Вопросы юристу


Прекращен статус адвоката, который более трех лет не был включен в реестр адвокатов какого-либо субъекта РФ

Как указал Совет АП г. Москвы, адвокат, исключившийся из этой палаты, долгое время не уведомлял об изменении членства совет АП, членом которой он намеревался стать, что свидетельствует об очевидном пренебрежении им требованиями законодательства и КПЭА

Прекращен статус адвоката, который более трех лет не был включен в реестр адвокатов какого-либо субъекта РФ

Один из экспертов «АГ» отметил, что в рассматриваемом случае адвокатом создана ситуация, при которой он на долгий срок перестал быть членом конкретной адвокатской палаты субъекта РФ, но сохранял все права адвоката, что может привести к подрыву доверия к адвокатской корпорации со стороны граждан. Другой считает, что если адвокат занимался в указанный период адвокатской деятельностью, то существуют реальные опасения относительно законности принятых с его участием судебных решений и процессуальных действий.

Совет АП г. Москвы опубликовал решение
о прекращении статуса адвоката, который после исключения сведений о нем из реестра адвокатов г. Москвы несколько лет не уведомлял об изменении членства совет адвокатской палаты субъекта РФ, членом которой он намеревался стать.

19 мая 2005 г. Совет АП г. Москвы вынес решение о принятии адвоката Т. в палату в связи с изменением членства. Ранее сведения о нем были исключены из реестра Ч. Республики.

8 июля 2019 г. адвокат Т. подал в совет палаты заявление о принятии им решения об изменении членства в АП г. Москвы вновь на членство в АП Ч. Республики. В связи с этим 25 июля того же года он был исключен из членов АП г. Москвы, о чем было уведомлено ГУ Минюста России по Москве. 14 августа ведомство исключило сведения об адвокате Т. из Реестра адвокатов г. Москвы.

В мае 2022 г. ГУ Минюста России по Москве направило в АП г. Москвы представление, в котором было указано, что информационная система МЮ «Учет адвокатов» не содержит данных о том, что Т. является членом АП Ч. Республики либо адвокатской палаты другого субъекта РФ и до настоящего времени он не внесен в какой-либо реестр адвокатов. Таким образом, адвокат Т. в нарушение п. 5 и 6 ст. 15 Закона об адвокатуре в месячный срок со дня исключения сведений о нем из регионального реестра не уведомил об этом совет адвокатской палаты, членом которой он намерен стать, а также не уведомил в трехмесячный срок совет адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования.

В связи с этим в действиях адвоката Т., по мнению ГУ Минюста России по Москве, содержится длящееся нарушение требований законодательства, установленных подп. 4 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 13, п. 5 и 6 ст. 15, п. 7 ст. 35 Закона об адвокатуре; п. 2 Порядка
изменения адвокатом членства в адвокатской палате одного субъекта на членство в адвокатской палате другого субъекта РФ.

После ознакомления с представлением адвокат Т. сообщил АП г. Москвы о том, что он с внесенным представлением согласен, и просил прекратить его статус адвоката.

Оценивая установленные обстоятельства, Квалификационная комиссия АП г. Москвы указала, что адвокат может одновременно являться членом адвокатской палаты только одного субъекта РФ, сведения о нем вносятся только в один региональный реестр. Она пояснила, что в соответствии с п. 5 ст. 15 Закона об адвокатуре адвокат, принявший решение об изменении членства в адвокатской палате одного субъекта на членство в адвокатской палате другого субъекта РФ, должен уведомить об этом заказным письмом совет адвокатской палаты субъекта РФ, членом которой он является.

В заключении отмечалось, что территориальный орган юстиции исключает сведения об адвокате из регионального реестра не позднее чем через месяц со дня получения уведомления совета. При этом адвокат обязан сдать свое удостоверение в территориальный орган юстиции. Взамен сданного адвокатом удостоверения территориальный орган юстиции выдает адвокату документ, подтверждающий статус адвоката. В данном документе указываются дата внесения сведений об адвокате в региональный реестр и дата исключения сведений об адвокате из регионального реестра. Адвокат в месячный срок со дня исключения сведений о нем из регионального реестра заказным письмом обязан уведомить об этом совет адвокатской палаты субъекта РФ, членом которой он намерен стать (абз. 1 п. 5 Порядка). Далее совет АП соответствующего субъекта РФ в месячный срок со дня получения от адвоката указанного уведомления проверяет сведения об адвокате и выносит решение о его приеме в члены палаты. Об этом решении совет уведомляет территориальный орган юстиции и адвоката в десятидневный срок со дня его принятия, после чего в месячный срок сведения об адвокате вносятся в региональный реестр, а ему выдается новое удостоверение.

Кроме того, Квалифкомиссия обратила внимание, что п. 6 ст. 15 Закона об адвокатуре устанавливает, что адвокат после изменения им членства в адвокатской палате обязан уведомить совет адвокатской палаты, членом которой он стал, об избранной им форме адвокатского образования в трехмесячный срок со дня внесения сведений о нем в региональный реестр в связи с изменением членства.

Комиссия отметила: статус адвоката и членство в адвокатской палате являются непрерывными, за исключением случаев, предусмотренных законом. Изменение членства в адвокатской палате представляет собой единую процедуру, которая инициируется направляемым адвокатом уведомлением и завершается вынесением решения совета о принятии в члены адвокатской палаты по месту регистрации, уточнила комиссия.

В заключении указывалось, что после издания территориальным органом юстиции распоряжения об исключении сведений об адвокате Т. из Реестра адвокатов г. Москвы адвокат Т. вплоть до настоящего времени не исполнил обязанность уведомить совет адвокатской палаты субъекта РФ, членом которой он намеревался стать, о принятом им решении. Поясняется, что наличие в действиях (бездействии) адвоката Т. нарушения свидетельствует о распространении на него дисциплинарной юрисдикции органов АП г. Москвы, поскольку членом адвокатской палаты иного субъекта РФ Т. так и не стал.

Таким образом, 22 июня Квалификационная комиссия пришла к выводу о том, что адвокатом Т. допущено неисполнение взаимосвязанных положений подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре и абз. 1 п. 5 Порядка изменения адвокатом членства в адвокатской палате. Вместе с тем Комиссия не усмотрела оснований для вывода о нарушении адвокатом Т. требований п. 6 ст. 15 Закона об адвокатуре, поскольку вследствие невнесения сведений о нем в региональный реестр в связи с изменением членства палаты у него не возникло обязанности по уведомлению совета адвокатской палаты, членом которой он стал, об избранной им форме адвокатского образования.

Рассмотрев и обсудив материалы дисциплинарного производства, Совет АП г. Москвы в полной мере согласился с выводами Квалифкомиссии, отметив, что они основаны на правильно и полно установленных фактических обстоятельствах. Определяя меру дисциплинарной ответственности адвоката Т. за совершенное дисциплинарное нарушение, Совет принял во внимание его умышленный, грубый и длительный характер, что свидетельствует об очевидном пренебрежении адвокатом Т. требованиями законодательства, КПЭА, а также решений, принятых органами адвокатского самоуправления в пределах их компетенции.

Таким образом, учитывая эти обстоятельства, а также длительную утрату адвокатом Т. связи с адвокатским сообществом, Совет посчитал необходимым применить к адвокату Т. меру дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката за неисполнение взаимосвязанных положений подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре и абз. 1 п. 5 Порядка. Совет определил, что по истечении года Т. может быть допущен к сдаче квалификационного экзамена.

Адвокат АП Краснодарского края, к.ю.н. Сергей Филимонов отметил, что решение Совета АП г. Москвы является актуальным, поскольку проблема длительного нарушения положений об обязанности адвокатом в месячный срок со дня исключения сведений о нем из регионального реестра уведомить об этом совет адвокатской палаты субъекта РФ, членом которой он намерен стать, в действительности имеется. «В рассматриваемом случае после исключения сведений об адвокате из Реестра адвокатов г. Москвы он не исполнил эту обязанность. При этом обращает на себя внимание тот факт, что каких-либо уважительных причин, в связи с которыми это нарушение было допущено, адвокат не приводит, то есть нарушение носит умышленный характер и требует принятия жестких мер дисциплинарной ответственности, – заметил эксперт. – В данном случае этим нарушением адвокатом создана ситуация, при которой он на долгий срок перестает быть членом конкретной адвокатской палаты субъекта РФ, но сохраняет все права адвоката. Это в конечном итоге может привести к подрыву доверия к адвокатской корпорации со стороны доверителей в связи с неопределенностью в членстве адвоката в палате субъекта РФ».

По его мнению, в данном случае адвокат в действительности допустил грубое нарушение, и совет АП обоснованно указал на тот факт, что имеет место очевидное пренебрежение им требованиями законодательства, КПЭА, а также решений, принятых органами адвокатского самоуправления в пределах их компетенции. «Думаю, что такое решение о применении к адвокату меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса послужит правильным ответом на поступившие в адрес нашей корпорации вызовы. В последующем к своевременному исполнению важной обязанности адвоката об уведомлении совета адвокатской палаты субъекта РФ, членом которой он намерен стать, адвокаты будут относиться более ответственно, что приведет к укреплению доверия к адвокатуре со стороны граждан», – прокомментировал Сергей Филимонов.

Председатель коллегии адвокатов «Защита» Юрий Хапалюк подчеркнул, что 8 июня 2022 г. Советом ФПА было утверждено Разъяснение
о статусе адвоката, не завершившего процедуру изменения членства в адвокатской палате субъекта РФ, которое, по его мнению, устраняет неопределенность в вопросе о том, к юрисдикции какой палаты относится принятие решений, связанных с адвокатом, начавшим, но не закончившим процедуру перехода из одной адвокатской палаты в другую. «Комментируя разъяснение, я отмечал, что оно вряд ли будет применимо к большинству адвокатов, для которых данная процедура ясна и очевидна, однако сам факт того, что Совету ФПА пришлось принимать данное разъяснение, свидетельствует о том, что проблема все-таки актуальна. И подтверждением тому служит рассматриваемое решение Совета АП г. Москвы, который вынужден был прекратить статус адвоката, с июля 2019 г. существовавшего вне адвокатской палаты», – поделился Юрий Хапалюк.

Он обратил внимание, что отсутствуют сведения о том, занимался ли данный адвокат в указанный период адвокатской деятельностью, и если занимался, – то каким образом это ему удавалось. Однако Юрий Хапалюк подчеркнул, что если этот факт имел место, то существуют реальные опасения относительно законности принятых с его участием судебных решений и процессуальных действий. Кроме того, в данном случае могли пострадать интересы не только правосудия, но и конкретных доверителей, добавил адвокат.

Юрий Хапалюк считает показательным, что сам адвокат сообщил АП г. Москвы о том, что он согласен с внесенным в отношении него представлением, и сам просил прекратить свой статус адвоката. Открытым остается вопрос, что мешало ему направить заявление об этом раньше, выразил мнение адвокат. «Безусловно, я поддерживаю и решение Совета АПГМ о прекращении статуса данного адвоката, и мотивировку данного решения, так как также считаю подобное поведение недопустимым для действующего адвоката», – резюмировал он.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о