ВС рассказал, когда управляющего нужно отстранить

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Конкурсный управляющий не стал инициировать процедуру привлечения руководства компании к субсидиарной ответственности: вместо него это сделал один из кредиторов. После кредитор попытался отстранить управляющего за такое бездействие, но смог добиться этого только в Верховном суде.

Действующее законодательство все строже регулирует деятельность управляющих и их ответственность за допущенные нарушения. Это приводит к тому, что управляющие предпочитают не делать того, что прямо не прописано в законе, чем сделать и понести за это ответственность, уверен Кирилл Саськов, руководитель корпоративной и арбитражной практики
Качкин и Партнеры

Качкин и Партнеры

Федеральный рейтинг

II
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

II
группа
ГЧП/Инфраструктурные проекты

Профайл компании

×

.

Такие противоречия приводят в том числе к распространению практики отстранения управляющего за неподачу заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Так произошло и в одном из недавних дел, рассмотренных в Верховном суде.

Бездействие управляющего

В банкротном деле «Специализированной компании «Развитие» конкурсный кредитор Александр Ткаченко заявил в суд о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. А потом попросил суд отстранить Игоря Борзова, управляющего, от участия в деле, потому что тот сам не обратился с аналогичным требованием (дело № А62-7310/2015).

Внутрикорпоративные займы в банкротстве: как не перепутать с обычными

Требование об отстранении суд рассматривать отказался, привлечь руководство «Развития» к субсидиарной ответственности в первых двух инстанциях тоже не получилось. Но окружной суд направил все заявления на пересмотр, из-за того что суды не учли  роль арбитражного управляющего в процедурах банкротства. Кассация напомнила: меры, направленные на пополнение конкурсной массы (в частности, с использованием механизма привлечения к субсидиарной ответственности), планирует и реализует арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений. Ведь именно ему, а не кредиторам должника доверено текущее руководство процедурой банкротства.

Суд должен был сперва разрешить вопрос о соответствии действий управляющего банкротному законодательству. И только потом, уже с участием нового управляющего, «который отвечает стандартам добросовестности и разумности», можно разрешить требование кредитора о привлечении контролирующих должника лиц к «субсидиарке».

Отстранять не стали

При повторном рассмотрении суды установили: Борзов, будучи профессиональным участником антикризисных отношений, уклонился от установления всех обстоятельств деятельности общества «Развитие», выявления контролирующих его лиц и причин, которые привели к банкротству.

Его бездействие признали незаконным, но отстранять не стали, что не понравилось Ткаченко. Тот пожаловался в Верховный суд. Он обратил внимание на признанный судами факт ненадлежащего исполнения управляющим обязанности по формированию конкурсной массы с помощью привлечения руководства к «субсидиарке». По мнению кредитора, это подтверждает, что управляющий нарушил права и законные интересы кредиторов и создал вероятность возникновения на их стороне убытков. Заявитель также уверен, что оспариваемые судебные акты содержат внутренние противоречия: отказ суда отстранить управляющего не соответствует выводам о незаконности его бездействия.

Экономколлегия согласилась. «Вывод судов о несущественности допущенных Борзовым нарушений вступил в явное противоречие с содержанием той части судебных актов, в которых эти нарушения признаны незаконными», – указали судьи, которые решили отстранить Борзова от участия в банкротном деле.

Эксперты «Право.ru»: очередной пример борьбы с недобросовестностью в банкротстве

«Решение ВС – очередной пример борьбы с недобросовестностью в делах о банкротстве, в данном случае – с недобросовестностью управляющего», – комментирует Станислав Петров, руководитель практики банкротства
Национальной юридической фирмы Инфралекс

Инфралекс

Федеральный рейтинг

I
группа
ГЧП/Инфраструктурные проекты

II
группа
Арбитражное судопроизводство

II
группа
Антимонопольное право

II
группа
Комплаенс

II
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

II
группа
Банкротство

III
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

III
группа
Налоговое право и налоговые споры

III
группа
Уголовное право и процесс

10
место

По размеру выручки

13
место

По размеру выручки на юриста

12
место

По количеству юристов

×

ВС наконец-то представил механизм отстранения управляющего, который, по сути, намеревается завершить дело как можно быстрее, не привлекая к ответственности контролирующих лиц, в интересах которых он, возможно, действует.

Станислав Петров, руководитель практики банкротства Национальной юридической фирмы «Инфралекс». 

Конкретно в рамках этого дела суд установил не только факт «недоработки» со стороны арбитражного управляющего, но и факт очевидного воспрепятствования управляющего действиям кредитора, который защищал свой имущественный интерес через заявление о привлечении к субсидиарной ответственности. На это обратил внимание Иван Коршунов, старший юрист
Ковалев, Тугуши и Партнеры

Ковалев, Тугуши и партнеры

Федеральный рейтинг

I
группа
Банкротство

II
группа
Страховое право

II
группа
Арбитражное судопроизводство

II
группа
Фармацевтика и здравоохранение

IV
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

22
место

По размеру выручки

9
место

По размеру выручки на юриста

39
место

По количеству юристов

×

. «В действиях управляющего прослеживалась явная заинтересованность в непривлечении контролируемых лиц к субсидиарной ответственности», – согласилась Алина Хаматова из
S&K Вертикаль

S&K Вертикаль

Федеральный рейтинг

II
группа
Арбитражное судопроизводство

II
группа
Банкротство

III
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

25-26
место

По количеству юристов

×

.

По ее словам, ВС еще раз обратил внимание судов на отсутствие необходимости в каждом конкретном случае доказывать точный размер убытков. В спорном случае основанием для отстранения должна была послужить лишь угроза их причинения. Но, к сожалению, вопрос с доказыванием убытков все еще остается одним из проблемных в правоприменительной практике, отмечает она.

В деле, по мнению Хаматовой, был поставлен и важный вопрос о качестве подготавливаемых управляющими отчетов о финансовом анализе должника. Как правило, такие отчеты формируются автоматически (с использованием специальных программ и формул). И зачастую сами управляющие не могут интерпретировать выводы по результатам получения конкретных данных и коэффициентов. «При этом в половине случаев именно финансовый анализ является основанием для оценки действий руководителей для целей привлечения к субсидиарной ответственности», – объяснила эксперт.

Если не вдаваться в подробности частного случая, то судебный акт ВС может быть воспринят как показательный пример ситуации, когда неподача заявления о привлечении к субсидиарной ответственности влечет отстранение управляющего, отмечает Коршунов. «Даже до принятия рассматриваемого акта арбитражные управляющие зачастую подавали (и подают) необоснованные заявления, чтобы снять риск отстранения. Теперь возможность реализации риска увеличилась», – подытожил эксперт.

Иное мнение прозвучало в рамках заседания Банкротного форума, которое состоялось 24 мая. «Мне показалось, что в этом деле то, с чем боролся Верховный суд, – это фраза из постановления окружного суда о том, что вопрос об отстранении управляющего может быть рассмотрен лишь в случае наличия оснований для привлечения руководства к субсидиарной ответственности. Разрешение этого вопроса совершенно неправильно вводить в предмет доказывания по спору об отстранении», – заявил он. Подробнее о других мнениях, звучавших на заседании, – в материале «Залог, поручительство, «субсидиарка»: Банкротный клуб обсудил судебную практику».

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о