В УПК предлагают закрепить, что декларация об амнистии капиталов – недопустимое доказательство

В Думу внесен проект закона о запрете использования полученных в ходе ОРМ и следственных действий спецдеклараций в качестве доказательств, а также изъятия таких документов при производстве по отдельным экономическим составам

В УПК предлагают закрепить, что декларация об амнистии капиталов – недопустимое доказательство

Один из адвокатов отметил, что поправки хотя и разработаны в правильном направлении, но не способны обеспечить защиту интересов декларантов. Двое других обеспокоены тем, что при определенном толковании запрет на использование соответствующих сведений может быть распространен на самого декларанта.

13 ноября в Государственную Думу внесен законопроект № 835592-7, которым предложено квалифицировать спецдекларацию, поданную в рамках «амнистии капиталов», в качестве недопустимого доказательства по уголовному делу в том случае, когда она получена в ходе ОРМ или следственных действий.

Дополнительно разработчики предлагают дополнить ст. 164 УПК положением, согласно которому при производстве следственных действий по уголовным делам об отдельных преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, запрещается изъятие соответствующей специальной декларации.

15 ноября профильный Комитет ГД по государственному строительству и законодательству предложил принять законопроект к рассмотрению, указав на возможность представления отзывов, предложений и замечаний до 25 ноября.

В пояснительной записке авторы напомнили, что Президент РФ однозначно определил цели и задачи проводимой государством «амнистии капиталов» еще в послании Федеральному Собранию на 2015 год, где отметил, что лица, желающие легализовать свои средства и имущество в России, будут защищены от уголовного и административного преследования, от вопросов со стороны ФНС и правоохранительных органов.

Однако при реализации Закона о добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках была выявлена неоднозначность формулировок указанного нормативного акта в системной взаимосвязи с положениями Уголовно-процессуального кодекса. Она привела к тому, что отдельные судьи, прокуроры и следователи отказались предоставлять декларантам и лицам, сведения о которых содержатся в спецдекларации, предусмотренные данным законом гарантии.

Авторы законопроекта указывают, что, исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 4 Закона о добровольном декларировании, при представлении в установленном порядке специальной декларации соответствующие лица освобождаются от уголовной ответственности за совершение деяний, которые содержат признаки отдельных составов преступлений и сведения о которых содержатся в данной декларации. Еще одна гарантия вытекает из буквального толкования ч. 3 и 4 ст. 4 указанного закона. Ими, как указано в пояснительной записке, установлен абсолютный запрет на использование факта представления декларации, прилагаемых к ней документов (сведений), а также информации, содержащейся в них как в качестве основания для возбуждения уголовного дела, так и в качестве доказательства по уголовному делу в отношении декларанта и (или) номинального владельца в случае совершения им любого уголовно наказуемого деяния, за исключением случая, когда такое доказательство представлено самим декларантом.

Авторы поправок обратили внимание на то, что на практике в ходе предварительного следствия и в рамках доследственной проверки возникают случаи, когда специальная декларация, поданная в рамках «амнистии капиталов», изымается и в дальнейшем используется в качестве доказательства по уголовному делу. Кроме того, в некоторых случаях она выступает в качестве повода для возбуждения уголовного дела.

Депутаты сослались на разъяснение Президиума Верховного Суда от 30 октября 2019 г., в котором ВС подчеркнул, что коллизии между соответствующими нормами УПК, Закона об ОРД и Закона о добровольном декларировании должны разрешаться в пользу последнего, поскольку именно он предусматривает в отношении отдельных категорий лиц дополнительные гарантии их прав и свобод как участников уголовного судопроизводства.

В связи с этим предлагается в ч. 2 ст. 75 УПК прямо указать, что к недопустимым доказательствам относятся факт представления подозреваемым, обвиняемым специальной декларации в соответствии с Законом о добровольном декларировании, а также сама декларация и информация, содержащаяся в ней и прилагаемых документах и (или) сведениях, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий.

Предполагается, что еще одним закрепленным в ч. 2 ст. 75 УПК недопустимым доказательством станет факт указания подозреваемого, обвиняемого в такой спецдекларации, а также сведения о подозреваемом и обвиняемом, содержащиеся в ней и прилагаемых документах и (или) сведениях, полученных в ходе ОРМ или следственных действий.

В пояснительной записке депутаты подчеркнули, что предлагают признавать указанные факты и сведения недопустимыми только в том случае, когда такие доказательства получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий. Предполагается, что декларанты по-прежнему смогут сами представлять такие документы и сведения в качестве доказательств по уголовному делу.

Авторы также указали на необходимость дополнить ч. 4.1 ст. 164 УПК указанием на то, что при производстве следственных действий по уголовным делам о преступлениях, упомянутым в данной норме, не допускается изъятие специальной декларации, поданной в соответствии с Законом о добровольном декларировании.

«Полагаю, что законопроект хотя и разработан в правильном направлении, но является неполным и не обеспечит желаемых (или декларируемых) целей», – сообщил «АГ» адвокат АК «Бородин и партнеры» Михаил Чечеткин.

Он подчеркнул, что поправки не содержат запрета на использование специальной декларации и сопутствующих ей документов и сведений при проверке сообщения о преступлении и при проведении оперативно-розыскных мероприятий. «Да, декларацию нельзя будет использовать при возбуждении уголовного дела, но почему нет запрета на ее использование в качестве основания для проверки сообщения о преступлении или проведения ОРМ? Кто как не предприниматели и защищающие их адвокаты знают, что создать серьезные проблемы можно и без возбуждения уголовного дела путем производства осмотров, изъятия документов, электронных носителей информации и товара, опечатывания помещений и т.д. Все это делается при проверке сообщения о преступлении и при проведении оперативно-розыскных мероприятий», – пояснил адвокат.

По словам Михаила Чечеткина, защитники при попытке выяснить, что стало поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, часто сталкиваются с распространенным ответом: сведения о преступлении или о совершившем его лице являются оперативной информацией либо были получены в ходе ОРМ. «Уверен, что сотрудникам ФСБ и МВД будет не сложно ознакомиться с декларацией и документами в налоговом органе. И, получив необходимую информацию, легализовать ее через другие источники, а затем заявить, что сведения о преступлении были получены не из декларации и представленных с ней документов, а из иных источников», – полагает он.

По мнению адвоката, достижение цели «амнистии капиталов» возможно только при законодательно установленном запрете на использование декларации в качестве повода и основания для проверки сообщения о преступлении, проведения оперативно-розыскных мероприятий и возбуждения уголовных дел, а также при безусловном освобождении от уголовной ответственности за совершение задекларированных действий.

Адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов отметил, что законопроект в целом следует расценивать положительно. Однако, по мнению эксперта, можно выделить несколько очевидных недочетов. В первую очередь он обратил внимание на тот факт, что предложенная редакция ст. 75 УПК в части признания недопустимыми доказательствами помимо сведений, содержащихся в специальной декларации, также и самого факта подачи специальной декларации не соответствует концептуальному определению доказательств в действующем уголовно-процессуальном законе. «Если ранее действующий УПК РСФСР 1960 г. относил к доказательствам фактические данные, то сегодня в ст. 74 УПК РФ доказательства определяются исключительно как сведения, а не факты», – пояснил он.

По словам адвоката, на практике серьезные проблемы может повлечь абсолютный запрет на изъятие специальной декларации при производстве следственных действий по преступлениям в сфере экономической деятельности, указанным в п. 4.1 ст. 164 УПК. «К примеру, специальная декларация вне зависимости от ее содержания может быть признана вещественным доказательством. Предлагаемый запрет совершенно необоснованно лишит следственные и судебные органы возможности какого-либо уголовно-процессуального использования декларации», – указал Валерий Саркисов. Он также высказал опасение, что при принятии законопроекта в предложенной редакции возможности сослаться на специальную декларацию как на доказательство может быть лишена и сторона защиты, что недопустимо.

По мнению адвоката АП Вологодской области Ильи Трайнина, законопроект направлен на то, чтобы гарантировать декларантам безопасность, исключив возможность использования поданной спецдекларации против них самих. «Но здесь нужна специальная оговорка, о том, что сам декларант может использовать соответствующие документы и сведения в качестве доказательств при опровержении обвинения или подозрения. Представляется, что предлагаемые изменения в нынешнем их виде могут быть истолкованы отдельными представителями органов уголовного преследования как исключающие возможность использования спецдекларации в качестве доказательства даже при ее представлении самим декларантом», – подвел итог эксперт.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о