Вопросы юристу


ВС не усмотрел дискриминации в запрете заключенным пользоваться Интернетом

Не приняв довод о том, что такой запрет ограничивает право на доступ к правовой информации, Суд подчеркнул, что он направлен на воспрепятствование совершению заключенными новых преступлений

ВС не усмотрел дискриминации в запрете заключенным пользоваться Интернетом

Один из экспертов отметил, что отсутствие доступа заключенных к Интернету воспринимается как очень серьезное ограничение, однако, как свидетельствует решение ВС, власти пока не готовы наделить осужденных ограниченным и контролируемым доступом к Сети. Другой назвал ожидаемыми выводы Суда и отметил, что ряд положений УИК РФ и НПА ФСИН России мог бы быть пересмотрен в сторону определенных послаблений режима содержания лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы.

Верховный Суд вынес Апелляционное определение № АПЛ22-115 по делу об оспаривании порядка получения заключенными почтовой корреспонденции и запрета им иметь гаджеты с выходом в Интернет.

Шамиль Гусейнов, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы, оспорил в Верховном Суде п. 55 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений в части, предусматривающей, что письма опускаются в почтовые ящики или передаются администрации исправительного учреждения в незапечатанном виде. В его административном иске также оспаривался ряд положений Правил касательно запрета осужденным иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях или приобретать видео-, аудиотехнику (кроме телевизоров, радиоприемников общего пользования), телевизоры с выходом в Интернет и с встроенными медиаплеерами, электронные носители и накопители информации, средства мобильной связи и коммуникации, а также комплектующие к ним.

По мнению заключенного, цензура входящей корреспонденции со стороны администрации ИУ, не связанная с производством по уголовному или иному делу, и передача ему писем в открытом виде нарушают его право на уважение корреспонденции. В свою очередь, запрет на использование осужденным перечисленных им гаджетов противоречит принципу состязательности и равноправия сторон в судебном процессе, поскольку ограничивает его право на получение правовой информации (в том числе в Интернете).

Верховный Суд вынес решение об отказе в удовлетворении иска со ссылкой на наличие у Минюста России компетенции на утверждение по согласованию с Генпрокуратурой России оспариваемых Правил. Первая инстанция, в частности, отметила, что текущий порядок получения заключенными почтовой корреспонденции продиктован требованиями ч. 2 ст. 91 УИК, а запрет иметь поименованную административным истцом технику соответствует ч. 8 ст. 82 Кодекса.

Тогда Шамиль Гусейнов обратился в вышестоящую инстанцию, но апелляционная коллегия ВС РФ не нашла оснований для отмены решения нижестоящего суда. Так, со ссылкой на практику Конституционного Суда Коллегия напомнила, что лица, которые лишены свободы в законном порядке, в целом обладают теми же правами и свободами, что и остальные граждане, за исключениями, обусловленными особенностями их личности, совершенных преступлений и специальным режимом мест лишения свободы. Предусмотренное УИК РФ право осужденных на ведение переписки не предполагает возможность произвольного выбора осужденным средств и способов его реализации, оно может осуществляться лишь в специально установленном порядке.

«Суд первой инстанции пришел к верным выводам о том, что абз. 1 п. 58 Правил касательно цензуры со стороны администрации ИУ получаемых и отправляемых осужденными писем, почтовых карточек и телеграмм воспроизводит соответствующее положение ч. 2 ст. 91 УИК РФ, а п. 55 Правил о передаче осужденными администрации ИУ писем в незапечатанном виде, за исключением адресованных в организации и должностным лицам, переписка с которыми не подлежит цензуре, определяет механизм реализации осужденными их права на переписку, направлен на исполнение администрацией ИУ возложенной на нее обязанности по контролю названной исходящей корреспонденции и не может рассматриваться как нарушающий данное право осужденных», – отметила апелляция.

Апелляционная коллегия ВС добавила, что запрет заключенным иметь и использовать технические средства, поименованные в административном иске, не является произвольным и установлен во исполнение ч. 8 ст. 82 УИК РФ, поэтому он не носит дискриминационного характера. Оспариваемые в этой части нормы обусловлены порядком исполнения и отбывания лишения свободы, который обеспечивает безопасность осужденных, персонала и посетителей ИУ; соблюдение прав осужденных; исполнение ими своих обязанностей; их изоляцию. Отсутствие доступа в Интернет, в частности, препятствует совершению заключенными новых преступлений с использованием этой сети и средств мобильной связи и коммуникации. Коллегия также не согласилась с доводом апеллянта о том, что оспариваемые им нормы нарушают его права, в том числе на уважение семейной тайны. Такое нормативное правовое регулирование, заметил Верховный Суд, не предполагает ненадлежащего обращения с осужденными и не преследует цель оскорбить или унизить их.

Юрист, общественный помощник уполномоченного по правам человека в Пермском крае Сергей Трутнев назвал понятными доводы административного иска и апелляционной жалобы осужденного. «Отсутствие доступа заключенных к Интернету воспринимается как очень серьезное ограничение. Мы ведем переписку через онлайн-сервисы, получаем через Интернет доступ к государственным услугам, товарам и актуальной информации, а заключенные лишены таких возможностей. Ситуация же с правовой информацией выглядит совсем критично. Дискуссии о возможности ограниченного и контролируемого доступа осужденных к Интернету идут давно, но, конечно, время законодательных изменений еще не наступило. На это указывает и апелляционное определение ВС РФ», – полагает он.

Адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых назвал ожидаемыми выводы Верховного Суда. «Рассмотренный ВС РФ административный иск – лишь очередной пример неэффективности попытки человека, отбывающего пожизненное лишение свободы, хоть как-то повлиять на отдельные элементы условий отбывания наказания. Если говорить в целом, то много чего из УИК РФ и ведомственных НПА ФСИН России могло бы быть пересмотрено в сторону определенных послаблений режима содержания осужденных к такому наказанию людей. В отдельных странах ЕС заключенные просят куда больше в сравнении с тем, что им предоставлено. Осужденные к пожизненному лишению свободы в России не могли бы и во сне представить европейские условия содержания», – отметил он.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о