Вопросы юристу


При повторном прекращении дела по срокам давности нужно будет вновь получить согласие обвиняемого

Минюст России подготовил поправки в УПК во исполнение майского постановления Конституционного Суда

При повторном прекращении дела по срокам давности нужно будет вновь получить согласие обвиняемого

По мнению одного из адвокатов, поправки не в полной мере учитывают волю КС РФ, и это может породить массу противоречий на практике. Другой считает, что принятие поправок помимо прочего устранит возможности манипулирования статистическими показателями о количестве оконченных уголовных дел. Третий поддержал формулировки проекта, так как они указывают на необходимость обязательного повторного получения согласия на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям во всех случаях после отмены первичного аналогичного решения. Четвертый подчеркнул, что если лицо дало согласие на прекращение уголовного дела, а после отмены вынесенного постановления возразило против прекращения, то уголовное дело должно направляться в суд, чтобы обвиняемый имел право и возможность доказать свою невиновность.

Минюст России представил проект поправок в УПК РФ, регулирующих вопрос прекращения уголовного дела за истечением срока давности, разработанный во исполнение Постановления КС РФ от 19 мая 2022 г. № 20-П.

Напомним, тогда Конституционный Суд, рассмотрев жалобу на п. 3 ч. 1 ст. 24 и ч. 2 ст. 27 УПК РФ, регулирующие вопрос прекращения уголовного дела за истечением срока давности, постановил, что эти нормы не соответствуют Конституции РФ, поскольку позволяют следователю без согласия (при наличии возражений) подозреваемого, обвиняемого вынести постановление о прекращении уголовного преследования в связи с истечением срока давности после того, как вынесенное ранее с согласия подозреваемого постановление о прекращении уголовного преследования по данному основанию было отменено, притом что сам подозреваемый, обвиняемый не инициировал отмену такого постановления либо инициировал, но новое постановление о прекращении уголовного преследования ухудшало бы его положение по сравнению с отмененным.

Во исполнение постановления Минюст России предлагает дополнить ст. 27 УПК РФ частью 2.1 следующего содержания: «Повторное прекращение уголовного преследования ‎по основаниям, указанным в п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. 25.1, 28 и 28.1 настоящего Кодекса, а также п. 3 ч. первой настоящей статьи, после отмены постановления о прекращении уголовного преследования по данным основаниям не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает».

Как отмечается в пояснительной записке, согласно проектируемому положению, повторное прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям после отмены постановления о прекращении уголовного преследования не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. Закрепление общего требования о согласии без установления исключения для случаев, когда отмена первоначального постановления инициирована самим подозреваемым и после нее не выявлено обстоятельств, ухудшающих его положение, отвечает принципу правовой определенности, указали авторы поправок.

Комментируя законопроект, адвокат практики уголовно-правовой защиты бизнеса МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков заметил, что он не в полной мере учитывает позицию КС РФ. «На мой взгляд, законодатель ее деформировал. Ранее в своем постановлении КС отмечал, что при повторном прекращении уголовного дела согласие обвиняемого требуется в двух случаях: обвиняемый не сам инициировал отмену постановления о прекращении уголовного дела; обвиняемый лично инициировал отмену, однако в результате возобновления производства по уголовному делу были выяснены новые обстоятельства, ухудшающие его положение (к примеру, увеличение суммы ущерба). При этом Суд обозначил и третью ситуацию: отмена была также инициирована обвиняемым, но возобновленное производство не привело к получению новых данных об обстоятельствах дела, а также не дало оснований для вынесения иного процессуального решения. В таком случае согласие обвиняемого на прекращение не имеет значения для правоприменителя», – пояснил он.

В свою очередь предлагаемые изменения, заметил эксперт, сводят все три случая в один, не делая никаких различий между ними. «Это отразится на судебной практике не лучшим образом, породив массу противоречий. Так, судьи, толкуя новую норму, могут взять на вооружение позицию КС, разграничивая различные ситуации, однако ничто не помешает при рассмотрении дела формально обращаться к букве закона, сводя все воедино, и во всех случаях требовать учета согласия обвиняемого», – убежден Артем Чекотков.

Адвокат АП Ставропольского края Александр Польченко полагает, что реализованная в проекте закона позиция КС направлена на реальное обеспечение права подозреваемых и обвиняемых на защиту от необоснованного уголовного преследования и реализацию принципа благоприятствования защите. «Кроме того, принятие таких поправок повлечет еще одно положительное, но не вполне очевидное последствие в виде устранения возможности манипулирования органами предварительного следствия и дознания статистическими показателями о количестве оконченных уголовных дел, корректируемыми путем систематических (периодических) отмен каждого предыдущего постановления следователя (дознавателя) о прекращении уголовного дела (преследования) по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, и последующего вынесения повторного аналогичного постановления, но без получения нового согласия подозреваемого (обвиняемого) на вынесение такого решения», – считает он.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Павел Гейко отметил, что законопроект совпадает с его позицией о необходимости обязательного повторного получения согласия от привлекаемого к уголовной ответственности лица на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям во всех случаях после отмены первичного аналогичного решения. «В противном случае это сделало бы невозможным в полной мере воспользоваться правом на защиту от необоснованного оставления лица в состоянии подозрения в совершении им уголовного правонарушения, за которое он не понес наказание не ввиду своей непричастности или иного реабилитирующего основания, а в силу истечения процессуальных сроков на вынесение окончательного решения по делу», – убежден он.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян заметил, что если ранее следователь единожды мог получить согласие обвиняемого на прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, в частности в связи с истечением сроков давности, а в дальнейшем, после отмены этого постановления, получать согласие повторно не требовалось, то сейчас придется получать его заново. «А повторное прекращение уголовного преследования не допускается, если не выяснено согласие обвиняемого. Тем самым обеспечиваются процессуальные гарантии лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Такие ситуации в практике могут возникнуть тогда, когда сам обвиняемый вначале дал такое согласие, а в дальнейшем начинает обжаловать вынесенное постановление о нереабилитирующем прекращении. По смыслу ч. 2.1 ст. 27 УПК если лицо дало согласие на прекращение, а после отмены вынесенного постановления и в ходе расследования возразило против прекращения, то уголовное дело должно направляться в суд, чтобы обвиняемый имел право и возможность доказать свою невиновность», – указал он.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о