Вопросы юристу


ВС пояснил нюансы включения в наследство квартиры, приватизация которой не была завершена

Суд указал, что значимым является установление факта подачи наследодателем в установленном порядке заявления о приватизации вместе с необходимыми документами, а также того, что данное заявление не было отозвано и на него не поступил официальный отказ

ВС пояснил нюансы включения в наследство квартиры, приватизация которой не была завершена

Одна из экспертов отметила, что в юридической практике часто возникают ситуации, при которых наследникам приходится в судебном порядке включать в наследственную массу жилые помещения, которые наследодатель при жизни не успел оформить в собственность в порядке приватизации. Другая подчеркнула, что, учитывая огромное количество жилищного фонда, находящегося в социальном найме, озвученная в определении ВС тема является насущной и животрепещущей. Третья считает, что зафиксированное должным образом волеизъявление наследодателя имеет принципиальное значение для решения вопроса о включении квартиры в наследственную массу.

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ21-144-К2 от 16 ноября, где рассмотрел вопрос о включении в наследственную массу квартиры, по которой наследодателем не была завершена приватизация.

Суд удовлетворил иск о включении имущества в состав наследства

6 апреля 2013 г. Юлия Сажина обратилась в Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с письменным заявлением о приватизации жилого помещения – квартиры, в которой она была зарегистрирована. 11 декабря 2018 г. женщина умерла, после чего было открыто наследство, состоящее из ее квартиры. Единственным наследником в силу закона являлась ее мать – Вера Сажина, которая 17 января 2019 г. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Однако ей было отказано в этом в связи с отсутствием у умершей права собственности на квартиру.

Впоследствии Вера Сажина обратилась в суд с иском к Департаменту городского имущества о включении квартиры в состав наследства, признании права собственности на нее. Она полагала, что квартира подлежит включению в состав наследства, поскольку при жизни ее дочь изъявила желание приобрести ее в собственность, о чем свидетельствует поданное ею заявление на приватизацию жилого помещения, однако ее право собственности зарегистрировано не было.

Решением Измайловского районного суда г. Москвы исковые требования были удовлетворены. Суд исходил из того, что Юлия Сажина при жизни выразила волю на оформление жилого помещения в собственность, однако закончить процесс приватизации не смогла по не зависящим от нее причинам. В установленном законом порядке ответчик в приватизации квартиры не отказывал, отметил суд.

Апелляция отказала в удовлетворении требований наследника

Вместе с тем 12 февраля 2020 г. Московский городской суд отменил решение первой инстанции и принял новое решение – об отказе в удовлетворении иска. Апелляция исходила из того, что воля наследодателя на получение занимаемого жилого помещения в собственность в установленном порядке не была выражена. В приватизации спорной квартиры Юлии Сажиной было отказано в связи с тем, что при обращении с заявлением в 2013 г. ею был предоставлен неполный пакет документов, а именно не приложен договор социального найма, отметил Мосгорсуд. Также апелляция указала, что с момента подачи документов до смерти наследодателя прошло более пяти лет, в течение которых она повторно не обращалась с заявлением о приватизации и не оспаривала отказ в заключении договора.

Мосгорсуд пришел к выводу, что при жизни Юлия Сажина не совершила весь комплекс действий, свидетельствующих о принятых необходимых мерах, направленных на получение в собственность в порядке приватизации спорной квартиры, в том числе действий, направленных на заключение договора социального найма на спорное жилое помещение. Кассационный суд согласился с указанным выводом.

17 декабря 2020 г. наследник квартиры, Вера Сажина, умерла, поэтому с кассационной жалобой в Верховный Суд обратился ее правопреемник – Сергей Балдин, который просил отменить судебные акты апелляционной и кассационной инстанций.

ВС указал, что вывод апелляции противоречит фактическим обстоятельствам дела

Верховный Суд напомнил, что в соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Он пояснил, что, согласно ст. 8 Закона о приватизации жилищного фонда, решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов. ВС добавил, что из разъяснений, приведенных в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24 августа 1993 г. № 8, следует, что гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием.

ВС указал, что возможность включения жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается лишь в том случае, когда гражданин (наследодатель), желавший приватизировать жилое помещение, подал заявление о приватизации и все необходимые для этого документы, не отозвал его, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности. Другие способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют. Такие варианты выражения воли наследователя не являются основанием для включения в наследственную массу после смерти наследодателя занимаемого им по договору социального найма жилого помещения, пояснил Суд.

«Обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения настоящего дела, является установление факта подачи наследодателем в установленном порядке в уполномоченный орган заявления о приватизации занимаемого ею по договору социального найма жилого помещения вместе с необходимыми документами, а также того, что данное заявление не было ею отозвано», – отмечено в определении.

ВС принял во внимание, что судом первой инстанции установлено, что при жизни Юлия Сажина совершила все необходимые и достаточные действия для передачи ей жилого помещения в собственность и не отозвала свое заявление, выразив тем самым волю на приватизацию помещения. Кроме того, Суд учел то обстоятельство, что в установленном законом порядке ответчик не выносил решения об отказе в предоставлении государственной услуги.

Относительно апелляционного определения Судебная коллегия ВС отметила, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие принятие по заявлению Сажиной решения об отказе в приватизации жилого помещения и доведение до ее сведения мотивов такого отказа. При этом ВС обратил внимание, что на момент подачи наследодателем заявления о приватизации жилого помещения действующим законодательством такого основания для отказа в заключении договора о приватизации, как отсутствие заключенного договора социального найма, установлено не было.

Обращаясь к распоряжению Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы от 30 июля 2004 г. № 459 (действовавшему на момент обращения с заявлением о приватизации), Суд напомнил Порядок оформления документов на передачу в собственность граждан занимаемых ими жилых помещений в управлениях Департамента в административных округах. Так, наследодатель в установленном порядке подала в уполномоченный орган заявление о приватизации занимаемого ею жилого помещения вместе с необходимыми документами, между тем управление Департамента возложенную на него обязанность по оформлению договора передачи спорной квартиры в собственность не выполнило.

Суд подчеркнул, что действующим в настоящее время Постановлением Правительства Москвы от 10 сентября 2014 г. № 521-ПП установлены основания для отказа в приеме документов, необходимых для предоставления государственной услуги, а также предусмотрена выдача заявителю соответствующего уведомления с указанием причин такого отказа. Он отметил, что при рассмотрении дела судом установлено, что заявитель какого-либо уведомления об отказе в приеме документов, необходимых для оформления договора приватизации, в том числе по причине предоставления неполного пакета документов, также не получала.

Таким образом, с учетом изложенных обстоятельств Верховный Суд посчитал, что вывод суда апелляционной инстанции о том, что Юлией Сажиной при жизни не были совершены действия, выражающие ее волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, противоречит фактическим обстоятельствам дела и нормам закона.

Суд установил, что, с учетом того что Юлии Сажиной было неправомерно отказано в приватизации спорной квартиры, данная квартира после ее смерти подлежит включению в наследственную массу. При таких условиях Судебная коллегия ВС отменила определения апелляционной и кассационной инстанций как основанные на неправильном толковании и применении норм материального права, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Комментарии экспертов

Ведущий юрист МКА «Князев и партнеры» Мария Рулькова отметила, что в юридической практике часто возникают ситуации, при которых наследникам приходится в судебном порядке включать в наследственную массу жилые помещения, которые наследодатель при жизни не успел оформить в собственность в порядке приватизации. В таких случаях, как правило, наследодатель подает заявление о приватизации и вскоре умирает до заключения договора передачи и оформления недвижимости в свою собственность. «К сожалению, у наследников в таких ситуациях имеется только один выход – обращение в суд и доказывание намерения наследодателя на приватизацию недвижимости, поскольку нотариус мог бы бесспорно выдать свидетельство о праве на наследство только в отношении имущества, находящегося в собственности наследодателя на дату смерти», – прокомментировала Мария Рулькова.

Эксперт пояснила, что поддерживает позицию ВС, поскольку основанием для удовлетворения требований о включении имущества в наследственную массу является выраженная воля наследодателя на приватизацию. Мария Рулькова отметила, что в рассматриваемом случае не имеет правового значения период времени, прошедший с момента обращения наследодателя с заявлением о приватизации до ее смерти, поскольку, как установил Суд:

1) все необходимые на период времени подачи заявления документы ею были представлены и являлись достаточными для заключения договора передачи;

2) письменного отказа в приватизации не поступило (а если бы и поступил, то не был бы основан на законе);

3) после обращения с заявлением о приватизации вплоть до смерти Юлии Сажиной данное заявление отозвано не было.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Центрюрсервис» Мария Тюрина считает позицию Верховного Суда единственно верной: «Учитывая огромное количество жилищного фонда, находящегося в социальном найме, озвученная в определении ВС тема является насущной и животрепещущей».

Мария Тюрина отметила, что Верховный Суд в очередной раз закрепил позицию, изложенную им ранее в Постановлении Пленума от 24 августа 1993 г. № 8, о том, что, если наследодатель выразил при жизни волю на приватизацию занимаемой жилой площади, однако по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано, спорное имущество подлежит включению в наследственную массу.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирина Зимина также обратила внимание, что вопросы, связанные с незавершенной приватизацией жилых помещений в связи со смертью наследодателя, по-прежнему актуальны. Эксперт указала, что зафиксированное должным образом волеизъявление наследодателя имеет принципиальное значение для решения вопроса о включении квартиры в наследственную массу.

Ирина Зимина особо отметила пояснение Верховного Суда о том, что Департамент г. Москвы решения об отказе в предоставлении государственной услуги не выносил, какого-либо уведомления об отказе в приеме документов, необходимых для оформления договора приватизации, в том числе по причине предоставления неполного пакета документов, в адрес заявителя не направлял. «Очевидно, что данная позиция выражает единый подход ВС РФ, сформированный ранее в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 августа 1993 г. № 8, к решению вопроса о включении в наследственную массу квартиры, приватизацию которой наследодатель не смог завершить в связи со смертью», – заключила эксперт.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о