Вопросы юристу


Принятие проектной документации без замечаний не лишает заказчика права указывать на ее недостатки позднее

Верховный Суд пояснил, что в ситуации, когда предусмотренный договором результат работ не достигнут, не на заказчике, а на подрядчике, претендующем на оставлении части предварительной оплаты за собой, лежит бремя доказывания того, что подготовленная им документация имеет какую-то ценность для заказчика

Принятие проектной документации без замечаний не лишает заказчика права указывать на ее недостатки позднее

По мнению одного из экспертов, доводы ВС РФ являются обоснованными и справедливыми, поскольку главная цель любого договора подряда, включая проектные работы, – это получение результата, который будет отвечать требованиям заказчика. Другая подчеркнула, что ВС, исходя из принципа свободы договора, учитывал условия заключенного между сторонами договора, в частности условие об обязанности исполнителя устранить недостатки работ, выявленные экспертизой.

6 октября Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС21-16647 (2) по делу № А56-48029/2020 о включении в реестр требований кредиторов подрядчика убытков в виде суммы, перечисленной заказчиком в счет оплаты работ по договору подряда.

Спор из-за проектной документации

9 сентября 2019 г. ПАО «Аэрофлот – российские авиалинии» заключило с АО «ЭлТех СПб» договор о выполнении работ по корректировке проектно-сметной документации в отношении ангара для технического обслуживания воздушных судов. По условиям сделки работы включали в себя три этапа, за каждый из которых была предусмотрена своя цена. Договором предусматривалось, что результатом работ является проектная и сметная документация, соответствующая требованиям действующих нормативных документов, имеющая положительные заключения ФАУ «Главное управление государственной экспертизы» в соответствии с Положением о порядке организации и проведения госэкспертизы, утвержденным Правительством РФ 5 марта 2007 г. № 145. Кроме того, результат работы должен был соответствовать Положению о проведении проверки достоверности определения сметной стоимости строительства, утвержденному Правительством РФ от 18 мая 2009 г. № 427. При несоблюдении подрядчиком сроков выполнения работ (сроков, установленных календарным планом) заказчик согласно договору вправе потребовать уплаты пеней в размере 0,05% от цены договора за каждый день просрочки.

11 сентября 2019 г. подрядчиком были предъявлены работы по первому этапу. По акту приема-передачи работ от 17 октября 2019 г. заказчик принял работы по второму этапу. Платежными поручениями от 8 ноября 2019 г. заказчик перечислил обществу стоимость работ первого и второго этапов в сумме 17,3 млн руб. Вместе с тем 20 марта 2020 г. Главгосэкспертизой были даны отрицательные заключения на проектную и сметную документацию по причине того, что результаты инженерных изысканий не соответствуют требованиям технических регламентов, а сметная стоимость строительства определена недостоверно. По акту от 26 апреля 2020 г. заказчик принял измененную после замечаний проектную документацию, отмечая, что работы выполнены с надлежащим качеством и он не имеет претензий к подрядчику относительно объема работ и срока их выполнения.

Впоследствии «Аэрофлот» в рамках дела о банкротстве общества «ЭлТех СПб» обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов убытков в виде суммы, перечисленной в счет оплаты работ по первому и второму этапам, стоимости услуг по экспертизе документации, оказанных Главгосэкспертизой, а также неустойки за просрочку выполнения работ. Авиакомпания ссылалась на то, что подрядчик так и не выполнил предусмотренные договором обязательства, так как не подготовил отвечающую положениям нормативных документов проектно-сметную документацию, имеющую положительные заключения Главгосэкспертизы, и не исполнил направленное в его адрес требование от 17 ноября 2020 г. об устранении недостатков в срок до 30 ноября 2020 г.

Первая инстанция признала требования необоснованными, с чем согласились апелляция и кассация. Они исходили из того, что работы были приняты заказчиком по актам приема-передачи без замечаний. Довод истца о том, что факт ненадлежащего выполнения работ подтверждается отрицательными заключениями Главгосэкспертизы, суды отклонили. По их мнению, целью экспертизы не являлось определение соответствия результатов работ условиям договора и ей не устанавливались ни факты ненадлежащего выполнения работ применительно к договору, ни обстоятельства, указывающие на выдачу отрицательного заключения именно по вине исполнителя. Заключения объективно не подтверждают прямую причастность общества к несоответствию результатов работ требованиям нормативных документов, указали суды.

Кроме того, суды сослались на размещенную в открытом государственном реестре заключений информацию о выдаче Главгосэкспертизой 30 декабря 2020 г. положительного заключения в отношении проектной документации и результатов инженерных изысканий, соисполнителем по которой являлось общество. Таким образом, суды не нашли оснований для квалификации денежных средств, перечисленных «Аэрофлотом» Главгосэкспертизе, в качестве убытков заказчика, возникших по вине исполнителя.

Также суды сочли, что требование кредитора о выплате неустойки не отвечает принципу добросовестности, поскольку заказчик принял работы по первому и второму этапам, указав в акте на отсутствие претензий по поводу объема, качества и сроков их выполнения. Отклоняя требование о начислении неустойки по третьему этапу работ, суды исходили из отсутствия возможности достижения предусмотренного договором результата (получения положительного заключения экспертизы) в силу специальной правосубъектности экспертного учреждения, выдающего заключение. Кроме того, суды указали на то, что договор прекратился по сроку действия 31 мая 2020 г. и поэтому заказчик не вправе начислять неустойку за период после прекращения договора.

«Аэрофлот» обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить судебные акты, а обособленный спор – направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Верховный Суд указал на ошибки нижестоящих инстанций

Рассмотрев дело, ВС пояснил, что заключенный авиакомпанией и «ЭлТех СПб» договор является договором подряда о выполнении проектно-изыскательских работ (ст. 758 ГК РФ). По такому договору подрядчик обязан, в частности, при необходимости согласовывать готовую техническую документацию вместе с заказчиком с компетентными государственными органами. При этом заказчик в силу абз. 5 ст. 762 ГК РФ обязан участвовать вместе с подрядчиком в согласовании готовой технической документации, если иное не установлено договором.

Экономколлегия отметила, что указанная сделка была заключена не в целях выполнения обществом проектных и изыскательских работ как таковых – она была направлена на достижение результата этих работ, пригодного для использования компанией по назначению, включающего, наряду с собственно проектной и сметной документацией, положительные заключения государственной экспертизы. Проекты и сметы, не имеющие положительных заключений Главгосэкспертизы, не могли быть использованы заказчиком и не представляли для него потребительской ценности.

В определении подчеркивается, что в отношении сметной документации суды не установили факты устранения выявленных в ходе проведения госэкспертизы недостатков и получения впоследствии положительного заключения. В отношении проектной документации суды сослались на информацию в сети «Интернет» о наличии последующего положительного заключения от 30 декабря 2020 г. Однако ВС посчитал, что суды в нарушение требований ст. 71, 168, 170 и 266 АПК РФ не проверили доводы компании относительно того, что это заключение получено на документацию, подготовленную новым подрядчиком, подысканным компанией вместо неисполнившего договорные обязательства общества, а последнее упомянуто в общедоступном государственном реестре заключений лишь в качестве лица, готовившего предыдущую версию проектной документации, признанную Главгосэкспертизой недоброкачественной.

По мнению Экономколлегии, вопреки выводам судов сам по себе факт подписания компанией актов о приемке проектной и сметной документации без замечаний не свидетельствует о возникновении на ее стороне обязательства по оплате. Согласно условиям договора результат считается достигнутым лишь при наличии положительного заключения госэкспертизы, а недостатки специфической строительной документации не относятся к числу явных (ст. 720, 721, 758 ГК РФ).

В определении отмечается, что суды неверно распределили бремя доказывания. Именно на обществе лежало бремя подтверждения того, что отрицательные заключения были выданы Главгосэкспертизой по обстоятельствам, за которые отвечает компания. На такие доказательства суды не сослались. ВС пояснил, что согласно п. 1 ст. 716 ГК РФ подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении, в частности, непригодности предоставленной заказчиком технической документации, иных не зависящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности результатов выполняемой работы. При этом п. 2 данной статьи предусмотрено, что подрядчик, не предупредивший заказчика об указанных обстоятельствах, не вправе ссылаться на данные обстоятельства.

ВС подчеркнул: судами не установлено, что общество «ЭлТех СПб», приступившее к исполнению принятых на себя по договору обязательств, вплоть до передачи проектной и сметной документации экспертам заявляло об отсутствии информации, необходимой для надлежащей подготовки проектов и смет. Суд принял во внимание, что письмом от 17 ноября 2020 г. компания на основании п. 2 ст. 761 ГК РФ потребовала, чтобы общество безвозмездно переделало документацию, и общество не представило доказательств, свидетельствующих об исполнении данного требования.

Обращаясь к абз. 2 п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35, Верховный Суд указал, что с открытием в отношении общества процедуры конкурсного производства требование компании о выполнении работ трансформировалось в денежное. При таких обстоятельствах вывод судов о том, что у «ЭлТех СПб» не отпали правовые основания для удержания полученной по договору оплаты, является неверным.

В ситуации, когда предусмотренный договором результат работ не достигнут, не на заказчике, как ошибочно сочли суды, а на подрядчике, претендующем на оставлении части предварительной оплаты за собой, лежит бремя доказывания того, что подготовленная им документация имеет какую-то ценность для заказчика, посчитал ВС. Он пояснил, что незаявление компанией ходатайства о проведении судебной экспертизы документации, составленной обществом, ссылки компании в ходе рассмотрения спора на достаточность доказательственной базы не давали оснований для упрека кредитора в непринятии им необходимых процессуальных мер для подтверждения своих требований.

Как указал Суд, заявитель ссылался на то, что он оплатил услуги по проведению госэкспертизы проектной и сметной документации, подготовленной обществом, перечислив денежные средства Главгосэкспертизе, которая дала отрицательные заключения. ВС подтвердил, что эти расходы согласно п. 1 ст. 393, п. 2 ст. 761 ГК РФ являются убытками заказчика, возникшими по вине подрядчика, подготовившего недоброкачественные документы и не предупредившего заказчика о недостатках до передачи данных документов на экспертизу.

В определении указано, что суды отказали в удовлетворении требования авиакомпании о выплате неустойки по основаниям, не предусмотренным законом. Так, подписание компанией актов о приемке проектной и сметной документации, с указанием на отсутствие претензий по объему, качеству и срокам выполнения работ, в данном случае не могло быть квалифицировано как соглашение об отказе от применения кредитором мер ответственности к должнику за просрочку исполнения. Как пояснил Суд, «Аэрофлот», снимая претензии по срокам выполнения работ, исходил из того, что ему передается доброкачественная документация – заказчик не отказался бы от получения пеней, зная о недостатках работ. Вопреки выводам судов не авиакомпания, а общество «ЭлТех СПб», не раскрывшее контрагенту необходимую информацию, действовало недобросовестно. В связи с этим заявление общества о наличии в актах записи об отсутствии претензий следовало отклонить, полагает ВС.

Также Суд посчитал несостоятельными ссылки подрядчика на истечение срока действия договора. Окончание срока действия договора не влечет прекращение всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. ВС заметил, что в анализируемый договор о выполнении проектно-изыскательских работ не включены оговорки о том, что по истечении срока действия договора обязательства сторон по нему прекращаются, и о том, что после истечения срока действия договора стороны освобождаются от ответственности за его нарушение.

Кроме того, Верховный Суд пришел к выводу, что начисление договорной неустойки за нарушение срока выполнения работ по третьему этапу не противоречит положениям ст. 330 ГК РФ. Результат работ включал в себя получение положительных заключений госэкспертизы на проектную и сметную документацию. Он уточнил, что соответствующее условие договора соотносится с положениями действующего законодательства в сфере градостроительной деятельности.

Посчитав, что допущенные судами нарушения норм права являются существенными, ВС отменил обжалуемые судебные акты, направив обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Эксперты оценили выводы Верховного Суда

Комментируя определение, юрист АБ Asterisk Вячеслав Климов отметил, что доводы ВС РФ являются обоснованными и справедливыми. «Главная цель любого договора подряда, включая проектные работы, – это получение результата, который будет отвечать требованиям заказчика. Говоря простым языком, представлять для него ценность. Ситуации, при которой заказчик получает некачественную проектную документацию, потому что он подписал акт приема-передачи (добросовестно полагая, что недостатков у документов нет), недопустимы. Сам по себе акт никак не свидетельствует о достижении главной цели договора в виде положительного результата», – считает эксперт.

Вячеслав Климов подчеркнул, что в рассматриваемой ситуации подрядчик не сообщил заказчику об имеющихся недостатках при передаче документации, не достиг положительного результата согласно условиям договора. И поскольку у заказчика имеется в этой связи право требовать возмещения убытков (ст. 761 ГК РФ), ВС РФ справедливо посчитал, что суды незаконно лишили его этой возможности, пояснил эксперт.

Юрист Елена Чуднова полагает, что рассматриваемое дело является очень интересным с точки зрения правоприменения. Она отметила, что проблема взыскания убытков с контрагентов после приемки результата выполненных работ актуальна и на сегодняшний день судебная практика в РФ по данной категории все еще противоречива. Так, некоторые суды исходят из того, что наличие актов приемки работ, подписанных заказчиком без замечаний, не лишает его права представить суду возражения по качеству работ и не является препятствием к применению ст. 723 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 июля 2022 г. по делу № А56-127226/2019). Но, заметила она, есть и противоположные примеры, указывающие на то, что при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от заказчика по характеру отношений сторон, при приемке работ он должен был установить посредством всех зависящих от него мер соответствие выполненных работ проектной документации. Например, ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 25 марта 2010 г. по делу № А70-5589/2009 пришел к выводу о том, что истец утратил основания ссылаться на обнаруженные недостатки выполненных работ. 

По мнению эксперта, ВС принял правильное решение, поскольку в данной ситуации заказчик полностью лишен возможности контролировать ход и выполнение работ с точки зрения их качества, ведь он не является и не может являться специалистом, способным выявить при приемке недостатки такого вида работ. Елена Чуднова отметила, что Суд, исходя из принципа свободы договора, учитывал условия заключенного между сторонами договора, в частности условие об обязанности исполнителя устранить недостатки работ, выявленные экспертизой.

Елена Чуднова подчеркнула, что имеется судебная практика, свидетельствующая о том, что заказчик не вправе предъявлять требования о безвозмездном устранении результатов работ, если работы им не приняты. Поэтому сам по себе акт о приемке, подписанный без замечаний, не лишает сторону права предъявить претензии по качеству работ, если недостатки были выявлены на стадии их проверки уполномоченным специалистом. «Определение вносит ясность в части необходимости тщательного исследования условий заключенных между сторонами спора договоров и представленных ими доказательств. Верховный Суд дает четко понять, что “шаблонное” рассмотрение дел нижестоящими судами может привести к отмене их решений. Я надеюсь, комментируемое определение поставит точку для правоприменителя, который начнет формировать единый подход судов к разрешению подобных споров, прежде всего к исследованию фактических обстоятельств дела и толкованию условий конкретных договоров», – резюмировала эксперт.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о