Вопросы юристу


ВС отказал адвокату в обжаловании заключения ВККС в части нерекомендации его кандидатом на должность судьи

Суд указал, что отсутствие установленных законом оснований для отказа гражданину в рекомендации на должность судьи не влечет автоматическое принятие решения о его рекомендации на эту должность ввиду определенной дискреции ККС

ВС отказал адвокату в обжаловании заключения ВККС в части нерекомендации его кандидатом на должность судьи

В комментарии «АГ» адвокат, претендующий на должность судьи, поделился, что усматривает в заключении ВККС РФ дискриминацию адвокатов по профессиональному признаку. Одна из экспертов «АГ» считает, что наличие адвокатского опыта не мешает получить рекомендации ККС, пояснив, что есть судьи, трудившиеся до назначения адвокатами. Другие же посчитали, что судебное решение еще раз подтверждает тенденцию, свидетельствующую, что кандидаты на должность судьи из числа работников судебной системы имеют преимущество при назначении на должность по сравнению с адвокатами. В свою очередь, вице-президент ФПА Елена Авакян отметила, что именно адвокаты являются тем золотым резервом, который может пополнить судебную систему, очень нуждающуюся сегодня в высококвалифицированных кадрах.

Верховный Суд опубликовал апелляционное определение от 28 июня по делу № АПЛ22-225, которым оставил без изменения решение об отказе в удовлетворении искового заявления адвоката об оспаривании заключения Высшей квалификационной коллегии судей РФ в части нерекомендации его кандидатом на должность судьи.

ВККС не стала рекомендовать адвоката на должность судьи

26 мая 2021 г. Высшая квалификационная коллегия судей РФ объявила об открытии вакантной должности судьи Спасск-Дальнего гарнизонного военного суда. С заявлениями о рекомендации на указанную должность обратились Евгений Ротко и адвокат АП Курской области Александр Спатарь.

14 декабря 2021 г. ВККС вынесла заключение, которым на вакантную должность судьи был рекомендован Евгений Ротко, а Александр Спатарь не набрал необходимого для рекомендации количества голосов членов коллегии судей. Полагая, что при вынесении заключения ВККС были нарушены порядок отбора претендентов, принципы невмешательства в деятельность коллегии, справедливости и беспристрастности, адвокат обратился в Верховный Суд РФ с административным исковым заявлением (есть у «АГ»), в котором просил признать данное заключение незаконным.

В административном иске подчеркивалось, что Закон о статусе судей устанавливает возможность для рекомендации нескольких граждан на должность судьи. Александр Спатарь указал, что ВККС РФ рекомендовала на вакантную должность судьи Евгения Ротко и не рекомендовала его, необоснованно приняв во внимание рекомендательное письмо председателя Тихоокеанского флотского военного суда, в котором выражена позиция в поддержку кандидатуры Евгения Ротко. При этом Александр Спатарь отметил, что действующее законодательство не предусматривает возможности представления подобных писем, что поставило его в худшее положение относительно другого кандидата. «Из указанного письма можно сделать вывод о заинтересованности председателя суда, чтобы на указанную должность был рекомендован знакомый ему человек, что в сфере изменений в законодательстве идет вразрез с гарантиями независимости судей», – посчитал адвокат.

Александр Спатарь утверждал, что такие обстоятельства, как наличие у другого претендента большего стажа работы по юридической специальности и опыта работы в системе военных судов, положенные в основу заключения ВККС РФ, не могли являться преимуществом и основанием для нерекомендации его кандидатуры на должность судьи гарнизонного военного суда. Он пояснил, что ни Закон о статусе судей, ни Закон о военных судах не устанавливают такого требования, как необходимость наличия опыта работы в системе военных судов.

Истец также дополнительно просил ВС обратить внимание на другие принятые заключения ВККС РФ, подтверждающие, что наличие опыта работы в системе военных судов не является обязательным при рекомендации на должность судьи гарнизонного военного суда. «Прихожу к выводу, что к разным претендентам предъявляются разные требования, в частности на лиц, претендующих с должностей прокурора и следователя, отсутствие у них опыта работы в системе военных судов не распространяется, а на адвоката распространяется», – отметил он. Кроме того, Александр Спатарь указывал, что ВККС не было учтено, что он соответствует всем требованиям, предъявляемым к кандидатам на должность судьи военного суда, и имеет более высокий средний балл по результатам сдачи квалификационного экзамена (у него – 4,16, а у его оппонента – 4,0).

ВККС административный иск не признала, указав в письменных возражениях, что заключение коллегии судей является результатом коллегиального обсуждения приведенных всеми сторонами доводов и принято с учетом всех исследованных материалов и доказательств правомочным составом коллегии с соблюдением процедуры его вынесения.

ВС отказал в удовлетворении иска

Решением Верховного Суда РФ от 5 апреля 2022 г. в удовлетворении административного иска было отказано. Суд указал, что, вопреки утверждениям Александра Спатаря, принятое ВККС решение отвечает требованиям п. 8 ст. 5 Закона о статусе судей и п. 7 ст. 22
Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей.

В решении ВС отмечается, что основания принятия заключения ВККС и причины, по которым Александр Спатарь не был рекомендован кандидатом на вакантную должность судьи, приведены в тексте данного заключения и известны ему. Так, в нем указано, что кандидатура истца не набрала необходимого числа голосов членов коллегии по результатам совместной оценки совокупности всех обстоятельств, характеризующих данные его личности. Приоритет при назначении на названную должность судьи был отдан Евгению Ротко, имеющему навыки работы в системе военных судов и больший опыт работы по юридической специальности, пояснил Суд.

Также ВС указал, что соответствие административного истца, как он полагает, требованиям, предъявляемым к кандидатам на должность судьи, предусмотренным ст. 4 Закона о статусе судей, не является безусловным основанием для его рекомендации на вакантную должность судьи конкретного военного суда. Отбор кандидатов на вакантную должность судьи осуществляется на конкурсной основе ККС из числа кандидатов, соответствующих требованиям закона.

Апелляция согласилась с выводом первой инстанции

Не соглашаясь с решением ВС, Александр Спатарь обжаловал его в апелляцию (жалоба есть у «АГ»), попросив отменить его как незаконное и необоснованное и принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска.

В жалобе указано, что председатель Тихоокеанского флотского военного суда в заседании ВККС РФ 14 декабря 2021 г. не участвовал, мнение по кандидатуре административного истца не высказывал, а направленное им письмо учитывалось лишь при рассмотрении кандидатуры Евгения Ротко. В связи с этим Александр Спатарь полагает, что к данной ситуации неприменимы положения п. 6 ст. 21 Закона об органах судейского сообщества.

Адвокат подчеркнул, что судом первой инстанции не дана в полной мере оценка тому обстоятельству, что учет стажа производится лишь для претендентов, занимающих должность судьи, при этом ни один нормативный правовой акт не содержит такого требования к кандидату, как наличие опыта работы в системе военных судов. В жалобе также разъясняется, что принятие решения о рекомендации (нерекомендации) гражданина кандидатом на должность судьи должно производиться с учетом среднего балла, полученного им по результатам сдачи квалификационного экзамена, так как это в большей степени отвечает принципу конкурсной основы и требованию абзаца первого ч. 8 ст. 5 Закона о статусе судей.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу ВККС РФ просила в ее удовлетворении отказать, считая, что оснований для отмены или изменения решения первой инстанции не имеется.

Изучив материалы дела, Апелляционная коллегия ВС РФ посчитала, что, разрешая настоящее дело, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемое заключение ВККС РФ соответствует нормативным правовым актам и не нарушает прав, свобод и законных интересов административного истца.

Коллегия напомнила, что в силу положений ст. 5 Закона о статусе судей отбор кандидатов на должность судьи осуществляется на конкурсной основе, а по результатам рассмотрения заявлений всех граждан, претендующих на должность судьи, итогам проверки достоверности документов и сведений, указанных в п. 6 данной статьи, и с учетом результатов квалификационного экзамена ККС принимает решение о рекомендации одного или нескольких из них кандидатом на должность судьи. Если в результате проверки документов и сведений установлена их недостоверность, гражданин, представивший такие документы и сведения, не может быть рекомендован на должность судьи, отметила Апелляционная коллегия ВС. Она добавила, что при принятии решения о рекомендации гражданина на должность судьи ККС учитывает стаж его работы в должности судьи, опыт работы в правоохранительных органах, наличие государственных и ведомственных наград, почетного звания «Заслуженный юрист Российской Федерации», ученой степени кандидата юридических наук или доктора юридических наук, а в отношении претендентов, осуществляющих полномочия судей, также качество и оперативность рассмотрения дел.

В апелляционном определении поясняется, что аналогичные требования закреплены в п. 6, 7 ст. 22 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей. Кроме того, п. 6 названной статьи предусмотрено, что иные данные, которыми располагает квалификационная коллегия, оцениваются с учетом того, не повлечет ли назначение претендента на судейскую должность умаления авторитета судебной власти.

Коллегия подчеркнула, что, согласно п. 6 ст. 6 Закона о статусе судей, назначение кандидатов на должности судей производится только при наличии положительного заключения соответствующей квалификационной коллегии судей. В соответствии со ст. 17 Закона об органах судейского сообщества ВККС РФ рассматривает заявления кандидатов на должности судей военных судов и представляет председателю ВС РФ свои заключения.

Апелляция посчитала, что в рассматриваемом деле судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что приведенные выше положения действующего законодательства при рассмотрении вопроса о даче рекомендации на должность судьи гарнизонного военного суда ВККС РФ были соблюдены. Она пояснила, что, оценив имеющиеся в отношении административного истца сведения, включая уровень профессиональной подготовки, стаж и опыт работы в области юриспруденции более 9 лет, результаты квалификационного экзамена на должность судьи с общей итоговой оценкой «хорошо», результаты проверки достоверности документов и сведений, а также письменные и устные пояснения Александра Спатаря относительно обстоятельств рассматриваемого заявления, ВККС РФ в пределах своих полномочий приняла решение не рекомендовать его кандидатом на должность судьи гарнизонного военного суда, содержание которого соответствует требованиям закона.

Апелляционная коллегия ВС обратила внимание, что в п. 1 ст. 23 Закона об органах судейского сообщества закреплено, что ККС правомочна принять решение, если на ее заседании присутствуют более половины членов квалификационной коллегии судей; решение считается принятым, если за него проголосовали более половины членов квалификационной коллегии судей, принимавших участие в заседании. На заседании ВККС РФ присутствовали более половины членов коллегии (25 из 29), единогласно проголосовавших против рекомендации Александра Спатаря кандидатом на должность судьи, отмечается в апелляционном определении.

Довод апелляционной жалобы о том, что учет стажа должен производиться лишь для претендентов, занимающих должность судьи, при этом ни один нормативный правовой акт не содержит такого требования к кандидату, как наличие опыта работы в системе военных судов, по мнению апелляционной инстанции, является несостоятельным.

Обращаясь к Определению КС РФ от 30 июня 2020 г. № 1628-О, Апелляционная коллегия указала, что решение ККС о рекомендации конкретного гражданина на должность судьи основано прежде всего на индивидуальной оценке данного гражданина как соответствующего по личным и профессиональным качествам требованиям к кандидатам на должность судьи в целом и требованиям к кандидатам на соответствующую вакантную должность судьи в частности. При этом ККС обладает определенной дискрецией при принятии решения о рекомендации гражданина на должность судьи, в силу которой отсутствие установленных законом оснований для отказа гражданину в рекомендации на должность судьи не влечет автоматическое принятие решения о рекомендации его на эту должность, разъяснила апелляционная инстанция.

Коллегия также отметила, что ВККС РФ при разрешении вопроса о рекомендации гражданина кандидатом на должность судьи военного суда вправе учитывать такие критерии, как продолжительность стажа работы по юридической специальности и наличие опыта работы в системе военных судов. Утверждение в апелляционной жалобе о том, что приоритет в рекомендации кандидатом на должность судьи должен осуществляться с учетом среднего балла, полученного по результатам сдачи квалификационного экзамена, так как это в большей степени отвечает принципу конкурсной основы и требованию абз. 1 ч. 8 ст. 5 Закона о статусе судей, не является основанием к отмене обжалуемого решения, посчитала она.

Апелляционный суд подчеркнул, что из материалов дела следует, что квалификационный экзамен на должность судьи сдан и Александром Спатарём, и Евгением Ротко с итоговой оценкой «хорошо». «То обстоятельство, что административный истец имеет более высокий средний балл по результатам сдачи названного экзамена, не влияет на объективность выводов коллегии, которые основаны на всесторонней проверке всех данных, характеризующих профессиональные и личные качества претендентов», – указано в апелляционном определении.

Апелляция также посчитала необоснованной ссылку в жалобе на то, что председатель Тихоокеанского флотского военного суда в заседании ВККС не участвовал, в связи с чем к данной ситуации неприменимы положения п. 6 ст. 21 Закона об органах судейского сообщества. Она пояснила, что этой нормой закона установлено, что в заседаниях ККС могут участвовать и высказывать свое мнение по обсуждаемым вопросам председатели и заместители председателей судов, руководители Судебного департамента при ВС РФ и входящих в его систему органов, председатели и заместители председателей советов судей, других квалификационных коллегий судей или их представители. Указание в оспариваемом заключении на мнение председателя Тихоокеанского флотского военного суда по вопросу рекомендации кандидатом на должность судьи гарнизонного военного суда Евгения Ротко, выраженное в письме, не свидетельствует о незаконности данного заключения. Действующее законодательство не препятствует председателю соответствующего суда высказывать свое мнение по обсуждаемым квалификационной коллегией судей вопросам в письменной форме, добавила коллегия.

Таким образом, апелляционная инстанция пришла к выводу, что оспариваемое заключение принято ВККС РФ в правомочном составе с соблюдением порядка, установленного ст. 23 Закона об органах судейского сообщества, о чем свидетельствует исследованный судом первой инстанции протокол заседания коллегии судей. Кроме того, она отметила, что порядок отбора претендентов на должность судьи и порядок рассмотрения представленных материалов нарушены не были. Коллегия посчитала обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что оснований для отмены заключения, принятого ВККС РФ, не имеется.

Эксперты «АГ» проанализировали затронутую проблему

В комментарии «АГ» Александр Спатарь поделился, что в ходе неоднократного рассмотрения заявлений о рекомендации его на должности судей военных гарнизонных судов ему дважды (22 сентября 2020 г. и 13 июля 2022 г.) поступали вопросы о том, почему он не пойдет работать помощником судьи. «Каждый раз я отвечал на эти вопросы тем, что законодательство не предусматривает необходимости для адвоката прохождения должности помощника судьи. Также обращалось внимание, что подобные вопросы не задаются следователям и прокурорам. В связи с чем усматриваю в ВККС РФ (не знаю, как обстоят дела в квалификационных коллегиях субъектов РФ) дискриминацию адвокатов по профессиональному признаку», – рассказал Александр Спатарь.

Он отметил, что в состав ВККС РФ входят 18 судей, 10 представителей общественности и представитель Президента РФ. Из 10 представителей общественности все занимают должности в учебных заведениях. «В целях усовершенствования правовой системы РФ, а также в целях исключения вышеуказанной дискриминации считаю, что законодателю необходимо было бы увеличить численность квалификационных коллегий судей, в частности ВККС РФ, на представителя из адвокатского сообщества», – полагает Александр Спатарь.

Судья в отставке Татьяна Пирожкова считает, что наличие адвокатского опыта не мешает получить рекомендации ККС, и отметила, что есть судьи, трудившиеся до назначения адвокатами. По ее мнению, в условиях состоявшегося конкурса при наличии двух кандидатов ВККС РФ при разрешении вопроса о рекомендации одного кандидата вместо другого правомерно учла такие критерии, как продолжительность стажа работы по юридической специальности, наличие опыта работы в системе военных судов, а также рекомендацию председателя Тихоокеанского флотского военного суда.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ Сергей Пашин отметил, что в иные годы было не так много случаев, когда выходцы из адвокатуры получали рекомендации квалификационных коллегий на занятие судейских вакансий и поддерживались комиссией при Президенте РФ, осуществляющей проверку кандидатов в судьи. «Адвокаты – не только “пасынки правосудия”, но еще и оказываются персонами non grata в судейском корпусе. Им не находится места ни в креслах судей, ни в составе квалификационных коллегий судей, хотя по два представителя судов заседают в квалификационных комиссиях каждой адвокатской палаты», – заметил он.

Сергей Пашин полагает, что, если высокопоставленный председатель суда высказал свою позицию, как в рассматриваемом случае, письменно, а в типичных обстоятельствах – кулуарно, его кадровые предпочтения охотно принимаются к исполнению квалифколлегиями. Первенство по результатам экзамена, лучшая подготовка и высокий уровень правовых знаний не спасают неугодного претендента, пояснил он.

«Некогда, в прошлом веке, квалифколлегии действительно разбирали сравнительные достоинства и недостатки претендентов на судейские должности и тщательно мотивировали свои решения. Затем Верховный Суд РФ придумал, провел и утвердил на практике прецеденты, согласно которым мотивировка такого решения заключается в указании на принятие его большинством голосов при наличии кворума – и достаточно. Таким образом, обоснованность и мотивированность решений квалифколлегий по итогам конкурса на замещение судейских вакансий куцые; они коренным образом отличаются от требований закона к мотивированности решений судов, принимаемых в гражданском и административном процессах», – считает Сергей Пашин.

Ключевым, по его мнению, в апелляционном определении Верховного Суда РФ выступает пассаж, указывающий на то, что квалификационная коллегия обладает определенной дискрецией при принятии решения о рекомендации гражданина на должность судьи, в силу которой отсутствие установленных законом оснований для отказа гражданину в рекомендации на должность судьи не влечет автоматическое принятие решения о рекомендации его на эту должность: «Соискателям и другим гражданам вместо четко определенных законом критериев годности кандидатов в судьи предлагаются неисповедимые грезы членов квалифколлегий, вместо понятной и демократической процедуры отбора претендентов – сообщничество квалифколлегий с судейскими командирами».

Адвокат АП г. Москвы, старший партнер АБ ZKS Андрей Гривцов указал, что судебное решение еще раз подтверждает печальную тенденцию, свидетельствующую, что кандидаты на должность судьи из числа работников судебной системы имеют преимущество при назначении на должность по сравнению с адвокатами, желающими работать судьями. При этом адвокат подчеркнул, что решение формально об этом не говорит, так как содержит общие рассуждения о праве квалификационной коллегии на собственную оценку кандидатов. Он заметил, что всякий раз такое право трактуется именно не в пользу адвокатов.

Андрей Гривцов считает, что заявитель выразил правильные вещи: речь должна идти о степени профессионализма кандидата, а не о том, будет ли кандидат встроен в систему, с точки зрения членов квалификационной коллегии, или нет. «Мы много критикуем состояние судебной системы, и одним из способов хоть что-то изменить является попытка самому стать судьей и вершить правосудие так, чтобы за это не было стыдно», – отметил он.

Эксперт обратил внимание на то, что далеко не все адвокаты сейчас готовы идти в судьи, обоснованно рассуждая о меньшей свободе профессии, зачастую меньших доходах, большой ответственности, серьезной загруженности и многих других недостатках данной работы. По его мнению, профессия судьи должна быть вершиной юридической карьеры, и в этой должности должны работать самые лучшие, умные и порядочные юристы. «Признавая, что лично я никогда, с учетом вышеприведенных вводных, не готов идти работать судьей, пожелаю коллеге не останавливаться, несмотря на выдвинутый барьер, и все же пытаться подавать заявления на другие судейские должности», – поделился адвокат.

Адвокат АП Владимирской области, к.ю.н. Максим Никонов также отметил, что апелляционное определение ВС является хорошей иллюстрацией тех тенденций, которые сложились у нас в стране при назначении судей.

Во-первых, приоритет отдается тем кандидатам, которых поддерживает председатель соответствующего суда – потенциального места работы, указал адвокат. Согласно результатам
исследований Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, проведенных в 2018 г., 95% из тех, чье заявление было поддержано председателем суда, получили рекомендации ККС, а те, кто не имел поддержки председателя, были рекомендованы ККС только в 37% случаев, пояснил Максим Никонов.

Во-вторых, приоритет имеется у тех, кто находится внутри судебной системы (секретари, помощники судей, ранее назначенные судьи), а не у кандидатов извне. Максим Никонов уточнил, что статистически не оправдывается даже распространенный тезис о том, что в судьи якобы преимущественно попадают бывшие сотрудники правоохранительных органов: «Уже давно это не так: “кадровый резерв” формируется на 2/3 из сотрудников аппарата суда и лишь потом – из бывших прокуроров, следователей и дознавателей».

В-третьих, рекомендация кандидату дается (или не дается) по критериям, содержащим изрядную долю усмотрения членов ККС, отметил Максим Никонов. Безусловно, усмотрение в таких вопросах невозможно исключить полностью, но оно не должно быть безразмерным. В-четвертых, как показывает и рассматриваемый случай, обжалование отказа в рекомендации на должность судьи имеет сомнительные шансы на успех, полагает адвокат.

«При совокупности таких факторов опытного адвоката, который потратил силы и время на подготовку к квалификационному экзамену и успешно его сдал на “хорошо” или “отлично”, всегда может обойти конкурент изнутри судебной системы, поддержанный председателем суда и ККС по размытым правилам. Поэтому вряд ли стоит удивляться небольшому количеству кандидатов из адвокатов, желающих хотя бы попробовать сдать квалификационный экзамен на должность судьи», – резюмировал Максим Никонов.

Вице-президент ФПА Елена Авакян отметила, что сама по себе проблема, практически свидетельствующая о невозможности адвокату занять должность судьи, не нова. «Она существует на моей памяти практически с 2010 г., когда человеку с адвокатским опытом, тем более человеку с текущим адвокатским статусом, стало очень сложно получать статус судьи. Практически можно на пальцах одной руки пересчитать случаи, когда люди с адвокатским бэкграундом за последние десять лет становились судьями. Причем надо отметить, что эта проблема в наименьшей степени была выражена в арбитражной системе, поскольку она всегда легко брала людей с адвокатским опытом. Полагаю, этим и определяется степень доверия к арбитражной системе, уровень правосудия в которой всегда считался высоким», – пояснила она.

По мнению Елены Авакян, проблема эта происходит из весьма странного толкования наличия неустранимого, как считает судебная система, конфликта интересов. «На самом деле это категорически не так. Попытка сказать, что адвокат находится в столь глубоком конфликте интересов с судебной системой, что не может быть судьей, – это полное непонимание того, что обвинитель, адвокат и судья – это участники одной рабочей группы, стороны одной единой профессии, участники процесса правосудия», – прокомментировала она.

Вице-президент ФПА подчеркнула, что именно адвокаты являются тем золотым резервом, который может пополнить судебную систему, очень нуждающуюся сегодня в высококвалифицированных кадрах: «Судья – это в первую очередь профессионал, это вершина юридической карьеры, и, если мы хотим развивать нашу судебную систему, гордиться ею, если мы хотим в том числе экспортировать нашу юрисдикцию, что невозможно без безусловного доверия общества к суду, конечно, просто жизненно необходимо изменять подход к формированию судейского корпуса».

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о