Вопросы юристу


Верховный суд решал, взыскивать ли убытки с медлительных приставов


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Взыскатель очень долго ждал, когда приставы перечислят ему средства от должника. По одной сумме просрочка была год, по другой — год и девять месяцев. Кредитор признал действия приставов незаконными, а потом отправился взыскивать убытки, которые он посчитал по ключевой ставке — по правилам ст. 395 ГК. Кассация отказала, потому что отношения не гражданско-правовые. Кредитор пожаловался в ВС. Как рассказали на заседании представители ФССП, проблема была в том, что взыскатель просил перечислить деньги на счет представителя по доверенности. Юристы госоргана уверяли, что просрочки не было, да и убытков тоже.

«Торговый дом «Калинка» взыскивает со службы судебных приставов убытки за медленную работу. ТД ждал 3,5 млн руб. от «АльфаСтрахования» по судебному решению. Деньги поступили на депозитный счет Даниловского отдела судебных приставов УФССП по Москве 15 января 2018 года, но задержались там на много месяцев. Дело в том, что «Калинка» сама должна была Сбербанку 2,3 млн руб. по акту третейского суда. Производство вел Среднеахтубинский районный отдел судебных приставов УФССП по Волгоградской области. Приставы взыскали долг перед Сбербанком из дебиторской задолженности торгового дома и отправили ему остаток в сентябре 2019-го, то есть через год и девять месяцев после их поступления на депозитный счет госоргана.

Проблема оказалась в том, что у «Калинки» заблокировали счета и она не могла получить деньги самостоятельно. Приставы долго сомневались, можно ли отправлять средства на счет представителей. Эти аргументы обсуждались, в частности, и в Верховном суде. 

В «Калинке» были уверены, что такой подход некорректен, поэтому через суд добились признания бездействия незаконным (дело № А40-42972/2018). Правда, поначалу Арбитражный суд города Москвы занял сторону приставов. В апреле 2018-го он пришел к выводу, что нельзя перечислить средства лицу, которое не является стороной исполнительного производства. Ссылался, в частности, на постановление Конституционного суда об этом (от 19.04.2007 № 307-0-0 у). Но АС Московского округа отправил дело на пересмотр. На новом круге суды приняли решение в пользу взыскателя, руководствуясь более свежей позицией ВС в определении от 15 мая 2017 года № 305-КГ17-5508. Там разрешается перечислять средства на счет представителя, если в доверенности от взыскателя указаны конкретные реквизиты. В сентябре 2019-го акт 9-го ААС о признании бездействия незаконным вступило в силу. И тогда в его исполнение приставы перечислили деньги. Они уложились в 30 дней со дня вступления решения в силу.

Но «Калинка» решила, что слишком долго ждала денег, и пошла взыскивать убытки через суд (дело № А12-28997/2020). Компания указывала, что приставы должны были перечислить средства в течение пяти операционных дней со дня поступления на депозитный счет (ч. 1 ст. 110 закона «Об исполнительном производстве»), и требовала возместить ущерб на основании статей ГК об убытках (ст. 15) и вреде, причиненном госорганами (ст. 1069). Две инстанции согласились с расчетами истца частично, взыскав 235 695 руб., рассчитанных по правилам ст. 395 ГК. А конкретно:

  • за просрочку выплаты 1,1 млн руб. с 23 января 2018 года по 27 сентября 2019 года (московское отделение ФССП) — 149 451 руб.;
  • за просрочку выплаты 1,1 млн руб. с 9 июня 2018 года по 24 мая 2019 года (волгоградское отделение) — 86 244 руб.

АС Поволжского округа нашел в расчетах ошибку: «Калинка» произвела расчет убытков по правилам ст. 395 ГК («Ответственность за неисполнение денежного обязательства»). Но отношения между взыскателем и службой приставов не основаны на нормах обязательственного права, отметила кассация. По ее мнению, заявленную сумму нельзя считать по ст. 15 и 1069.

Жалобы в Верховный суд подали «Калинка» и Максим Осипкин (это ее представитель, получатель средств и правопреемник в этом споре). Они указывали, что не заявляли требования о взыскании процентов по ст. 395, а заявляли ущерб по статьям 15, 16, 1069. Как говорится в кассационных жалобах, это минимальный размер убытков, причиненных незаконными действиями приставов. В частности, возможность взыскания убытков подтверждается постановлением Президиума ВАС от 28.07.2009 № 6961/09: «Если вследствие несвоевременного исполнения ответчиком своих обязанностей по исполнению судебного акта и перечислению денежных сумм причинен вред взыскателю, взыскатель может использовать меры судебной защиты согласно нормам материального права, в том числе путем предъявления самостоятельного требования».

«Нам важно, кому мы перечисляем деньги»

Экономколлегия рассмотрела жалобу 8 июня. В заседании Максим Осипкин и его представитель Марина Удодова повторили свои доводы. Юрист подчеркнула, что в иске заявлен минимальный размер убытков, который причинили приставы. А незаконность их действий подтверждается судебным решением.

Оснований для взыскания убытков нет, возразила представитель ФССП Москвы Екатерина Саломатина. По ее мнению, реальный ущерб не причинен, упущенная выгода не доказана. Она обратила внимание, что дело о незаконности действий приставов рассматривалось полтора года и поначалу его разрешили в пользу госоргана.

В исполнительном производстве было несколько доверенностей и пристав не имел банковских реквизитов взыскателя, напомнила еще одна представитель ФССП Анжелика Смирнова. А Саломатина сослалась на положения инструкции о порядке учета средств, поступающих во временное распоряжение структурных подразделений территориальных органов Федеральной службы судебных приставов, утвержденной приказом Минюста и Минфина от 25.01.2008 № 11/15н. Там говорится, что деньги со счетов подразделений перечисляются именно на счет взыскателя.

Как напомнила Смирнова, судебная практика по этому вопросу менялась, в 2016 году Верховный суд высказывался, что по доверенности получать средства нельзя. В 2017-м позволил, если реквизиты счета указаны в доверенности от взыскателя. «Я не считаю, что что-то можно ставить нам в упрек, потому что нам важно, кому мы перечисляем деньги, — заявила Смирнова. — В законе указано — взыскатель». 

По ее мнению, иные варианты могут грозить исками. Она привела в пример другой случай с «Калинкой», которая выдала доверенность на получение денег, а потом взыскивала с этого человека неосновательное обогащение (как пояснил корреспонденту Право.ru вне заседания Осипкин, тот человек, получив деньги для компании, ей их не передал. — Прим. ред.)  

Убытки же и вовсе невозможны в этой ситуации, убеждали судей представители ФССП. Ведь проценты взимаются за неправомерное пользование средствами. А госорган не мог пользоваться деньгами, которые размещались на депозите, и не получил никакой выгоды, выступала Саломатина.

— Просрочку вы никакую не признаете? — уточнила судья ВС Марина Пронина.

— Нет, — отрезала Саломатина.

— Убытки тоже нет?

— Нет состава, — ответила юрист ФССП.

— Если бездействие судебных приставов имело место — это не состав? — поинтересовалась Пронина.

— Это только часть состава, — заявила Смирнова. — Причинно-следственной связи нет.

А судьи, выслушав участников процесса, решили отправить дело на новое рассмотрение. 

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о