Вопросы юристу


Принят закон, расширяющий полномочия прокурора в арбитражном процессе

Согласно финальной редакции поправок прокурор вправе вступать в дело, помимо прочего, и в случае нарушения антисанкционного законодательства

Принят закон, расширяющий полномочия прокурора в арбитражном процессе

Один из экспертов «АГ», положительно оценив часть поправок о возможности прокурора вступать в банкротные дела, затрагивающие жилищные права граждан, заметил: это не означает, что инициатива надлежащим образом доработана и не имеет недостатков, поскольку предоставление возможности – это право, а не обязанность прокурора. Другой полагает, что логичнее было бы для данной специальной функции предоставить такие права именно специализированному органу, а не прокуратуре, которая призвана надзирать за соблюдением законности в целом.

8 июня Госдума в третьем чтении приняла закон (законопроект
№ 1192314-7), вносящий поправки в Арбитражный и Гражданский процессуальные кодексы относительно участия прокурора в арбитражном процессе, направленные, как отмечается в пояснительной записке, на «исключение возможности использования в противоправных целях недобросовестными участниками хозяйственного оборота института судебной власти».

Как ранее писала
«АГ», изначально поправками предлагалось дополнить ч. 1 ст. 52 «Участие в деле прокурора» АПК указанием на то, что прокурор имеет право на обращение в арбитражный суд с исками о признании недействительными сделок, совершенных в целях уклонения от исполнения обязанностей и процедур, предусмотренных законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, законодательством о налогах и сборах, валютным законодательством, правом Евразийского экономического союза и российским законодательством о таможенном регулировании, и о применении последствий их недействительности.

Принятый закон данное положение дополняет указанием на то, что прокурор также имеет право на обращение в арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок, совершенных с нарушением законодательства, устанавливающего специальные экономические меры, меры воздействия (противодействия) на недружественные действия иностранных государств, и о применении последствий недействительности таких сделок.

Согласно закону прокурор будет иметь право вступать в дела на любой стадии арбитражного процесса, если будут выявлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что являющийся предметом судебного разбирательства спор инициирован в целях уклонения от исполнения обязанностей и процедур, предусмотренных законодательством о ПОД/ФТ. Также прокурор может вступить в дело на любой его стадии с процессуальными правами и обязанностями лица, участвующего в деле, в том числе при рассмотрении арбитражным судом заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений. Аналогичные изменения внесены и в ст. 45 ГПК, для того чтобы прокурор смог дать заключения по таким делам.

В финальной редакции поправок ч. 5 ст. 52 АПК РФ дополнена указанием на то, что в целях обеспечения законности прокурор вправе вступить в дело о банкротстве в случае, если в рамках этого дела затрагиваются жилищные права граждан, в том числе несовершеннолетних.

Напомним, что до вступления закона в силу прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов, с иском о признании недействительными сделок, с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной федеральными и региональными органами госвласти, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами. Также прокурор может подать иск об истребовании государственного и муниципального имущества из чужого незаконного владения.

Руководитель арбитражной практики Адвокатского бюро г. Москвы «Халимон и партнеры» Игорь Ершов заметил, что и в итоговой версии поправки не дают разъяснений по ряду серьезных вопросов: «Приведет ли само по себе право прокуроров на подачу исков о признании недействительными сделок, о применении последствий их недействительности и на вступление в процесс к прекращению использования судебной власти в противоправных целях и к повышению качества осуществления судебной власти? Государство не доверяет судебной власти, если желает ввести прокуроров в процессы о признании недействительности и о применении недействительности таких сделок? Насколько соотносятся изменения с существующими механизмами по выявлению и пресечению органами государственной власти противоправной деятельности в данных сферах? Насколько соотносится заявленная цель (предотвращение или борьба с противоправной деятельностью) с тем, что прокуроры будут иметь лишь право, а не обязанность подать иски о признании недействительности и о применении последствий недействительности таких сделок? Если прокуроры будут иметь лишь право на подачу таких исков, то по каким критериям это право будет реализовано?»

Эксперт отметил, что на данный момент безусловно положительно можно оценивать ту часть поправок, которая направлена на предоставление прокурорам возможности вступать в дело банкротстве в случае, если в рамках этого дела затрагиваются жилищные права граждан, в том числе несовершеннолетних. «Но положительная оценка не означает, что эта инициатива надлежащим образом доработана и не имеет недостатков, поскольку предоставление возможности – это право, а не обязанность прокурора, но обращение к проблеме защиты прав граждан необходимо», – прокомментировал он.

Игорь Ершов считает, что дополнение поправок положениями о праве прокуроров вступать в дело для дачи заключения по делам о признании недействительными сделок, совершенных с нарушением законодательства, устанавливающего специальные экономические меры, меры воздействия на недружественные действия иностранных государств, и оспаривать такие сделки – оценивать как юридическую конструкцию нет смысла. По его мнению, такое потенциальное полномочие добавлено в русле текущей государственной политики.

Руководитель практик разрешения споров и международного арбитража, адвокат Артур Зурабян
полагает что по существу основной смысл корректировок закона до его принятия – предоставление прокурору специального права вступать в дело о признании недействительными сделок, совершенных с нарушением законодательства, устанавливающего специальные экономические меры. «В этой связи интересно, почему для дачи заключения по такому довольно специальному вопросу привлекается именно прокурор – с учетом того, что профильным органом по противодействию санкциям является Минфин России в лице Департамента по контролю за внешними ограничениями. Вероятно, было бы логичнее для данной специальной функции по даче заключения предоставить такие права именно специализированному органу, а не прокуратуре, которая призвана надзирать за соблюдением законности в целом», – поделился эксперт.

Артур Зурабян отметил, что полномочие на вступление в дело о банкротстве есть у прокуратуры на основании ранее предоставленных законопроектом и действующим законодателем полномочий. «Законодатель посчитал необходимым специально выделить этот вопрос – очевидно, в целях привлечения к этому особого внимания прокуратуры», – предположил эксперт.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о