Вопросы юристу


Совет АП г. Москвы поддержал адвоката, устранившегося от участия в деле во избежание двойной защиты

Он подчеркнул, что, установив, что в уголовном деле участвует защитник по соглашению, который не смог присутствовать в заседании, а обвиняемый отказался от защитника по назначению, тот был обязан устраниться от участия в уголовном деле

Совет АП г. Москвы поддержал адвоката, устранившегося от участия в деле во избежание двойной защиты

По мнению одного из адвокатов, проблема необоснованной замены защитника по соглашению на защитника по назначению органов предварительного расследования либо суда в настоящее время стоит особо остро. Другая подчеркнула, что практическая ценность решения заключается в том, что в нем подробно, со ссылкой на действующие положения и решения органов адвокатского сообщества разъясняется алгоритм действий адвоката, попавшего в крайне неприятную ситуацию «двойной защиты».

Совет АП г. Москвы опубликовал решение о прекращении дисциплинарных производств в отношении защитника по назначению, который устранился от участия в уголовном деле ввиду отказа от него обвиняемого, имевшего защитника по соглашению, и в отношении этого защитника по соглашению, который дважды не смог участвовать в судебном заседании.

Обстоятельства устранения адвоката от участия в деле

Адвокат Ш. осуществлял защиту обвиняемого Б. на основании соглашения. 8 ноября 2021 г. должно было состояться заседание по рассмотрению ходатайства следователя о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, однако ввиду неявки защитника и необеспечения участия Б. оно было отложено на день. При этом адвокат Ш. уведомил суд о невозможности явки в назначенную дату.

9 ноября 2021 г. адвокат М. принял заявку АИС АПМ на осуществление защиты Б. в порядке, установленном ст. 50 и 51 УПК РФ, и явился в суд. Однако обвиняемый отказался от осуществления данным адвокатом его защиты в связи с наличием у него защитника по соглашению. В ходе судебного заседания М. поддержал позицию обвиняемого. Тем не менее председательствующий судья отказал в удовлетворении заявления обвиняемого Б. об обстоятельствах, исключающих участие в производстве по делу защитника М. Решение было мотивировано отсутствием предусмотренных ст. 72 УПК оснований к отводу защитника, отсутствием убедительных и обоснованных доводов, указывающих на невозможность осуществления защиты обвиняемого адвокатом, назначенным судом, а также неявкой уведомленного о времени и месте судебного заседания адвоката Ш. Несмотря на это, адвокат М. после оглашения постановления устранился от участия в деле в качестве защитника обвиняемого и покинул заседание.

Срок содержания Б. под стражей был продлен на месяц, однако апелляционным постановлением Московского городского суда постановление первой инстанции было отменено в связи с тем, что суд провел судебное заседание без участия избранного обвиняемым Б. защитника, чем фактически лишил его права на надлежащую квалифицированную защиту. Вместе с тем ходатайство следователя было удовлетворено, и срок меры пресечения вновь был продлен.

Попытка привлечения обоих адвокатов к дисциплинарной ответственности

В декабре 2021 г. в АП г. Москвы поступило обращение судьи районного суда, в котором был поставлен вопрос о привлечении адвоката Ш. к дисциплинарной ответственности в связи с его неявками в судебные заседания 8 и 9 ноября 2021 г. Впоследствии президент АП г. Москвы возбудил дисциплинарное производство.

9 февраля 2022 г. Квалификационной комиссией АП г. Москвы было вынесено заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в части доводов о неявках адвоката Ш. в судебные заседания вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм законодательства об адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката. 24 марта Совет АП ГМ поддержал эти выводы.

Позднее в частном постановлении судья Московского городского суда вновь поставил вопрос о привлечении адвоката Ш. к дисциплинарной ответственности по тем же основаниям. Кроме того, в нем было выдвинуто дисциплинарное обвинение в отношении адвоката М. за самоустранение от осуществления защиты обвиняемого Б. в состоявшемся 9 ноября 2021 г. судебном заседании, что выразилось в покидании данного судебного заседания М. без разрешения председательствующего.

Совет палаты не выявил нарушений

При повторном рассмотрении дисциплинарных обвинений в отношении адвоката Ш. Совет АП г. Москвы пришел к выводу о наличии обстоятельства, исключающего возможность дисциплинарного производства. Он указал, что дисциплинарные обвинения ранее уже были рассмотрены с вынесением Квалифкомиссией заключения, а Советом – решения. При этом, согласно подп. 1 п. 3 ст. 21 КПЭА, обстоятельством, исключающим возможность дисциплинарного производства, является состоявшееся ранее решение Совета по дисциплинарному производству с теми же участниками, по тем же предмету и основанию, отмечено в решении.

Совет разъяснил, что обращение и частное постановление судей содержат тождественные доводы о привлечении адвоката Ш. к дисциплинарной ответственности за одни и те же действия (бездействие). Учитывая, что данные обращения направлены в АП г. Москвы в связи с реализацией одних и тех же полномочий суда как публичного органа власти, Совет применил положения подп. 1 п. 3 ст. 21 КПЭА. Таким образом, Совет АП г. Москвы прекратил дисциплинарное производство, возбужденное в отношении адвоката Ш.

Рассматривая данное дисциплинарное обвинение в отношении адвоката М., Совет принял во внимание правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 17 июля 2019 г. № 28-П, согласно которой, если назначенный защитник не устраивает подозреваемого, обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им в деле позиции или по другой причине, подозреваемый, обвиняемый вправе отказаться от его помощи. Такой отказ не должен отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица.

КС подчеркивал, что обоснованность отказа от конкретного защитника должна оцениваться в том числе исходя из указанных в ст. 72 УПК обстоятельств, исключающих его участие в деле, а также с учетом норм ст. 6 и 7 Закона об адвокатуре, закрепляющих полномочия и обязанности адвоката. При этом отмечалось, что УПК прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению. Такой отказ не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным.

При этом Конституционный Суд резюмировал, что решение об отклонении отказа от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению по мотивам злоупотребления правом на защиту должно быть обоснованным и мотивированным и само по себе не должно исключать возможности приглашенного защитника выполнить взятое на себя поручение.

Также Совет АП г. Москвы напомнил, что Совет ФПА 27 сентября 2013 г. утвердил Решение «О двойной защите», в п. 1 которого указано на недопустимость участия в уголовном судопроизводстве адвокатов, назначенных следственными органами и судами защитниками, в качестве дублеров. Совет ФПА подчеркивал, что участие в деле наряду с защитником по соглашению защитника по назначению допустимо лишь в том случае, если отклонение отказа от него следователь или суд мотивируют именно злоупотреблением со стороны обвиняемого либо приглашенного защитника своими правомочиями и выносят о таком злоупотреблении обоснованное решение с приведением конкретных фактических обстоятельств.

Обращаясь к своим Разъяснениям № 11 по вопросам профессиональной этики адвоката «Об участии в уголовном судопроизводстве защитников по назначению» от 18 января 2016 г., Совет АП г. Москвы отметил, что навязывание адвокатом подозреваемому, обвиняемому своей юридической помощи в качестве защитника недопустимо ни при каких обстоятельствах, в том числе и при осуществлении защиты по назначению. В равной мере недопустимым является такое навязывание и со стороны органов и лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, в отсутствие законных оснований для назначения защитника.

В разъяснениях отмечалось, что адвокат, назначенный защитником и установивший факт наличия у того же лица защитника по соглашению, обязан незамедлительно предпринять действия, направленные на прекращение своего участия в деле. Такой защитник должен поддержать заявление подозреваемого, обвиняемого об отказе от него, подать собственное аналогичное заявление и проявить настойчивость с целью надлежащего рассмотрения и разрешения этих заявлений дознавателем, следователем или судом, а при их отказе или уклонении от принятия такого решения адвокат должен покинуть место процессуальных действий, сделав соответствующие заявления. Совет палаты отметил, что такие действия защитника по назначению не могут расцениваться как отказ от защиты и являются не только правомерными, но и обязательными.

Продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, только при условии, что процессуальное решение, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое поведение подозреваемого, обвиняемого и/или защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода.

Обращаясь к п. 4 своего Разъяснения № 13 «Об обеспечении непрерывности защиты по назначению» от 30 сентября 2019 г., Совет АП г. Москвы отметил, что адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению, обязан явиться к инициатору заявки, представить ордер и предъявить удостоверение, после чего выяснить, имеется ли у обвиняемого защитник по назначению или соглашению. Если у обвиняемого имеется защитник по соглашению, то адвокат обязан действовать в соответствии с вышеуказанными Разъяснениями № 11.

Учитывая это, Совет АП г. Москвы заметил, что постановление районного суда, которым было отказано в удовлетворении заявления обвиняемого Б. об обстоятельствах, исключающих участие в производстве по делу защитника М., не мотивировано недобросовестным поведением Б. либо приглашенного им защитника – адвоката Ш. Оно не содержит и указания на конкретные фактические обстоятельства, свидетельствующие о совершении обвиняемым Б. и (или) адвокатом Ш. действий, направленных на дезорганизацию судебного заседания, замечено в решении. При таких обстоятельствах адвокат М., установивший, что в уголовном деле участвует защитник Б. по соглашению, был обязан устраниться от участия в уголовном деле.

Таким образом, Совет пришел к выводу, что адвокат М. не допустил нарушения норм профессиональной этики адвоката и действовал в строгом соответствии с вышеприведенными разъяснениями, и прекратил дисциплинарное производство в его отношении вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм законодательства об адвокатуре.

Адвокаты поддержали позицию Совета АП г. Москвы

Адвокат АП Краснодарского края, к.ю.н. Сергей Филимонов отметил, что решение Совета АП г. Москвы является актуальным, поскольку проблема необоснованной замены защитника по соглашению на защитника по назначению органов предварительного расследования либо суда в настоящее время стоит особо остро. Он полагает, что в данном случае защитник по назначению поступил в строгом соответствии с п. 3 ч. 1 Закона об адвокатуре, выполняя требования п. 1, 2 ч. 1 ст. 9 КПЭА, которые запрещают защитнику по уголовному делу действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды.

«С моей точки зрения, к сожалению, истинной причиной направления в АП г. Москвы частного постановления Московского городского суда по доводам о необходимости привлечения к дисциплинарной ответственности защитника по назначению является попытка создать условия для опасного прецедента. Речь идет о привлечении к дисциплинарной ответственности адвоката по назначению за защиту интересов доверителя, поскольку он не поступил так, как было удобнее органам предварительного расследования и суду первой инстанции, “закрыв глаза” на соблюдение корпоративной этики и права доверителя», – поделился Сергей Филимонов.

По его мнению, в сложившейся ситуации необходимо обжаловать частное постановление Московского городского суда в связи с его необоснованностью и добиться его отмены. «По всем случаям попыток инициирования дисциплинарной ответственности защитника по назначению со стороны наших процессуальных оппонентов и суда за проявленную адвокатами законную и принципиальную позицию, направленную на защиту интересов доверителя, необходимо реагировать оперативно», – считает адвокат.

Сергей Филимонов полагает, что решение Совета АП г. Москвы является своевременным и грамотным ответом на поступившие в адрес корпорации вызовы: «Адвокаты по назначению будут уверены в том, что они впредь будут защищены от риска привлечения к дисциплинарной ответственности за проявленную ими позицию по недопущению “двойной защиты”, и это приведет к усилению доверия к адвокатуре со стороны наших подзащитных».

Адвокат КА «Полковников, Тарасюк и партнеры» Светлана Тарасюк подчеркнула, что случаи подмены защитника по соглашению на защитника по назначению в отсутствие законных оснований не так уж редки в следственно-судебной практике, и при этом говорить необходимо именно о «подмене», а не о «замене» защитника, так как «замена» подразумевает законность и обоснованность действий органа, осуществляющего производство по уголовному делу.

Светлана Тарасюк отметила, что подмена защитника, в подавляющем большинстве случаев – следствие некомпетентного либо халатного отношения следствия и суда к своим обязанностям по надлежащему и своевременному уведомлению сторон уголовного судопроизводства, в первую очередь – адвокатов. По ее мнению, это приводит к тому, что адвокат – защитник по соглашению (либо ранее назначенный адвокат) по объективным и уважительным причинам лишается возможности осуществить свои обязанности по защите. «Не ошибусь, если скажу, что каждый читающий эти строки адвокат не раз сталкивался с ситуацией, когда его уведомляли о назначенном судебном заседании либо следственном действии буквально за считанные часы (а то и минуты) до его начала, несмотря на то что сроки уведомления о предстоящих следственных и процессуальных действиях установлены уголовно-процессуальным законодательством», – полагает адвокат.

Светлана Тарасюк подчеркнула, что решение Совета палаты имеет высокую практическую ценность, поскольку в нем подробно, аргументированно, со ссылкой на действующие положения и решения органов адвокатского сообщества разъясняется алгоритм действий адвоката, попавшего в крайне неприятную ситуацию «двойной защиты».

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о