник) и как потерпевший (кредитор), что в силу ст. 413 ГК РФ признается основанием прекращения обязательств. Они пришли к выводу, что страховой случай не наступил, следовательно, у страховой компании не возникла обязанность по выплате страхового возмещения. Суды указывали, что аналогичная правовая позиция сформулирована в Определении ВС РФ от 22 августа 2019 г. № 306-ЭС19-13362.

Сергей Пузаков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС со ссылкой на Постановление КС РФ от 31 мая 2005 г. № 6-П напомнила, что введение института ОСАГО направлено на повышение уровня защиты права потерпевших на возмещение вреда. Потерпевший является наименее защищенным из всех участников правоотношения по обязательному страхованию, поэтому надлежит предусматривать специальные правовые гарантии его защиты, которые должны быть адекватны правовой природе и целям страхования гражданской ответственности владельцев ТС, а также характеру соответствующих правоотношений, отметил Суд.

ВС напомнил, что в соответствии с п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного указанного в договоре ОСАГО владельца транспортного средства, а также других лиц, использующих его на законном основании. Статья 16 Закона об ОСАГО закрепляет право граждан заключать договоры обязательного страхования ТС с учетом их ограниченного использования, при котором, в частности, управление ТС осуществляется только указанными страхователем водителями.

Как отметил Верховный Суд, в момент ДТП А. Суксов был допущен к управлению автомобилем в соответствии с п. 3 страхового полиса, соответственно, использовал ТС на законном основании. Таким образом, в соответствии со ст. 1, 15 Закона об ОСАГО ответственность данного водителя была застрахована, следовательно, на него распространяется страховое покрытие.

Обращаясь к п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58, Суд отметил, что по договору обязательного страхования застрахованным является риск наступления гражданской ответственности при эксплуатации конкретного ТС, поэтому при наступлении страхового случая вследствие действий страхователя или иного лица, использующего транспортное средство, страховщик от выплаты страхового возмещения не освобождается.

Судебная коллегия отклонила довод страховой компании о том, что А. Суксов является только водителем, а компания не сможет обратиться в порядке регресса к виновнику аварии. Ссылаясь на Определение КС РФ от 12 июля 2006 г. № 377-О, ВС указал: правилом ст. 14 Закона об ОСАГО предусмотрено, что при заключении договора обязательного страхования с условием использования ТС только указанными в договоре водителями страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной страховщиком выплаты, если указанное лицо не включено в договор страхования в качестве лица, допущенного к управлению ТС.

В настоящем деле риск гражданской ответственности виновного в ДТП водителя был застрахован, поскольку он вписан в полис как лицо, допущенное к управлению конкретным ТС. Иными словами, у страховой компании имеется потенциальное право регрессного требования к лицу, причинившему вред, в случае, если будут доказаны условия, предусмотренные законом, для предъявления регрессного требования страховщика. ВС пояснил, что в противном случае страховщик, получивший страховую премию по указанном договору (полису) за А. Суксова, является уклонившимся от своей обязанности, носящей возмездный характер, следовательно, незаконно обогатившимся.

Суд также отклонил довод страховой компании об использовании предпринимателем транспортных средств не в личных целях, а для ведения предпринимательской деятельности, что, по мнению страховщика, влечет отказ в страховой выплате. Данный довод в судах нижестоящих инстанций не заявлялся и судами не исследовался, заметил ВС.

Исходя из положений Закона об ОСАГО, Верховный Суд установил, что Сергей Пузаков является потерпевшим владельцем автомобиля, т.е. лицом, имуществу которого причинен вред водителем, гражданская ответственность которого была застрахована по полису. Факт ДТП зафиксирован в установленном законом порядке, а в результате происшествия причинен вред имуществу потерпевшего, что не отрицает страховая компания. При таких обстоятельствах оснований для отказа в удовлетворении заявленных требований истца со ссылкой на ст. 413 ГК РФ не имелось. При этом Экономколлегия подчеркнула, что данная правовая позиция соответствует единообразному подходу судебной практики, сформированному, в частности, в Определении ВС РФ от 31 октября 2017 г. № 66-КГ17-12.

ВС также указал, что суды необоснованно сослались на Определение № 306-ЭС19-13362, поскольку оно принято по делу с иными фактическими обстоятельствами. Таким образом, Верховный Суд отменил обжалуемые судебные акты как принятые с существенными нарушениями норм материального права, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокат МГКА, эксперт в сфере страхового права Дмитрий Шнайдман отметил, что применительно к договорам ОСАГО проблема выплаты страхового возмещения при ДТП с участием транспортных средств, принадлежащих одному собственнику, является более чем актуальной. Это, по его словам, обусловлено, во-первых, значительным числом аналогичных убытков, в первую очередь связанных с владениями крупными автопарками, а во-вторых, разнонаправленной судебной практикой, вытекающей из ранее существовавших различных подходов Верховного Суда РФ к данной проблеме.

В частности, Дмитрий Шнайдман указал, что в Определении № 66-КГ17-12 ВС РФ указывал на наличие обязанности страховщика по выплате страхового возмещения по подобным убыткам и невозможность применения судами ст. 413 ГК РФ в том случае, если отсутствуют специальные нормы, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица.

Далее, в 2019 г., отказывая в передаче дела на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам, ВС РФ занимал прямо противоположную позицию, указывая в Определении № 306-ЭС19-13362, что страховщик не несет ответственности по полису ОСАГО. Тогда ВС разъяснял: событие, на случай наступления которого осуществляется обязательное страхование (страховой случай), – причинение действиями источника повышенной опасности вреда имуществу других лиц – не наступило, так как ДТП произошло с участием транспортных средств, принадлежащих страхователю, т.е. истец совпал в одном лице как причинитель вреда (должник) и как потерпевший (кредитор), что признается основанием прекращения обязательства.

«Полагаю, что комментируемое определение окончательно прекратит дискуссию о правомерности применения того либо иного подхода, поскольку оно презюмирует наличие ответственности страховщика по аналогичным убыткам, закрепляя данный подход в качестве единообразного подхода судебной практики», – прокомментировал Дмитрий Шнайдман.

Управляющий партнер АБ «Макаров, Карачева и партнеры» Дмитрий Макаров также назвал проблему актуальной: «Занимаясь страховым правом, мы постоянно сталкиваемся с нежеланием страховщика платить страховое возмещение. Причем случается, что это происходит по совершенно надуманным основаниям».

Дмитрий Макаров согласился с позицией Верховного Суда, пояснив, что ответственность наступает у причинителя вреда, а им может быть любое лицо, законно владевшее транспортным средством в момент ДТП, и не обязательно это должен быть собственник. Адвокат считает: в рассматриваемой ситуации очевидно, что не было совпадения должника и кредитора в одном лице – вред причинен имуществу предпринимателя водителем, допущенным к управлению другим ТС и вписанным в полис.

«Отдельное спасибо Верховному Суду за напоминание чрезмерно активным страховщикам, что основания для регресса прямо предусмотрены законом об ОСАГО и расширительное толкование этих оснований не предусмотрено», – отметил Дмитрий Макаров.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о