Вопросы юристу


Оправдательный приговор мужчине, обвинявшемуся в смерти соседа, устоял в апелляции

Апелляционный суд отметил, что в ходе судебного следствия в присутствии присяжных исследовались только те фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается присяжными в соответствии с их полномочиями

Оправдательный приговор мужчине, обвинявшемуся в смерти соседа, устоял в апелляции

В комментарии «АГ» защитник оправданного предположил, что оправдательный приговор был оставлен в силе апелляцией по причине изменения судебного подхода к необходимой обороне.

12 апреля Волгоградский областной суд вынес апелляционное определение (есть у «АГ»), которым оставлен в силе оправдательный приговор гражданину, обвинявшемуся в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

Напомним, вечером 9 августа 2020 г. Владимир Сильчев был в гостях у Владимира Коваленко, с которым они распивали спиртное. В какой-то момент между мужчинами произошла ссора, перешедшая в потасовку: Коваленко оскорбил Сильчева и толкнул в грудь, а тот неоднократно ударил обидчика в ответ. После этого, по версии следствия, Сильчев направился к себе домой, но во дворе дома Коваленко услышал, что тот идет за ним. Тогда, по мнению правоохранителей, Владимир Сильчев схватил лежащую на земле косу и ударил ею соседа, ранив в плечо. Через непродолжительное время потерпевший скончался от полученной травмы на фоне обильной кровопотери и гиповолемического шока.

В материалах уголовного дела имелась явка с повинной, где Владимир Сильчев рассказал о деталях случившегося. По его словам, потерпевший замахнулся на него предметом, похожим на цепь, и он, обороняясь, ударил его подобранной с земли косой. Мужчине были предъявлены обвинения по ч. 4 ст. 111 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, – и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Дело рассматривалось в Дубовском районном суде Волгоградской области с участием присяжных. Адвокат АП Волгоградской области Владимир Быстров был назначен судом в качестве защитника. В ходе судебного разбирательства подсудимый не признал вину и сообщил суду, что не хотел причинять смерть соседу. По словам обвиняемого, когда он вышел во двор дома, Коваленко, который шел следом, замахнулся на него каким-то лязгающим предметом. Тогда, по словам Владимира Сильчева, он схватил в темноте первый попавшийся под руку предмет, чтобы отразить удар, и махнул им в сторону потерпевшего. Далее, со слов подсудимого, он пошел с косой к себе домой, а сосед вернулся к себе.

Во время судебного разбирательства прокуратура обратилась в суд с заявлением (есть у «АГ») о переквалификации обвинения на ч. 1 ст. 114 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны). По мнению обвинения, в момент инцидента Коваленко замахнулся на Сильчева рукой, а тот схватил косу и ударил его ею со значительной силой, не соизмерив характер опасности, угрожавшей ему вследствие посягательства потерпевшего, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обвиняемого, либо непосредственной угрозой применения такого насилия. В связи с этим мера пресечения обвиняемому была заменена подпиской о невыезде и надлежащем поведении.

27 октября 2021 г. в вопросном листе (имеется в редакции) присяжные единогласно сочли доказанным факт нанесения удара косой в область тела Владимира Коваленко, от которого наступила его смерть. При этом присяжные единодушно назвали недоказанным факт того, что подсудимый в ходе конфликта с соседом, после того как тот замахнулся на него левой рукой, переоценив реальную угрозу своей жизни и здоровью, нанес смертельный удар потерпевшему косой. В связи с этим суд оправдал обвиняемого за отсутствием в его действиях состава преступления, с правом на реабилитацию.

В апелляционном представлении (есть у «АГ») прокуратура посчитала, что присяжные дали противоречивые ответы на поставленные перед ними вопросы, в связи с чем вердикт нельзя признать ясным и позволяющим суду постановить приговор. «При таких обстоятельствах председательствующему судье надлежало дать присяжным заседателям соответствующие разъяснения и предложить им удалиться в совещательную комнату для принятия вердикта», – отмечалось в документе.

Прокуратура добавила, что сторона защиты систематически в присутствии присяжных допускала высказывания, касающиеся вопросов, находящихся за пределами их компетенции, что не могло не оказать на них незаконное воздействие и не повлиять на формирование мнения по уголовному делу. Прокуратура также отметила, что защитник доводил до сведения присяжных данные о личности покойного как лица, склонного к агрессии, и о семейном положении подсудимого, высказывал свое отношение к предъявленному обвинению и ставил под сомнение допустимость исследованных в судебном заседании доказательств.

По мнению гособвинения, в нарушение требований ч. 4 ст. 327 УПК РФ в представленных сторонам списках кандидатов в присяжные отсутствовали сведения об их возрасте, образовании, социальном статусе, что не позволило стороне обвинения в полной мере воспользоваться правом мотивированного и немотивированного отвода. В нарушение ч. 1 ст. 330 УПК вопрос о тенденциозности коллегии присяжных заседателей был рассмотрен после принятия ими присяги.

В своих возражениях на доводы прокуратуры (имеются у редакции) Владимир Быстров, в частности, отметил, что не давал негативную характеристику потерпевшему, которого гособвинитель в ходе судебного разбирательства по делу сам называл инициатором ссоры, а всего лишь оценивал его поведение. По словам защитника, он не оспаривал имеющиеся в деле доказательства, а делал на их основе отличные от версии гособвинения выводы. Адвокат добавил, что поставленные перед присяжными вопросы были заданы в понятной формулировке, предусматривающей как положительный, так и отрицательный ответ. В возражениях также подчеркивалось, что УПК не предусматривает фиксацию в процессуальных документах процедуры отбора кандидатов в присяжные. Кроме того, закон не запрещает сторонам и судье присутствовать при отборе присяжных, проводимом секретарем судебного заседания или помощником судьи, однако таких ходатайств прокурор не заявил.

Оправдательный приговор был также обжалован гражданкой Т., являющейся потерпевшей по уголовному делу. В свою очередь Владимир Быстров направил жалобу на постановление суда об ограничении времени ознакомления с протоколом судебного заседания со ссылкой на то, что этот документ был вынесен председательствующим судьей в то время, когда он находился в отпуске, т.е. незаконным составом суда. В своей жалобе защитник не согласился с изготовлением протокола судебного заседания по частям и отметил, что ознакомление с таким документом требует большего времени, нежели один день. По словам защитника, он был лишен возможности ознакомиться с протоколом судебного заседания 25 ноября 2021 г., поскольку был занят в других процессах.

12 апреля Волгоградский областной суд вынес апелляционное определение, которым оставил в силе оправдательный приговор первой инстанции. При этом суд согласился с выводом первой инстанции о необходимости ограничения ознакомления защитника с протоколом и аудиопротоколом судебного заседания до одного дня (25 ноября 2021 г.), при этом отметив, что изготовление протокола по частям соответствует требованиям п. 6 ст. 259 УПК.

В апелляционном определении также отмечено, что вердикт коллегии присяжных основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт отвечают требованиям УПК. «Списки кандидатов в присяжные заседатели полностью соответствовали требованиям ч. 4 ст. 327 УПК РФ. Необходимость указания иных сведений, на которые ссылается прокурор в апелляционном представлении, закон не содержит. В связи с этим сторона обвинения не была лишена возможности в полной мере воспользоваться правом мотивированного и немотивированного отвода. Вопреки утверждениям прокурора вопрос о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей в соответствии с ч. 1 ст. 330 УПК РФ рассмотрен до принятия присяжными заседателями присяги, что подтверждается протоколом судебного заседания», – подчеркнула апелляция.

Областной суд добавил, что в ходе судебного следствия в присутствии присяжных исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными в соответствии с их полномочиями. «Председательствующим приняты все предусмотренные УПК РФ меры для объективного рассмотрения дела. Ссылки прокурора на отдельные моменты выступления защитника Владимира Быстрова несостоятельны, поскольку они не могут быть расценены как незаконное воздействие на присяжных, повлиявшее на содержание их ответов на поставленные перед ними вопросы. Вопреки доводам, изложенным в апелляционном представлении, каких-либо противоречий в ответах присяжных на вопросы 1 и 2 вопросного листа не имеется», – счел апелляционный суд. В определении также констатируется, что отсутствие в ответах на вопросы 3, 4 вопросного листа указания «Нет ответа» не является основанием для вывода о неполноте или противоречивости вердикта и не служит препятствием для постановки на его основе приговора. В свою очередь, резолютивная часть приговора, среди прочего, содержит основание оправдания подсудимого, что соответствует ст. 306 УПК.

В комментарии «АГ» Владимир Быстров предположил, что оправдательный приговор был оставлен в силе апелляцией по причине изменения судебного подхода к необходимой обороне. «В суде первой инстанции предельно ясно было установлено, что потерпевший угрожал подсудимому убийством, гнался за ним, замахнулся топором. Кроме того, я не давал процессуального повода апелляционной инстанции для безусловной отмены оправдательного приговора. При этом я проследил, чтобы протокол судебного заседания полностью соответствовал ходу процесса и не имел искажений: подавал замечания, изучал аудиопротокол, что впоследствии использовалось для подачи возражения на апелляционное представление, в котором не имелось никаких существенных фактов о нарушениях. Никакие права обвинения нарушены не были. Соответственно, апелляция правильно отвергла все надуманные стороной обвинения нарушения», – резюмировал защитник.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о